Ещё

У каждой болезни свой герой 

У каждой болезни свой герой
Фото: Индикатор
Суровая энциклопедия для выпускников медицинского вуза, набор сухих биографических справок, цельное повествование, объединенное общим сюжетом, сборник анекдотов из жизней знаменитых медиков и больных — все это не «Вообще чума». Что же это за книга, рассказывает Indicator.Ru.
У каждой болезни свой герой. На самом деле, чаще всего, не один. Кто-то описал ее впервые давным-давно, кто-то распознал причину, кто-то — нашел лекарство. Почти не бывает случаев, чтобы все это сделал один человек. Среди редких исключений — синдромы Лея и Ангельмана (правда, лечить их до сих пор не умеют).
Хотя в книге описано целых 22 патологии, «Вообще чума» не даст простора для фантазии ипохондрика: это книга об истории болезней, а не об историях болезней. Несмотря на «жизнерадостного» чумного доктора на обложке, вы не найдете в ней подробных и красноречивых описаний того, как пациенты страдают и умирают в муках. Есть, безусловно, упоминания самых знаменитых больных, особенно если благодаря им о редкой патологии узнал весь мир. Повествование о боковом амиотрофическом склерозе действительно было бы неполным без  и , да и заподозрить у Паганини синдром Марфана или представлять, как один из героев книги мог бы обследовать , если бы знаменитый шпион существовал в реальности, тоже бывает очень заманчиво.
Вместо этого вы встретите биографии множества ученых и врачей, которые — каждый по-своему — боролись с известными болезнями. Их действительно много, и если вы хотите вынести из книги как можно больше — фамилии, даты жизни и достижения, вероятно, придется выписывать, так как запомнить такой массив информации и вереницу имен непросто. Например, в главе о той самой пресловутой чуме подробно рассказывается о пяти ученых, имеющих отношение к исследованию причин болезни и способов ее распространения, а также к созданию вакцины.
Не забыть о «пройденном материале» и не потеряться в обилии участников этой историко-медицинской эпопеи помогают частые упоминания героев других глав (чувствуется онлайн-первоисточник — наверное, когда-то там были гиперссылки). Все-таки раньше специализация была не такой глубокой, и ученые редко посвящали всю свою жизнь исследованию одной-единственной болезни, поэтому успевали оставить свой след в нескольких областях.
Читая «Вообще чуму», не перестаешь удивляться, как сильно личность человека, его качества и характеристики влияют на историю: что бы мы делали без путешественника-авантюриста Александра Йерсена, без земледельца Зельмана Ваксмана, чья микробиологическая карьера выросла из семейной любви к земле, без наблюдательного Джеймса Паркинсона, на склоне лет забросившего памфлеты и написавшего лишь одну действительно знаменитую медицинскую работу — зато какую! Без влияния одного из «отцов неврологии» Шарко и целой плеяды его знаменитых учеников неврология и медицина в целом была бы совсем другой. Гарри Ангельману, наоборот, помогла случайность: ему удалось собрать воедино признаки болезни, которая получила его имя, после поездки в Италию, где он увидел картину Джованни Карото. А сколько теорий поддержал авторитет Коха? Не меньше, чем задавил — в зависимости от того, был ли великий ученый с их авторами согласен.
Благодаря этим историям и отношению к героям как к старым знакомым, «Вообще чума» местами читается как приключенческий роман, хотя по количеству персонажей разной степени значимости она не уступит «Войне и миру» (остается лишь воображать, сколько осталось за кадром). И да, наверное, я немного покривила душой, сказав, что повествование непоследовательно. Если сделать главным героем медицину или науку, сведения о прошлом и о развитии которой собираешь по частям, как мозаику, общий костяк событий обрастает новыми и новыми подробностями, дополняя друг друга. Однако начинать читать можно с любой главы и в любом порядке: история о каждом заболевании самодостаточна, и целостность картины не пострадает.
В книге нет слишком сложных медицинских подробностей: все термины в ней расшифрованы в паре слов. Даже если вы не знаете биологию, медицину, химию, все ремарки и ассоциации, которые должны возникать в вашей голове, авторы привели сами. Если же вас заинтересовали первоисточники (первые публикации о какой-либо болезни, сведения о биографии ученого, современные научные статьи о генетических предпосылках той или иной патологии), то все они приведены в конце каждой главы. Встречаются, кстати, и библиографические редкости — дотошные авторы постарались во всем «дойти до самой сути», раскапывая нужные факты в английских, немецких, французских (и не только) источниках.
Поэтому если вас раздражает «не тот» Беринг в учебнике географии, если вам не дает покоя путаница с двумя волчанками или смущают попытки объяснить легенды о графе Дракуле диагнозом «порфирия», ваше занудство будет удовлетворено в полной мере. Наверное, немало этому поспособствовало прошлое и настоящее одного из авторов в «Что? Где? Когда?» — там и эрудиция, и примечания к примечаниям к примечаниям.
Исторический уклон книги не делает ее несовременной или чересчур специализированной — авторы вспоминают серии из «Доктора Хауса», шутят про героев Булгакова, цитируют Стендаля, Пушкина и Лермонтова. Поскольку идея книги выросла из блога в «Живом журнале» — med_history, стиль ее напоминает времена ЖЖшного расцвета, когда эта платформа для блогов была на пике своей популярности.
Без баек читатель тоже не останется: встретит он и исторические курьезы, и разобранные по косточкам факты и «городские легенды», и забавные случаи из реальной практики знакомых врачей. Глава о синдроме Жильбера (осторожно, спойлер) заканчивается историей дамы, которая уверяла, что патологий ни от каких Жильберов унаследовать ее сын не мог, и даже «подала исковое заявление, в котором указала, что она, такая-то такая-то, во Франции никогда не была (документы прилагаются), ни с каким Жильбером в интимную связь не вступала (честное благородное слово прилагается), поэтому и у ее мальчика никакой болезни всякого там Жильбера и вообще никакого француза быть не может».
Особое внимание «Вообще чума» уделяет двум вещам: неврологическим патологиям и Нобелевским премиям. Любовь к обеим темам объясняется личными пристрастиями и профессиональной спецификой авторов. Как они сами признаются во введении, на выбор болезней повлияла неврологическая профдеформация. А на комментарии о том, кто получил очередного «Нобеля», кто заслужил, но не получил, и сколько раз они номинировались, заметный отпечаток наложила серия статей на эту тему: ведет рубрику «Как получить Нобелевку» практически бессменно, а Анна Хоружая тоже написала для нее несколько текстов.
Напоследок — пару слов об оформлении. Приятная особенность книг серии «Научпоп Рунета» — штангенциркули, глобусы, колбы и пробирки, штативы с лапками и другие инструменты и приборы, нарисованные по краю страниц. К содержанию этих самых страниц такой занимательный узор обычно никакого отношения не имеет, зато красиво.
Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс. Новостей и читайте нас чаще.
Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.
Подпольный миллионер запугивает новоселов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео