Капитан «Ростова» о своих удалениях, завершении карьеры и работе с Карпиным

Вратарь ЦСКА получил красную карточку в матче с из-за того, что игроки российских клубов не привыкли к строгому судейству европейских арбитров. Об этом в интервью RT заявил один из самых часто удаляемых игроков РПЛ . Капитан «Ростова» дал оценку работе и пояснил, какие цели ставит команда в нынешнем сезоне. Полузащитник также пожалел о недостаточном внимании к развитию футбола в и признался, что после окончания карьеры намерен остаться в городе на .
«Саня, не надо! Не лезь, все знают, как ты можешь Сами разберёмся!»
— Вас ни разу не удаляли, начиная с сезона-2016/17. Что случилось, вам надоел статус одного из самых недисциплинированных игроков РПЛ?
— Интересный вопрос (смеётся). Не то, чтобы надоел. Просто пересмотрел свои игры и проанализировал все ненужные красные карточки. Многие из них были абсолютно лишними. С тех пор стал действовать сдержаннее, осторожнее относиться к судьям. Теперь, чтобы они меньше ругались на меня и применяли санкции, разговариваю исключительно красиво и интеллигентно.
— Выходит, вы провели серьёзную работу над собой
— Наверное. Кроме того, в этом приняли активное участие мои близкие и друзья. Они просто сказали в какой-то момент: «Да оставь ты их всех в покое. У тебя своя работа, у них своя. Не провоцируй, пускай каждый занимается своим делом».
— Вы помните все свои удаления?
— Нет. Но самые яркие остаются в памяти. Очень запомнилась красная в матче с «Анжи» (15-й тур РФПЛ в сезоне 2016/17. — RT), мяч отскочил случайно, я хотел выбить его, а тут подбородок этого парня, , удар в итоге был сильным, у него зубы вылетели Скажем так, произошло небольшое несчастье. Хорошо, что других неприятных последствий для его здоровья не последовало.
— Тяжело себя сдерживать?
— Сложно, конечно. Но я стараюсь. Не влезаю во всякие заварушки на поле, лишний раз не обращаюсь к арбитру. Плюс большую роль в моём перевоспитании играют партнёры по команде, иной раз прямо на поле сдерживают меня: «Саня, не надо! Не лезь, все знают, как ты можешь Сами разберёмся!».
— Всё чаще в футбольном сообществе слышны призывы запретить критику судейского корпуса. Вратарь московского заявил, что разговоры об ошибках судей — это проявление слабости. Согласны с ним?
— В целом, да. После драки кулаками не машут. Обсуждать что-то после матча абсолютно бессмысленно. Наверное, всем нам надо чаще вспоминать о том, что судьи тоже люди и могут ошибаться. Но подчеркну, это мы говорим о событиях после игры. Во время самого матча, когда эмоции на пределе сдержаться практически невозможно.
— Удаление Игоря Акинфеева в матче с «Реалом» видели?
— Конечно!
— Это те самые эмоции на пределе, которые никак не сдержать?
— Именно. Плюс сработал ещё один фактор. Понимаете, в игрокам некоторых команд дозволено вести себя, скажем так, иначе чем другим. А потом происходят подобные ситуации, ведь европейский судейский корпус работает жёстко и точно накажет за то, что могут простить в РПЛ. Я это всё ощущал и на себе, когда «Ростов» играл в Лиги чемпионов и Лиге Европы — получаешь жёлтую за первый же серьёзный фол, у нас же это обычно происходит только после нескольких предупреждений.
— А как вы относитесь к системе VAR, которая призвана помочь решить проблемы в спорных ситуациях, в том числе и с нарушениями?
— С одной стороны это хорошая вещь, с другой — есть опасения, что паузы на видеоповторы негативно скажутся на футболе. На мой взгляд, перед внедрением системы нужно проработать жёсткий регламент, чтобы было как в теннисе. Например, команда и арбитр не могут требовать повтора больше, чем три раза за матч. Нельзя же по сто раз бегать и смотреть запись
«Сезон закончится, вот тогда и посчитаем, кто на сколько наиграл»
— Валерий Карпин у многих вызывает неоднозначные впечатления на посту главного тренера. Каким находите его вы спустя полгода после назначения?
— Если честно, я не вижу какой-то колоссально разницы и изменений в его характере и поведении. Он нравится мне как тренер. Хорошо выполняет свою работу и главное, знает, как найти подход к каждому из ребят.
— Раз в ничего не изменилось, то, что изменилось в команде с его приходом?
— Мы стали дружнее. Скажу даже громче, стали семьёй. Понятное дело, что с ходу такого микроклимата не добиться ни одному специалисту. Нужно было время понять друг друга, втянуться.
— А какие мысли присутствовали, когда его назначили?
— Честно? Даже не помню. Просто у нас так часто менялись тренеры, что очередное назначение уже воспринималось спокойно. Точно знал, что он хороший специалист, успешно работал в «Спартаке», да и футболистом был отменным.
— А как вы обращаетесь к наставнику? У вас незначительная разница в возрасте, сложно поверить, что кричите ему «Валерий Георгиевич »
— У нас уважительные отношения, так что зову его «Георгич». Правда, не вся команда может позволить себе это. Другие называют тренер, некоторые ребята обращаются официально «Валерий Георгиевич».
— Кстати, когда Карпин принял «Ростов» на вопрос журналистов «Что пожелаете болельщикам — верить в Валеру?» тренер ответил: «Надо не в меня верить, а болеть за «Ростов». А вы в Валеру верите?
— Я верю в «Ростов» как в клуб. Это не только футболисты и тренеры, это люди, труд которых сложно переоценить.
Они помогают нам, оставаясь за камерами. Готовят, стирают, кормят, убирают, носятся с документами. Вот, что для меня значит вера в «Ростов». Мы единое целое со всем коллективом и каждый вкладывает частичку себя в общую победу.
— Вас не задевает, что несмотря на удачный старт «Ростова» и яркие победы недавнего прошлого, многие воспринимают нахождение вашего клуба в группе лидеров как сенсацию?
— Карпин посоветовал команде вообще не заглядывать в турнирную таблицу. У нас есть чёткая задача — добиваться победы в каждом матче и не терять очки, поступательно поднимаясь наверх. Сезон закончится, вот тогда и посчитаем, кто на сколько наиграл.
— То есть, обиды нет?
— У меня точно нет. Я не читаю, что пишут. Да и зачем? Вот знаю, что сейчас нам предстоит сыграть с «Локомотивом», разбираем соперника, изучили их сильные и слабые стороны, знаем как играть против них. Теперь задача выйти на поле и отдать все силы. Но и этого недостаточно, ведь футбол вещь непредсказуемая. Можно плохо играть и выиграть, а можно блистать, но при этом потерять очки.
— Новая арена и колоссальная поддержка зрителей — дополнительный стимул играть на разрыв аорты и продолжать карьеру?
— Конечно, это очень мотивирует. Когда выходишь на поле такого стадиона, чувствуешь и понимаешь, что за тебя и за тобой весь Ростов — нельзя сыграть без души. Болельщики всегда были с нами, но сейчас их ещё больше, радует посещаемость стадиона, да и в целом, атмосфера такая, что хочется дарить людям и городу только положительные эмоции.
— А в целом, вам, как футболисту, отыгравшему всю сознательную карьеру в России, насколько приятнее стало выходить на футбольные поля новых стадионов?
— Безусловно, новые стадионы и проведение ЧМ многое изменило. Но, на мой взгляд, здесь самое главное не арены с хорошими полями, а отношение людей к футболу. Россия повернулась к игре — люди стали ходить на стадионы, позитивно относится к ней.
«Личная цель — это 300 матчей за «Ростов»»
— В текущем сезоне вы провели на поле все игры без замен
— Да, провёл. Но теперь эту статистику испорчу, ведь не сыграю с «Локомотивом» из-за перебора жёлтых карточек.
— И всё же. Показатели, для 34-летнего игрока внушительные. Вы никогда всерьёз не говорили о завершении карьеры. При Калачёве, которому уже 37, стыдно?
— Нет, не стыдно (смеётся). На самом деле всё просто. Я выкладываюсь на всех тренировках и после грамотно восстанавливаюсь, так что сил играть ещё хватает. Плюс внимательно слушаю всё, что говорит мне тренер. Сейчас так, а что будет дальше не знаю. Не люблю загадывать. Есть текущий чемпионат, его надо провести достойно, дальше посмотрим.
— Но вы ставите перед собой какую-то цель?
— Личная цель — это 300 матчей за «Ростов» (В активе Гацкана 295 игр за клуб. — RT). Достигнем, а потом поставим другую.
— Можете назвать самые яркие эмоции, связанные с «Ростовом»?
— Конечно, это то счастье, которое все мы испытали после победы над «Баварией» в Лиге чемпионов. После неё ещё пару месяцев была эйфория.
— Думаете, в вашей карьере ещё произойдёт событие, которое сможет превзойти тот исторический матч?
— Хотелось бы верить в это. Например, в этом году, мы точно будем счастливы, если снова пробьёмся в Лигу чемпионов.
— В вашей команде столь же выносливы только и Сверрир Ингансон. Как такое возможно? Они холодные, расчётливые парни, у вас, напротив, южный темперамент.
— А чем мы молдаване хуже исландцев? В корне не согласен. Да, темперамент у нас может быть и разный, но характер схожий. В его основу вложены трудолюбие и упорство. Так что я бы наоборот сказал, что нас этими ребятами многое объединяет.
— Кстати, как вы взаимодействуете с вашими многочисленными «викингами»? На каком языке общаетесь?
— Они все хорошие и адекватные парни. Я бы даже сказал, что мы стали друзьями. Языковых барьеров тоже нет. Ребята уже начали понимать по-русски, мы подучиваем английский. В общем, проблем с пониманием друг друга у нас точно не возникает.
— Пытаетесь ли как-то приобщить их к своей культуре? Может вино молдавское привозили?
— А давайте это останется моим маленьким секретом?!
— В таком случае, кто чаще всех из команды просит вас вернуться с родины с гостинцами?
— Знаете, а из команды таких заказов и не поступает. Чаще просят друзья, которые к футболу не имеют никакого отношения.
«Футбол в Молдавии деградирует»
— Сборная Молдавии не пропускает в трёх последних матчах Лиги наций и всё ещё сохраняет шансы на победу в группе. Оцените игру вашей национальной команды?
— Я недоволен. Мы начали плохо, проиграли Люксембургу на выезде — матч который должны были выиграть, затем не смогли обыграть белорусов. Победа над Сан-Марино не сильно улучшила настроение. Гипотетически шансы пройти дальше, конечно, есть, но на деле они призрачны. Не думаю, что в следующем туре Белоруссия оступится в матче с Люксембургом.
— С турнирную ситуация обсуждаете?
— Немного. У них ситуация лучше. Всё в их руках и голове, шансы не просто выйти дальше, но и сделать это с первого места — отличные.
— В каком состоянии вообще находится молдавский футбол прямо сейчас?
— Честно? Он, мягко говоря, не развивается, а скорее деградирует.
Поля, которые остались ещё с момента развала СССР или заброшены, или ликвидированы. На их месте возводят новостройки или бизнес-центры. На данный момент первые лица страны не особо обращают внимание на развитие футбола.
— На протяжении трёх последних лет вас признают лучшим игроком Молдавии. Насколько это ценно для вас, ведь вы наверняка знаете себе цену, причём давно?
— У нас есть парочка хороших ребят. Конкуренция есть. Так что для меня это важно и почётно. Стать лучшим в стране, да ещё и три раза подряд. Наверное, не каждому такое по силам.
— А это звание даёт вам какие-то преференции?
— Нет, никаких льгот. Это скорее просто некое официальное признание, которое важно для меня и для тех, кто рядом.
«Хочу приносить пользу «Ростову» и вне поля»
— Рано или поздно с футболом придётся прощаться. Что дальше?
— Совсем расстаться с футболом я не смогу, это точно. Пол жизни отдано этой игре — без неё уже никак. Так что планы такие: останусь в футболе и надеюсь, что останусь в «Ростове». Честно, мне очень хочется быть с клубом и после окончания карьеры, приносить пользу уже вне поля.
— То есть, вы в будущем планируете и мечтаете тренировать клуб?
— С профессией тренера пока сложнее. Да, я сейчас учусь и получаю лицензию, но пока не вижу себя в роли чьего-то наставника. Даже не спрашивайте почему, я не знаю, может просто не созрел, не готов сказать, что хочу этого.
— Возвращаться на родину не собираетесь, останетесь в городе на Дону?
— Пожалуй.
— Наверняка, ваше решение остаться в Ростове связано и с тем, что за академию клуба играет и ваш старший сын Александр?
— И по этой причине тоже.
— Кстати, очень часто профессиональные спортсмены отговаривают своих детей идти по их стопам. Почему вы поступили иначе?
— Это не я, он сам. Сам попросился в секцию. Так что, в футболе он с пяти лет и пока не собирается сворачивать с этого пути. На днях улетает в Литву на международный турнир.
— А вы когда смотрите игры сына прощаете ему ошибки или напротив, после матча становитесь его самым главным критиком?
— Я стараюсь не лезть в тренировочный процесс. Конечно, бывают моменты, когда пытаюсь подсказать какие-то правильные вещи, но сын молодой, горячий слышу в свой адрес: «Папа, зачем это всё? Я лучше знаю, что делать». Так что стараюсь не наседать, а быть просто другом и советчиком.
— Нет опасений, что его футбольная карьера может остаться в тени вашей?
— Я уверен, если он будет добросовестно выполнять свою работу, то никогда не столкнётся с такими проблемами.
18+