Ещё

Китай слазит со швейной иглы 

Фото: BFM.RU
Создатель бренда «Оh, my» Сергей Ковеленов начал шить одежду в России восемь лет назад. Примерно тогда же Китай и начал терять свои позиции на этом рынке. Хотя «терять», конечно, громко сказано: страна и поныне обшивает всю планету.
Главным конкурентным преимуществом Китая всегда была дешевая рабочая сила. Но времена, когда забитые китайские швеи почти за бесплатно в подвалах шили одежду, ушли в прошлое. Стоимость рабочей силы в КНР примерно сравнялась с Европой и США, а если она и дешевле, то теперь эта экономия не покрывает затраты на доставку товаров. К тому же идет одежда из Китая долго и, пока едет, выходит из моды.
В России тоже стали больше шить. Правда, сырье все равно заграничное, рассказывает Сергей Ковеленов:
«Мы в России как шили, так и собираемся шить, потому что мы не маленькие, нам это удобнее по ряду причин: небольшие цеха, их очень много в Петербурге, везде, в принципе. Объемы там кратны тысячам. Все сырье мы закупаем за границей. К сожалению, у нас сырье качества, с которым мы могли бы конкурировать, мы не нашли. Мы закупаемся в Турции и в Эстонии. С Китаем это делать сложнее и дороже».
Большая проблема Китая — это крепкий юань. Пекин пробовал девальвировать свою валюту и встретил резкое сопротивление США. Кстати, это было еще при Бараке Обаме. Сложно даже представить, как на такой шаг может ответить администрация Трампа.
Другая причина, как ни парадоксально, рост благосостояния КНР. У рабочих высокие доходы. Безработица в стране на минимальном уровне — в районе 4%. Европа в этом проигрывает. А точнее, выигрывает.
Александр Душкин управляющий активами Международного фонда частных инвестиций «Компания H&M заказывает свое производство, например, обуви в Португалии. Некоторые игрушки, которые продаются в детских магазинах, делаются в Испании. Первая причина — это, конечно же, себестоимость производства. Она сильно зависит от уровня безработицы в стране. Португалия и Испания — страны с достаточно высоким уровнем безработицы, поэтому стоимость производства там низкая».
А что Восточная Европа и Россия, смогут ли они потеснить Китай на рынке одежды? Аналитики McKinsey отвечают без особого оптимизма: потенциал есть, но качество низкое. Да и рабочая сила, например, в России тоже дорогая. Нет, не потому что швеям больше платят — хуже работают, рассказывает гендиректор Finn Flare Ксения Рясова. Ее компания относительно недавно открыла производство в России.
Ксения Рясова гендиректор Finn Flare «Тенденция такова, что у нас рабочая сила получается очень дорогая — не столько из-за зарплат, столько из-за низкой производительности труда. Все равно работать швеей непрестижно и невыгодно. Все равно не менее 30% производим в России, но это в основном такое производство, где минимум ручного труда, максимум механизированного».
Автоматизация, о которой говорит менеджер, — еще одна важная тенденция. Швейная промышленность тут пока отстает от других отраслей. Но уже есть роботы, которые отлично шьют, например, джинсы и обувь, что доказала Adidas: в прошлом году компания открыла производство кроссовок в Баварии, где почти все делают промышленные роботы. И тут говорить о дешевой рабочей силе не приходится и вовсе — она почти ничего не стоит.
Китай, кстати, тоже идет по этому пути. Есть прогнозы, что роботы там вытеснят половину всех занятых, и это станет новым конкурентным преимуществом Китая. Возможно, через пару десятков лет мы еще будем гоняться за одеждой с лейблом Handmade in China.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео