Ещё

Или быть не быть фермером в России? Что у нас забыл молодой немец 

Фото: АиФ Северо-запад
С Эриком фон дер Декеном мы познакомились случайно. На псковской заправке его внимание привлекла наша машина с немецкими номерами. Он тогда гордо сообщил, что уже три месяца работает на ферме в Палкинском районе и с удивлением узнал, что он не единственный немец, живущий в Пскове.
Это твой шанс, Эрик!
Анна Бешотен, pskov. aif.ru — Почему молодой немецкий парень решил стать фермером и выбрал Россию для бизнеса?
— Я вырос на ферме, мой папа тоже фермер. Родился я в деревне Бенц (звучит как Мерседес Бенц) на Балтийском море, севернее Гамбурга. После школы 6 лет учился агроэкономике в университете. Во время учебы впервые посетил Калининград — месяц был на практике, работал на комбайне на ферме моего дяди Тассило фон дер Декена. Больше 20 лет он женат на русской женщине. Моя российская карьера продолжилась в Курской области и Воронеже, где я был три месяца на практике, но уже у известного немецкого фермера Штефана Дюрра (основатель группы компаний «ЭкоНива», в 2014 году президент РФ Владимир Путин подписал указ о присвоении гражданства Штефану Дюрру за особые заслуги перед Россией — ред.).
— Как удалось попасть на практику к немецкому бизнесмену, который возглавляет ведущий аграрный холдинг в России?
— Увидел эту возможность на одной из выставок агротехники в Германии. Я открыт к получению нового опыта. Каждый раз на летних каникулах пытался найти что-то интересное — работал в Англии, Эстонии, Австралии. Но я всё время был заражён мыслью, поработать в России.
— Как все-таки в твоей истории появилась псковская земля?
— Однажды на вечеринке по случаю дня рождения одного друга встретил своего настоящего партнёра. Он тогда сказал: «Йоу, я уже 5 лет в России, есть опыт, давай!». Ульрих 5 лет отработал в Литве, теперь уже несколько лет работает в России главным агрономом, он живёт в Санкт-Петербурге, в его ведении 3 фермы в Ленинградской и Псковской областях. Ульрих со своим опытом давал исключительно положительные отзывы. Я тогда понял — это твой шанс, Эрик, поработать в России. Так начался мой псковский опыт.
— Ты видел несколько русских городов до того, как попал в Псков. Какие эмоции вызвал наш город?
— Я был впечатлен тем, сколько здесь зданий — и новых, и старых. Выглядит, как Эстония 10 лет назад. Мы в Прибалтике больше 20 лет назад начали проводить каникулы, поэтому мне Псков напомнил Эстонию примерно 2006 года. Но всё меняется, даже в центре Палкино отремонтировали дорогу. Вы на правильном пути. Мне нравится, что в супермаркетах можно купить все то же, что и в Германии.
— Почему выбор пал на деревню Родовое в Палкинском районе?
— Прежде всего, мы искали хорошую почву, но место должно было соответствовать трём критериям. Должна быть производственная база недалеко от полей, мелиорация, сохранившаяся с советских времен, ну и хорошая почва. Конечно, мы рассчитывали найти бывший колхоз. На этой земле работали до 2000 года, с того времени земля отдохнула. Сейчас мы обрабатываем 600 гектаров.
Большие возможности
— Германия или Россия? Почему не создать ферму в Германии?
— Конечно, Ульрих и его опыт сыграли роль. Также в Германии сейчас практически невозможно найти свободную землю и всё дороже в разы. Но в Германии, к примеру, запчасть на трактор ты можешь получить в течение 24 часов, то здесь минимум за 2-3 дня. Это, конечно, усложняет работу, мы не можем четко планировать. Логистика в большой стране также забирает много времени.
— Но ведь у твоего папы тоже опыт и ферма в Германии, можно было работать там.
— Я познал на практике, что люди в России открыты и дружелюбны. За последние полгода, что я в Родовом, уверился, что местные жители любят и могут работать в команде. По крайней мере те, что трудятся со мной. Здесь также намного больше возможностей — в Германии всё строже.
— Не испугался сложностей с получением рабочей визы?
— Документы заняли больше месяца. Я прошел всевозможные медицинские тесты, сдал экзамен по русскому языку. Даже не знаю, что было сложнее. И так теперь каждый год.
— Русский язык кому-то даётся легко, кому-то не очень. Как происходит общение с рабочими?
— Ай, я начал изучать русский язык в университете, а дальше, что называется, учусь на практике. И когда ежедневно должен изъяснятся по-русски, понимание языка приходит быстрее. Мне пришлось выучить русский мат, чтобы понимать каждое второе слово. И, конечно, самое сложное — это технические слова: подшипник, фаркоп, прицеп, опрыскиватель, комбайн…
— А теперь скажи всё это по-русски?
— О, нет!
— Насколько удачным был первый год?
— В марте на полях еще были кусты, всё заросло с 2000-х, а сегодня мы уже собрали урожай рапса и начали посев пшеницы на следующий год. В агрономии важна ротация культур. В целом, год был продуктивным, но стояла жутко сухая погода, что сказалось на урожае. Мы посеяли и три месяца не было дождей, поэтому первый сезон вышел тяжелым.
— Удалось ощутить особый романтизм русского поля?
— Я родом из региона, где малые поля, где все миниатюрно, у тебя небольшая техника, маленький трактор, так, чтоб ты мог обрабатывать каждый уголок земли, а здесь гигантский размах. Я был под особым впечатлением от русских полей — одно поле примерно 60 гектаров.
— Как обстоят дела с конкуренцией?
— Мы хотели взять в работу соседние поля, но их выкупил другой предприниматель. Теперь нам предстоит много работы по введению других земель в сельхозоборот — придется расчищать, вырубать кусты и т.д. Несмотря на конкуренцию, возможность расти есть.
Опасно быть холостяком
— Зима — мертвый сезон для работы в поле. Что в планах?
— Рабочие будут расчищать территорию вокруг полей, сточные канавы и т.д. А я ничего не планирую, я вернусь на эту зиму в Германию. Моя жена Лаура должна родить к январю. В декабре будет год, как мы поженились.
— То есть ты женился перед самым отъездом в Россию?
— Небезопасно поехать в Россию холостым — все знают, что здесь очень красивые девушки. В знак верности я решил жениться до отъезда. Мы счастливы вместе.
— Лаура разделяет твою увлеченность Россией?
— Она поддерживает меня во всём и навещала меня несколько раз, ей нравится эта страна, но она не представляет себе, как жить здесь. Вся социальная жизнь, друзья, работа — всё в Германии. Она работает акушеркой, и на родине у нее больше перспектив. К тому же язык — по-русски она знает только 20 слов. Я планирую отвести пару-тройку лет на налаживание работы фермы здесь, а потом бывать в России наездами — раз в месяц.
— Тебе, наверное, тоже не хватает твоих немецких друзей?
— Каждый меня спрашивал, какого чёрта ты едешь в Россию? Медиа говорят, что в России то плохо, это плохо, здесь коррупция и т.д. Но я всем отвечал, что это не так, у меня есть свое мнение о России, мой личный опыт. Люди здесь хорошие, им можно доверять, они дружелюбные и готовы всегда помочь, и у них есть мотивация работать. Поэтому я выбрал Россию. Не все так плохо в России, я посоветовал друзьям убедиться в этом на месте. Шесть моих друзей уже навестили меня, и их мнение изменилось. Лучший путь узнать страну — в ней побывать, пообщаться с людьми. Друзья до последнего не верили, что я уеду.
— В России, наверняка, ты слышал тот же вопрос: «Что ты здесь забыл?»
— Да, меня постоянно спрашивают об этом новые знакомые. Я поначалу отвечал, что это для меня челлендж, но это не так, всё серьезно — мне интересна эта страна и возможность работать здесь в моей сфере.
— И все-таки нельзя сказать, что ты здесь один?
— Я привез с собой собаку, ее зовут Лона. Это мой друг. Она уже стала местной знаменитостью. На днях я подъехал к магазину в Палкино, дети выбежали и кричали: «Это Лона, это Лона».
— Фамильная приставка фон дер вызывает интерес спросить об истории семьи?
— Больше сотни лет назад фамилия фон дер Декен принадлежала знатным помещикам, во владении были большие земли, лошади, фермы. Я не случайно занимаюсь агрономией, я — потомственный фермер.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео