Ещё

Почему нацистского «доктора Зло» Евгения Фишера не осудили в Нюрнберге 

Фото: Русская семерка
Как известно, в основе идеологии нацизма лежала теория о превосходстве нордической расы, к которой принадлежали немцы, над всеми остальными. И нацисты пытались отыскать этому научные подтверждения. Поисками таких доказательств и занимался немецкий профессор медицины и антропологии Евгений (Ойген) Фишер.
«Рехоботские полукровки»
Родился Ойген Фишер 5 июля 1874 в Карлсруэ. В 1898 году он получил докторскую степень в университете Фрайбурга, с 1900 года стал доцент кафедры антропологии и анатомии.
В 1908 году вместе с коллегами Фрицем Ленцем и Эрвином Бауэром Фишер отправился в немецкую часть Южной Африки (Намибия), чтобы исследовать умственное и физическое развитие у людей, являющихся потомками белых и чернокожих африканцев. Впоследствии собранный материал лег в основу теории так называемой расовой гигиены. Так, ученые пришли к выводу, что среди детей, родившихся от смешанных союзов немцев и готтентотов чаще встречаются психические нарушения. По результатам этих исследований в 1912 году на южноафриканских землях, находившихся под юрисдикцией Германии, был введен запрет на браки между белыми и аборигенами.
В 1913 вышел труд Фишера «Рехоботские полукровки и проблема смешанных браков (и просто связей) между европейцами и готтентотским женщинами, в г. Рехоботе». В нем последовательно доказывалось воздействие на человека законов генетики, открытых ранее Грегором Менделем.
Позднее эту работу Ойгена Фишера нарекли фундаментом современной научной антропологии, а самого Фишера — ее основателем. Достаточно серьезные исследования на эту тему проводил берлинский Институт антропологии, генетики человека и евгеники имени кайзера Вильгельма.
Ревнители «расовой гигиены»
В исследованиях Фишера и его коллег было много действительно важной информации и здравого смысла. Но все дело в том, что вполне серьезные научные выкладки они попытались подвести под расовую теорию. В 1921 году Фишер, Ленц и Бауэр издали двухтомник под названием «Генетика человека и расовая гигиена».
«Большой раздел этой превосходной книги, вместившей в себя все, что было тогда известно о генетике человека, посвящен евгенике, — комментирует профессор Института генетики Кельнского университета Бенно Мюллер-Хилл. — По мнению ее сторонников, основные физические характеристики и особенности поведения человека наследуются генетически. Разумеется, они знали о такой вещи, как воспитание, но природа, на их взгляд, играла более важную роль. Кроме того, они были убеждены в существовании «худших» (inferior) людей с низким уровнем умственного развития (некоторые из них обладают криминальными склонностями), размножающихся гораздо быстрее «лучших», или «высших» (superior) представителей человечества». В качестве мер против распространения представителей «худших» рас предлагались ограничение межрасовых браков и стерилизация.
С 1927 по 1933 год Фишер возглавлял уже упомянутый Институт антропологии. С 1932 года он являлся председателем Берлинского общества антропологии, этнологии и предыстории. На момент прихода к власти национал-социалистов он занимал пост ректора Берлинского университета (ныне Университет Гумбольдта).
Ученый вступил в НСДАП и тут же принялся за разработку и претворение в жизнь расовой теории. В частности, он добился увольнения из университета всех лиц еврейской национальности, заявив, что это решение «было болезненным, но необходимым». Также он добивался принятия закона, запрещающего на территории Германии браки между евреями и неевреями. Его работы сыграли не последнюю роль в принятии в 1935 году Нюрнбергских законов, запрещающих межрасовые браки.
В 1937 году Фишер стал членом Прусской академии наук. Вместе с коллегами он изучал 600 так называемых рейнландских бастардов — подростков, появившихся на свет в 20-е годы. Матерями их были немецкие женщины, а отцами — франко-африканские чернокожие солдаты Антанты, оккупировавшие Рейнскую область после Первой мировой войны. На основании результатов этих исследований всех детей впоследствии подвергли стерилизации для «предотвращения наследственных заболеваний». Процедуре подвергли около 400 «бастардов». А в 1941 году Фишер поддержал проект поголовной стерилизации тех немцев, у которых имелась четверть еврейской крови. В своих работах и публичных выступлениях ученый утверждал, что евреи принадлежат к иному биологическому виду, чем представители «арийской» расы.
Наука прежде всего!
Власти нацистской Германии высоко оценили заслуги Фишера. В июне 1944 года он был удостоен высшей награды Третьего Рейха для деятелей науки и культуры — Ордена Орла со щитом.
По окончании Второй мировой войны Ойген Фишер как ни в чем не бывало продолжил свою научную деятельность. В 1951 году он стал членом Берлинско-Бранденбургской академии наук, а в 1952 году его за существенный вклад в науку избрали почетным членом немецкого антропологического общества. Фишер дожил до глубокой старости и скончался во Фрайбурге 9 июля 1967 года.
Почему же Фишера не преследовали как нацистского преступника, почему он не стал одним из обвиняемых на Нюрнбергском процессе? Прежде всего потому, что был теоретиком, а не практиком. В отличие от своего коллеги, «доктора Зло» Йозефа Менгеле, Ойген Фишер не работал в концлагерях, никого не отправлял в газовые камеры, не проводил ни над кем бесчеловечных экспериментов… Да, он поддерживал дискриминацию людей «неарийской» расы, но не совершал над ними актов насилия и не отдавал таких приказов. Поэтому его не тронули, позволили жить и работать после того как рухнул нацистский режим. Кстати, в главе по истории антропологии в ХХ веке, вошедшей в одну из книг серии «Творцы нашего времени», Фишер пишет, что нацисты «неправильно использовали» евгенику, но это не означает, что она не имеет право на существование как наука.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео