Ещё

Der Tagesspiegel (ФРГ): Западные Балканы — долгий путь к ЕС 

Фото: ИноСМИ
ЕС вот уже более десяти лет обещает странам Западных Балкан когда-нибудь принять их в свои ряды. Однако из этого до сих пор ничего не вышло. Главным препятствием при этом является то, что жители стран-членов ЕС после стремительного расширения на восток в 2000-х годах устали принимать в свои ряды все новых и новых участников. Но поскольку нельзя допустить, чтобы шесть западно-балканских стран попали в сферу влияния России, Китая или Турции, Еврокомиссия пытается вдохнуть в процесс их вступления в ЕС новую жизнь. Оптимистический сценарий Брюсселя предусматривает, что Сербия и Черногория первыми из этих шести стран могли бы стать членами ЕС уже в 2025 году. Впрочем, в регионе по-прежнему есть множество препятствий на пути этих стран в единую Европу. Одним из последних примеров является в этом плане Македония.
Македония
В позапрошлое воскресенье пришла печальная весть: в рамках референдума, призванного, по мнению премьера Зорана Заева, способствовать примирению с Грецией, к урнам для голосования пришли лишь 37% граждан, наделенных правом голоса. Таким образом, необходимый кворум достигнут не был — и теперь Заеву придется хорошенько поломать голову над тем, как сделать так, чтобы запланированные на будущий год переговоры о вступлении страны в ЕС все-таки начались.
Камнем преткновения является спор между Македонией и Грецией по поводу названия балканской республики, получившей в 1991 году независимость. Афины блокируют вступление Македонии в ЕС из-за ее названия, совпадающего с названием провинции на севере Греции, считающейся родиной Александра Великого. В качестве компромисса Заев договорился со своим греческим коллегой Алексисом Ципрасом на название «Республика Северная Македония».
Урегулирование территориального спора является для Македонии главным условием для будущего вступления в Европейский союз. И хотя в референдуме, результаты которого не являлись бы обязательными к исполнению со стороны властей, приняло участие недостаточное количество граждан, премьер Заев намерен вынести вопрос о смене названия страны на рассмотрение парламента. Впрочем, для принятия соответствующего решения необходимы две трети депутатских голосов, которых у Заева все равно нет. Выходом из этой ситуации могли бы стать новые выборы в ноябре. Резко против них выступает лидер оппозиции Християн Микоски (Hristijan Mickoski), националистическая партия которого («Внутренняя македонская революционная организация») настаивает на сохранении названия «Македония».
Албания
Албания с 2009 года является членом НАТО, но до вступления в ЕС ей предстоит еще долгий путь. Премьер-министр Эди Рама (Edi Rama) на встрече с немецкими журналистами, состоявшейся на прошлой неделе в Тиране, не мог скрыть разочарования. Сомнительные перспективы вступления в ЕС социалист сравнил с бракосочетанием: «Мы очень хотим этой свадьбы — но она все никак не может состояться». Политики в Тиране, независимо от партийной принадлежности, считают вступление в ЕС (пусть даже в отдаленной перспективе) важным фактором в борьбе против «утечки мозгов» из страны — эмиграции талантливой молодежи.
Как бы там ни было, на июньском саммите ЕС Албании, как и Македонии, было сказано, что переговоры о ее вступлении в Европейский союз могли бы начаться в конце 2019 года. Премьер Рама, однако, жалуется, что из-за скептического настроя некоторых стран ЕС реальное вступление его страны в ряды Союза «не представляется возможным». Хотя Еврокомиссия, по его словам, знает о способности Албании к вступлению в ЕС лучше, чем Берлин или Париж, у некоторых стран «совсем другая повестка дня». Тем самым Рама завуалированно раскритиковал условия, которые некоторые депутаты немецкого Бундестага от фракции ХДС/ХСС поставили для начала переговоров с Албанией.
Эти условия касаются в первую очередь борьбы с организованной преступностью и коррупцией. Рама, в свою очередь, возражает, что Албания в реформировании своей судебной системы продвинулась дальше, чем любая другая страна Западных Балкан. По данным министерства юстиции, созданная в прошлом году комиссия по проверке финансового состояния 800 судей и прокуроров приняла уже 41 решение. В 22 случаях дело дошло до отставки судей или прокуроров. В 13 случаях они подали в отставку по собственной инициативе.
Сербия
Переговоры о вступлении Сербии в ЕС длятся уже с 2014 года. Впрочем, эксперты сомневаются, что страна действительно сможет стать членом Европейского союза в 2025 году. Главным препятствием при этом является конфликт с соседним Косово. Насколько глубоки противоречия между Белградом и его бывшей провинцией, стало очевидно во время недавнего Чемпионата мира по футболу в России: во время матча между командами Швейцарии и Сербии швейцарские игроки Гранит Чака (Granit Yhaka) и Чердан Шакири (Xherdan Shaqiri), имеющие албанские корни, празднуя забитые голы, сложили руки в форме орла с герба Албании. В Сербии эти жесты были восприняты как провокация.
Как в Сербии, так и в Косово сейчас идут жаркие дебаты по поводу линии границы между двумя странами. Недавнюю инициативу по обмену территориями Австрия как действующий председатель ЕС восприняла отрицательно. Впрочем, Еврокомиссия сигнализировала открытость для обсуждения такого решения. Напряженные отношения между Косово и Сербией в настоящий момент являются главной проблемой на всех Балканах. Если при поддержке ЕС их удастся нормализовать, Сербия серьезно приблизится к членству в Союзе. Впрочем, есть одна проблема: сербский президент Александр Вучич (Aleksandar Vucic) в споре с Косово ищет сближения не только с ЕС, но и с Россией, которая не признает суверенитета бывшей провинции.
Черногория
Наряду с Сербией, у Черногории есть наилучшие шансы на вступление в ЕС в обозримом будущем. Как и в случае с Сербией, Еврокомиссия исходит из того, что она войдет в состав Союза в 2025 году. Впрочем, чиновники в Брюсселе дали понять, что эта дата не окончательна. В первую очередь, у них большие сомнения вызывает личность черногорского президента Мило Джукановича (Milo Djukanovic), который с 1998 года занимал должности то главы государства, то главы правительства. Критики упрекают его в том, что он позволил мафии хозяйничать на территории страны. Джуканович, в свою очередь, постоянно отрицает утверждения, что он благодаря сомнительным делам нажил личное миллионное личное.
Но даже притом, что эра Джукановича в Черногории, уже являющейся членом НАТО, рано или поздно кончится, вступление в ЕС нельзя рассматривать как что-то, само собой разумеющееся. В апреле этого года Еврокомиссия пришла к выводу, что судебная система Черногории еще «недостаточно готова» к вступлению страны в ЕС.
Босния и Герцеговина
После окончания Балканских войн 1990-х годов политики в Сараево надеялись на 2014 год. Было бы символично, если бы Босния и Герцеговина вступила в Европейский союз ровно через 100 лет после покушения в Сараево, ставшего причиной начала Первой мировой войны. Но этого не произошло: страна по-прежнему считается лишь потенциальным кандидатом на вступление в ЕС, причем о соответствующих переговорах пока даже речи не идет. Впрочем, в феврале ЕС опубликовал новую стратегию по Западным Балканам, из которой следует, что в Брюсселе не забыли о Боснии и Герцеговине. В документе говорится, что двери в ЕС остаются открытыми для всех без исключения стран Западных Балкан пока те соответствуют необходимым критериям. В случае же Боснии и Герцеговины главным препятствием для реформ является один человек: Милорад Додик (Milorad Dodik), президент сербской части этой страны, личность которого вызывает ожесточенные споры. Додик препятствует всяким попыткам по укреплению хрупкого единства мусульман-боснийцев, православных сербов и католиков-хорватов.
Косово
В Косово, по официальным данным, безработица составляет 35% — больше, чем в любой другой стране Западных Балкан. Таким образом, для обретшего независимость государства перспектива вступления в ЕС является перспективой спасения. Впрочем, экономика Косово слишком слаба, чтобы выдерживать конкурентную борьбу в рамках Союза. Против вступления в ЕС говорит также тот факт, что в стране по-прежнему сохраняется напряженность межу албанским большинством и сербским меньшинством. Кроме того, нельзя забывать, что независимость Косово до сих пор не признали некоторые члены ЕС: Греция, Кипр, Румыния, Словакия и Испания. Таким образом, у Косово наихудшие шансы на то, чтобы в обозримом будущем стать членом Европейского союза. Это подтвердилось на саммите Западных Балкан в мае этого года в Софии. Тогдашний премьер-министр Испании Мариано Рахой (Mariano Rajoy), страна которого выступает против сепаратистских устремлений Каталонии, проигнорировал встречу. Причина была в том, что в саммите принимал участие президент Косово Хашим Тачи (Hashim Tha
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео