Ещё

Тем, кто ищет предков. Где в России находятся лучшие центры изучения семейной истории 

Фото: ТАСС
Два крупнейших и старейших общества в России — Историко-родословное общество в Москве и Русское генеалогическое общество в Санкт-Петербурге. Остальные родоведческие сообщества создавали энтузиасты и уже позднее. Сегодня они объединяют тысячи людей по всей стране, к некоторым из них относятся несерьезно, считают «недоисториками», а другим вместе с властями и архивами удалось добиться хороших результатов и значительно повысить шансы россиян узнать о своих предках. О наиболее успешных и полезных проектах — в материале ТАСС.
Вятское — старинное купеческое село в Ярославской области, которое признано одной из красивейших деревень России. Возродить это место удалось во многом благодаря инициативе ученого, мецената, лауреата Государственной премии РФ Олега Жарова, совместной работе Ярославского историко-родословного общества и архивов региона. Сегодня здесь создан историко-культурный комплекс «Вятское», который объединит более десятка музеев, и уже третью осень подряд тут проходит встреча потомков предпринимателей и духовенства из этих мест — из Санкт-Петербурга, Москвы, Крыма, многих регионов России, а также из США и с Украины.
"О нашем селе в книге истории Ярославского края буквально несколько строчек, и если бы не помощь архива, то мы бы ничего не узнали. Началось все локально, через изучение собственных родословных. Музей истории села Вятское, вся его экспозиция строятся на материалах Государственного архива Ярославской области, а недавно архивисты нам передали еще и перепись населения Вятской волости. Мы через частные истории изучаем историю страны, своей скромной работой помогаем людям обрести родственников, свою собственную историю и сами обогащаемся через эти исследования", — говорит уроженка села Вятское, заместитель генерального директора музейного комплекса и член совета Ярославского историко-родословного общества Нина Мальцева.
Впервые по приглашению ярославцев в 2016 году в Вятском побывал главный редактор газеты «Наука Урала» Андрей Понизовкин из Екатеринбурга — потомок знатного купеческого рода «химических королей» России Понизовкиных. В начале прошлого века они входили в число крупнейших предпринимателей страны, а в поселке Красный Профинтерн около Ярославля сохранился их фамильный замок.
"О своих корнях в Ярославской области я знал гораздо раньше, до приглашения на встречу потомков в Вятском, но еще больше я узнал от краеведа Александра Пенкина, который написал книгу о нашем роде «Никиты Понизовкина сыновья», она стала «объединительной». Это уникальное мероприятие, в Вятском я впервые в жизни увиделся с родственниками из Риги, Витебска, мы вместе съездили в фамильный замок. До этого я просто не знал о существовании Вятского, ведь времена были такие, что до потомков просто не дошла информация об их богатых предках, которых в свое время раскулачили или расстреляли. Некоторые из наших даже фамилию свою называть опасались, поэтому многие семейные контакты «заморозились», — вспоминает Андрей Понизовкин.
В этом году в Вятском впервые встретились представители рода священников Богословских и Воскресенских из США, Санкт-Петербурга и Ярославля. С Украины приехали потомки знаменитого баса Мариинской оперы Владимира Касторского. «Это мы их нашли и соединили в результате исследовательской деятельности. На конференцию к нам приезжал известный писатель, историк, журналист Лев Яковлевич Лурье, он сказал, что это уникальный проект в России, единственный в своем роде, который трудно догнать. Мы постоянно на слуху, поэтому многие потомки узнают о нас сами. Например, однажды к нам приехали потомки Ипполита Феликсовича Ивашкевича — дворянина, который занимался разведением породы коров ярославка вместе с Верещагиным. Они в лице изменились, когда я при первой встрече с ходу назвала имя и отчество их предка», — добавляет Мальцева.
Галина Корендясева — руководитель консультационного пункта Уральского историко-родословного и Уральского генеалогического обществ в Екатеринбурге, лауреат медали «За вклад в развитие генеалогии и прочих специальных исторических дисциплин». Она знает 20 поколений Корендясевых с 1592 года, это около 5 тысяч человек. Среди ее предков — участники восстания Степана Разина, строители Санкт-Петербурга и Китайско-Восточной железной дороги.
"Сначала я занималась маминой фамилией — Рудных, она у меня из Шадринского уезда деревни Камышино села Верх-Теча. Выяснила, что мой предок Семен Васильевич Рудных пришел на Урал в 1713 году от хлебной скудости из Моржегорской волости Холмогорского уезда, то есть с берегов Северной Двины. Я очень обрадовалась полученным результатам, а муж сказал, что хорошо бы и про его фамилию что-нибудь узнать. Помогли его детские воспоминания: дед Василий Илларионович, когда кормил его кашей, с каждой новой ложкой торжественно приговаривал, что он государственный крестьянин Тамбовской губернии Моршанского уезда села Новое Устье, и я нашла документы о нем в архиве Тамбова", — рассказывает родовед.
Она работала в архивах Москвы, Тамбова, Рязани, Саратова, Самары, Кургана, Шадринска Курганской области, Челябинска, Златоуста Челябинской области, Барнаула. Сейчас Корендясева обратилась в посольство России в Китае, чтобы найти родных в этой стране. «Наш дед Василий Илларионович оказался в Чите, где его в 1899 году призвали в царскую армию, он охранял Китайско-Восточную железную дорогу. Потом он стал машинистом паровоза, женился в Харбине, к нему перебралась его сестра Александра. Василий Илларионович вернулся с семьей, с четырьмя детьми в Россию, а Александра Илларионовна с дочерью Валерией и мужем Василием Михайловичем Максимовым осталась в Китае. Я нашла характеристику Валерии от 1942 года, в которой она пишет, что окончила стоматологические курсы, стала врачом, вышла замуж за китайца и родила сына, значит, у нас там есть родные», — говорит Корендясева.
Занявшись исследованием своего рода, Галина сразу стала общаться с профессиональными уральскими генеалогами, которые помогли ей на разных этапах. «Я узнала, что у нас есть такое общество, в библиотеке увидела выпуски „Уральского родоведа“, познакомилась с Михаилом Юрьевичем Елькиным. В Российский государственный архив древних актов в Москве меня привел и ввел в курс дела исследователь Панов Дмитрий Аркадьевич, его я нашла тоже через наше общество. Чтобы в этом архиве изучать документы, нужно было знать старославянский язык, разбирать скорописные записи», — отмечает родовед.
В Великой Отечественной войне участвовали почти 150 Корендясевых, каждый третий из них погиб или пропал без вести. «Я также нашла документы, в которых значится, что вместе с „воровскими“ казаками на стороне Степана Разина погиб наш прямой предок — Михаил Корендясев. Сохранился документ о том, что в 1712 году Савелий Корендясев был послан на строительство Санкт-Петербурга. Получается, что, какие бы события ни происходили в нашей стране, наши предки Корендясевы принимали в них участие. Зная это, совершенно по-другому переживаешь события истории России», — добавляет исследователь.
Антон Шпак из Владивостока — потомок переселенцев на Дальний Восток, знает свои корни по восьми родственным фамилиям с 1680 года. Вместе с еще одним исследователем из Владивостока Натальей Бутковской они описали около 50 приморских сел, это примерно 4 тысячи фамилий. «По образованию я географ-краевед, но в обычной жизни инженер. Начал изучать родословную случайно, бабушка попросила найти документы об ее репрессированном отце. Сначала пытался вести одновременно сразу около 20 фамилий, но в первые же месяцы „задохнулся“ от объема материала», — вспоминает исследователь.
Практически ничего не зная о своих родных, за три года он выяснил, что его предки по отцовской линии — это крестьяне из Киевской губернии, которые из-за недостатка земли в родных краях в конце XIX века на пароходе переселились в Приморье. «Но после раскулачивания и репрессий мои дед Шпак Григорий Антонович и бабушка Бочкарева Лидия Александровна в 12 лет оба остались сиротами, они очень плохо помнили своих матерей и отцов. У нас репрессии здесь были очень жестокие, людей арестовывали улицами, некоторые из-за страха отказывались от родни и пытались ее не вспоминать. Моя бабушка вместе с сестрами остались сиротами, потому что их родная бабушка отказалась от внучек: отца расстреляли, а мама погибла спустя несколько лет», — делится родовед.
Антон узнал, что именами его прадедов названы несколько природных объектов в Приморском крае — в Кировском районе есть Палехино озеро, а в Шкотовском районе — Корявцева падь. «Топонимика очень помогла, у нас каждая сопочка, каждый ручеек получали имя первопоселенца. Если взять карту, то названия давали в основном по именам и фамилиям. Бытует мнение, что нельзя найти сведения по родословию крестьян, но в большинстве случаев 300 лет легко собираются», — поясняет он.
По словам Антона, очень помогли сведения, опубликованные в интернете американскими мормонами, а также исследователи из Киева и Ярославля. «По материнской линии мои предки переселились сюда из Ярославской губернии уже в советское время. В Ярославле замечательный архив, они создали базу, выложили туда все метрические книги, мне с информацией помог один ярославец, потому что наши предки были из одного села, он в архиве выписывал имена для себя и для меня. Поначалу было трудно с архивами Украины, оплата всегда шла заранее, получишь результат или нет, неизвестно, и суммы были немаленькие, потом уже я познакомился с украинцами, с которыми совпадали регионы поиска, они начали помогать, часто уже безвозмездно», — уточняет исследователь.
Антон Шпак считает, что бизнес по поиску семейных корней в их регионе не может быть рентабельным, потому что любой может сделать это самостоятельно. «Мы — молодой регион, приморскую историю своей семьи можно составить самому, без чужих услуг. Огромная благодарность Александру Торопову (директору РГИА ДВ — прим. ТАСС) за то, что у нас есть свой „домашний“ исторический архив. И наши архивисты дают консультации, могут найти документы по году прибытия семьи или по названию села, они также выпустили много сборников, там есть информация по любому району», — отмечает эксперт.
Сергей Котельников из Москвы — создатель проекта «Всероссийское генеалогическое древо», одной из первых социальных сетей, где тысячи людей общаются и помогают друг другу найти родственников. Проект был запущен в 1999 году и за это время стал народным.
"Сайт обновляется каждый день без исключений, там есть советы для начинающих генеалогов, форум, где можно общаться с единомышленниками и размещать объявления о поиске, можно найти родственников по фамилии, постоянно растет коллекция документов. Сейчас зарегистрировано 300 тысяч пользователей, ежедневно они публикуют до 100 тысяч постов, посещаемость сайта — 20 тысяч человек в сутки. По генеалогической тематике мы единственный российский сайт, который много лет занимает лидирующее положение в поисковых системах", — говорит Котельников.
Сергей и сам занимается генеалогическими исследованиями, называет себя «историческим детективом». Он сделал уже более 300 родословных, его сайт принимал участие в исследовании родословной президента России Владимира Путина, которое проводил генеалог Владимир Могильников.
Увлечение генеалогией началось у Котельникова с личной истории, свои корни он знает до 1609 года. В 1996 году умер его отец Дмитрий Филиппович, который очень хотел узнать подробности гибели своего отца Филиппа Алексеевича Котельникова, без вести пропавшего в годы Великой Отечественной войны. Его отец — морской офицер, неоднократно обращался в различные архивы, инстанции, но это не привело ни к каким результатам.
"Смерть отца была для меня тяжелым ударом, и я решил довести начатое им дело до конца. Несколько недель провел в Центральном архиве Минобороны в Подольске, выяснил, где примерно и в какой момент времени находилась воинская часть, в которой служил мой дед. Лично посетил места боев, где он мог погибнуть, ездил по деревням, сельсоветам, поднимал военно-учетные столы и в итоге нашел. Дед погиб в бою на Ленинградском фронте и был похоронен в деревне Выползово, что под Бологим, в братской могиле, причем на памятной стеле его имя в списке было выбито первым", — отмечает Котельников.
По его мнению, работа по поиску семейных корней наиболее хорошо организована в Москве, Санкт-Петербурге и на Урале. «Появляется и довольно много генеалогических сайтов. Но они в основном привлекают картинкой, а по сути нацелены на выполнение частных заказов, рассылают спам, продвигают рекламу. Мы же — народный проект, можно сказать, что сайт „Всероссийское генеалогическое древо“ выполняет функцию „перекрестного опыления“ среди генеалогов», — считает эксперт.
Марина Шеина
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео