Ещё

«Старая Юзовка» стала новой: В Донецке переиздана знаковая книга 

Фото: Украина.ру
Рождение истории
«Старая Юзовка» увидела свет в самом начале 1937 года. Вышла она в знаменитой, придуманной Максимом Горьким, серии «История фабрик и заводов», поэтому в ее первом издании подзаголовком значится «История Сталинского металлургического завода им. В. И. Ленина». Собственно говоря, практически все первое издание было построено на разговорах со старыми рабочими завода, который для Юзовки-Сталино-Донецка был даже больше, чем просто градообразующее предприятие. Именно завод этот город и породил.
О том, как это было, автор книги, к тому времени уже пожилой харьковский писатель Илья Александрович Гонимов, узнавал по крохам. Сведения давались трудом поистине тяжким. Известный журналист и писатель Георгий Марягин, и сам написавший замечательную книгу про то, как в Донбассе при Петре Первом уголь искали, вспоминал позже: «Он изучает архивы Донбасса, Ростова, Днепропетровска, Харькова, тщательно записывает воспоминания старожилов Юзовки — первых ее металлургов. Время многое занесло своим песком, но писатель, упорно „промывая“ груды воспоминаний, отыскивает среди них золотые самородки из истории украинского рабочего класса, которых нет ни в одном архивном документе. Работа, огромна, кропотлива, сложна, — это не смущает Гонимова. Его вдохновляет каждая новая находка. Как-то в годы первой пятилетки я встретил Илью Александровича на станции Ясиноватая — он возвращался из Сталино. Как всегда, бодрый, общительный, он поделился: „Богатым еду, богатым. Каких людей встретил! А ну, угадайте!.. Самого Максименко! Друга Курако. Да еще сына Берви, того Бреви-Флеровского, книгами которого зачитывался Горький. Много записал интересного. Оживает история Юзовки, оживает“.
»Старая Юзовка» как прорыв в будущее
Надо сказать, что история Юзовки, сиречь Донецка весьма скромна. До советских времен никому и в голову не приходило что-либо записывать о тех легендарных давно уже временах, когда британский промышленник Джон Юз, посланный акционерами британско-российского «Новороссийского общества» строить в диких донецких степях завод по выпуску рельсов для железной дороги к базе Черноморского флота Севастополю, с немыслимыми трудами и опасностями для жизни создавал будущее индустриальное сердце Российской империи.
Впрочем, полуграмотный Юз, жесткий управленец и делец, так далеко и не заглядывал. Скорее всего, он немало подивился бы тому обстоятельству, что его хорошо помнят потомки тех, кого он жестоко эксплуатировал, даже памятник в центре Донецка поставили.
К выходу в свет «Старой Юзовки», никакой историографии в Донбассе не было. И то сказать, по степным горизонтам Екатеринославской губернии и Области Войска Донского, из которых были позже скроены Донецкая и Луганская области УССР, были разбросаны сотни шахтных и десятки заводских поселков, лишь формально объединенные кое-где в города.
Городская жизнь наблюдалась лишь в приморском Мариуполе, где в самом конце XIX века гимназические учители составили для своих питомцев «Путеводитель по Мариуполю и окрестностям». Но это был скромный учебный материал. А настоящим прорывом стала «Старая Юзовка».
Изустная «каторга» Ильи Гонимова
История любит ставить тщеславие человеков на должное место. Первую книгу о Донецке написал человек, даже не живший в то время в городе. Правда Илья Гонимов в иные поры своей жизни подолгу жил в Алчевске, Бахмуте, Константиновке. О последней, бывшей всероссийским центром стекольной промышленности, он даже написал в 1929 году роман «Стеклоград».
А вообще уроженца Витебской губернии, выходца из бедной еврейской семьи Илью Гороша (такова его настоящая фамилия) поносило по России. Кем он только не был, но основной профессией стала та, что ведет либо к запойному чтению, либо к столь же запойному писательскому ремеслу — наборщик в типографии.
Начинал «Старую Юзовку» Гонимов в компании с киевским писателем Николаем Ледянко, но тот из проекта со временем вышел. Вся слава, как прижизненная, так и посмертная, досталась одному. Надо сказать, заслуженная.
Гонимову пришлось работать с огромным массивом того, что называется «изустная история» или по-английски «oral history». Просеять сотни, если не тысячи бесед с людьми зачастую просто неграмотными, с людьми пожилыми, это, знаете ли, далеко не каждом исследователю под силу. Кстати говоря, чуть позже Гонимова такой же работой на Макеевском, Дружковском и Сталинском металлургических заводах займется отец советского «нон-фикшн» Александр Бек, чьи заслуги перед историей промышленного края не менее впечатляющи.
В 1946 году Илья Гонимов вернулся из эвакуации. Но не в Харьков, а в Сталино, где одно за другим стали выходить новые издания «Старой Юзовки» — 1952, 1954, 1959, 1962, 1966. Последнее Гонимов, доживший до 90 лет, не застал совсем немного.
Визитная каточка донецкой историографии
Книга долго была визитной карточкой донецкого краеведения. Не было ни одного журналиста, писателя, историка, приступавшего к изучению короткой, но насыщенной истории Донбасса, который бы не обратился к «Старой Юзовке», как к первому источнику сведений. Практически все главные книжки о Донбассе, а их было не так уж много, в той или иной степени использовали материал, добытый Гонимовым в беседах и архивах. К слову, от издания к изданию, автор серьезно корректировал содержание книги.
Шли годы, открывались архивы, становились известными новые факты из жизни завода и города, приходилось соответствовать. Это немалый труд, а автор был уже давно почтенным старцем. Тем больше уважения вызывает его подвиг.
Илья Гонимов
По чести сказать, книжка его остается по сей день непревзойденной в своем роде. Да, книги Григория Володина, Валерия Степкина, Евгения Ясенова в чем-то правдивей и точней, но в «Старой Юзовке» сухие цифры и даты украшены историческими анекдотами и неплохого качества художественной прозой старого русского, дореволюционного еще изводу. Да, и анекдоты гонимовские, как выясняют все чаще историки Донецка, оказываются сущей правдой, разве что чуть подкрашенной.
Донецк помнит патриарха
Знавшие Гонимова люди рассказывали, что в последние годы жизни он любил посидеть на лавочке у подъезда своего дома на пересечении Первой линии и Театрального проспекта —самое сердце Донецка. Подслеповато щурясь сквозь толстые линзы очков, он с любопытством рассматривал жизнь города, о рождении которого написал первым.
Город рос, ширился куда стремительней, чем в хорошо известный ему период. Уже было очень далеко от грязной, закопченной, продымленной насквозь Юзовки. Уходил в прошлое и облик Сталино. Родился новый город — Донецк, чья история еще до конца не сложена, не записана, но в основании которой лежит тяжелый и полузабытый труд Ильи Александровича Гонимова.
Общественники и бизнесмены Донецка, предпринявший переиздание «Старой Юзовки», намерены деньги от продажи книги пустить на восстановление памятной таблички на доме, в котором жил патриарх донецкой историографии. В украинские времена некий предприниматель сбил ее ломом, чтобы не мешала она ему рекламу вешать.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео