Ещё
Зеленский не усвоил урок Путина
Зеленский не усвоил урок Путина
В мире
Кончаловский раскрыл гомосексуализм столичного актера
Кончаловский раскрыл гомосексуализм столичного актера
Шоу-бизнес
Названы самые могущественные страны мира
Названы самые могущественные страны мира
В мире
"У нас говорят по-русски грамотнее, чем россияне"
"У нас говорят по-русски грамотнее, чем россияне"
Украина

Советский Союз трагически погиб от убожества 

Советский Союз трагически погиб от убожества
Фото: Деловая газета "Взгляд"
Есть у меня подозрения, что анекдот про «будёновку, на самом деле пошитую при царе», распространяли в 1970-е годы как затычку. Многое в брежневское время происходило как бы случайно, но очень вовремя.
Распространялась, например, мода на всякую восточную духовность — уж такую духовную, что от смешного-де старушечьего православия культурному человеку есть смысл брать разве только декоративно-прикладное искусство да «Мастера и Маргариту».
Распространялась в ксероксах уфологическая и парапсихологическая литература — с объяснениями (даже в предисловиях), что советское начальство считает исследования «удивительного рядом» «буржуазными лженауками», а раньше так же называло генетику и кибернетику. Посыл уфологических штудий был понятен: «Мы в любом случае под колпаком и всё равно лишь ничтожные черви перед высшим разумом».
Существует даже точка зрения, что ядрёные и слегка антисоветские анекдоты «про Петьку, Анку и Василия Иваныча» стали особенно популярны в 1969-1970 гг., когда по всему Союзу и соцлагерю грохотом ленинского марафона высекало шутки более сомнительного содержания. «Si non é vero, é ben trovato». «Если это и неверно, то хорошо сработано».
Если кто-то сомневается, что «компетентные органы» могли сочинять анекдоты про Чапаева (а до того — апологетические анекдоты про Сталина), будьте уверены — многие антисоветские анекдоты сочинялись в редакциях «Свободы» и Би-Би-Си.
Но вернёмся к старой будёновке. Популярной легенды о ней, повествуя об истории вымышленного заведения «Росфото», весьма колоритно коснулся в романе «Скажи: изюм!» . Оговоримся: коснулся не мифологемы (сиречь недостоверного), а именно легенды.
«Большевики любую аббревиатуру полагали собственным изобретением, ну а народ российский всё старое очень быстро позабыл, всё вокруг связал со своей единственно возможной властью. Кому, например, в голову придёт полюбопытствовать происхождение славных будёновских войлочных шлемов с шишаками, длиннейших шинелей с бранденбурами, петлицами и геометрическими фигурками знаков различия.
Подразумевается как бы, что сам Семён Михайлович на пару с Климентом Ефремовичем разработали этот изысканный дизайн, от которого за версту несёт «Миром искусства» […] Даже и в наши дни современный совчеловек окружён знаками старой , о которых и не догадывается. Особенно много этих знаков в так называемом «ширпотребе». По сути дела, большинство предметов для мелкой частной жизни остались нам от «помещиков и купцов». […] Совдеп за все свои годы не изобрёл ничего для мелкой пользы граждан, только лишь кое-что для исторических целей — стреляющие устройства, вроде «Катюш»».
Отчего же подобные, как будто крамольные размышления были полезны и с советской точки зрения? (По крайней мере — на взгляд «искусствоведов в штатском», подобных героям того же романа). К 70-м годам понятно было, что «для мелкой частной жизни» советский строй создал вовсе не так много, не так быстро и не такого особенного, как рассказывал на каждом углу. И вот слушок о том, что какая-нибудь мелочь досталась от «мелкой частной жизни помещиков и купцов», лишь подчёркивал неоспорявшуюся архигодность советской власти «для исторических целей». Туда же относим дореволюционных писателей, художников, учёных — хоть бы самых распроклассиков, но всё равно не вполне настоящих, не способных развернуться в полную силу по причине внешнего гнёта и собственной классовой ограниченности. (Сейчас мы уже забываем, что в советских предисловиях и комментариях писалось именно так: даже  — не говоря уж о мелкобуржуазном эмигранте Куприне — до революции был-де ограничен и лишь в Советской России перековался и расцвёл по-настоящему).
Так пускай у будёновки форма дореволюционная, зато содержание советское! Пускай много чего истлело и продолжает тлеть — зато умеем стреляющее, чтоб умом громам повелевать! При этом как-то забывалось, что советский строй заимствовал не только мелочи, но и больших людей с большими идеями. План электрификации России начертал не Ленин, как не он придумал учреждённую в феврале 1915 г. Комиссию по изучению естественных производительных сил России при Санкт-Петербургской Императорской .
Вот и антисоветский, но архисоветский по генезису Аксёнов в антисоветской сатире не только хватает лишнего, но вдобавок волей-неволей воспроизводит интонацию сатиры советской апологетической:
«Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами. В большом мире изобретён дизель-мотор, написаны «Мёртвые души», построена Днепровская электростанция и совершён перелёт вокруг света. В маленьком мире изобретён кричащий пузырь «уйди-уйди», написана песенка «Кирпичики» и построены брюки фасона «полпред». В большом мире людьми двигает стремление облагодетельствовать человечество. Маленький мир далёк от таких высоких материй. У его обитателей стремление одно — как-нибудь прожить, не испытывая чувства голода.
[…] В советское время, когда в большом мире созданы идеологические твердыни, в маленьком мире намечается оживление. Под все его муравьиные достижения подводится гранитная база «коммунистической» идеологии. На пузыре «уйди-уйди» изображается Чемберлен…».
Коллизии процитированного выше «Золотого телёнка» развиваются на подретушированном фоне кошмара первой пятилетки. Коллизии водевильные, в целом (для читателя) оптимистические. Хотя бы по вывернутому наизнанку булгаковскому принципу: «Кому пролог, а кому эпилог» — «Но миру-то новому начало!» Главное, товарищи, что драма мошенника с непроницаемым прошлым (бывшего гимназиста неопределённой национальности и тёмного происхождения) и трагедия его пришедших к полному краху сообщников — это пролог к новой исторической эпохе!
Ныне, чем дальше, тем гуще складывается впечатление, что сегодняшние воздыхатели по «красному проекту» — люди отнюдь не большого мира (хоть бы и потерпевшего крушение). Их мир мал, убог и на глазах продолжает съёживаться.
В 2000-е годы романтические сталинисты рычали, как обращающиеся в волков ликантропы: «Пр-ризываю тебя, Сталин! и тебя, Бер-рия! Я р-разорву либер-ралов, р-растерзаю Амер-рику! Мы возр-родим „Бур-ран“!»
Не скрою, мне бы тоже хотелось возродить «Буран». И романтических сталинистов я в этом прекрасно понимаю. Но вот полностью мешает их понять, например, тот факт, что аккурат 27 сентября с. г. исполнилось 80 лет со дня ареста  — разумеется, троцкиста-заговорщика, взятого следом за другим троцкистом-заговорщиком — , будущим академиком и дважды Героем Социалистического Труда. Им повезло. А их вышестоящих, главных разработчиков «Катюши» и Георгия Лангемака расстреляли (в 1991 г. посмертно сделав Героями Социалистического Труда). Сменивший Лангемака на посту главного инженера Реактивного института , доведший до ума реактивные снаряды, в 1940 г. тоже отправился в лагерь и к работе по специальности уже не вернулся — умер, не дождавшись реабилитации. Был у советской системы такой системный недостаток — большой перерасход людей и ресурсов на всякие ошибки.
Однако в 2000-х сталинисты (при всём эстетическом своеобразии и непримиримом взгляде на