Ещё

Русские ещё раз сразились с войсками западных союзников за Крым 

Фото: Парламентская газета
В Крыму, на реке Альма, русские войска опять, как 164 года назад, сразились со вторгнувшимися на полуостров силами союзников — Англии, Франции и Турции. Это случилось во время XI военно-исторического фестиваля «Альминское дело», в котором приняли участие реконструкторы из пятнадцати военно-исторических клубов Крыма и других регионов России.
Крымские войны: 164 года назад и сегодня
Настоящее Альминское сражение произошло 8 (20) сентября 1854 года и стало первой крупной битвой Крымской войны, в которой Россия противостояла Англии, Франции, Турции и Сардинии. Как отметила в своём выступлении на открытии фестиваля председатель Комитета по культуре и вопросам охраны культурного наследия Государственного Совета Крыма Нина Пермякова, сегодня ситуация в мире во многом похожа на ту, что сложилась более полутора веков назад. Россия вновь практически в одиночку противостоит всему так называемому цивилизованному миру.
«Во время Крымской войны премьер-министр Великобритании лорд Палмерстон вынашивал планы расчленить Россию, отобрать у неё Крым, но реализовать их ему не удалось, наши предки не допустили этого. Сейчас западные страны вновь предпринимают похожие попытки, и вновь у них ничего не получится», — отметил депутат Государственного Совета Республики Крым, ветеран Русской общины Крыма Анатолий Жилин — один из тех, кто теперь уже в далёком 1995 году, вместе с нынешним членом Совета Федерации Сергеем Цековым стоял у истоков возрождения мемориала на поле Альминского сражения.
Добавлю от себя: то, что происходит в мире сейчас, вполне можно считать «новой Крымской войной», только она носит современный «гибридный» характер. И для того чтобы победить в ней, нужно, среди прочего, хорошо выучить уроки прошлого.
Это было бы смешно, если бы не было так трагично
Альминское сражение было бесславно проиграно русскими войсками под командованием блистательного фанфарона князя Александра Сергеевича Меншикова. Больше того, именно во время этого сражения родился знаменитый русский афоризм о том, что мы можем любого врага «шапками закидать».
Однако обо всем по порядку.
Утром 1 (13) сентября 1854 года адмирал Нахимов с вышки севастопольской Морской библиотеки увидел в подзорную трубу (может быть, даже ту самую, которую он держит сейчас в правой руке, бронзовея на главной площади Севастополя) несметную массу медленно приближавшихся вражеских кораблей. Это были как военные суда, так и транспорты с армией, артиллерией и обозом — всего около 360 вымпелов. Темная огромная масса двигалась к Евпатории. Адмиралам Нахимову, Корнилову, Истомину она несла славу и гибель. Князю Меншикову — бесславие и позор.
Меншиков был очень богат, блестяще образован и остроумен. О министре путей сообщения Клейнмихеле он говорил, что тот совсем уже сговорился продать свою душу чёрту, но сделка, к огорчению обеих договаривающихся сторон, расстроилась, ибо никакой души у Клейнмихеля не оказалось. Киселёва, министра государственных имуществ, князь предложил послать на Кавказ, где нужно было разорять враждебные чеченские аулы, потому что никто не умеет так дочиста разорять деревни и села, как Киселёв. Военный министр Александр Чернышёв ненавидел Меншикова за то, что на вопрос княгини Чернышёвой: «Не помните ли, как называется город, который взял Александр?», Меншиков быстро ответил: «Вавилон!», притворяясь, будто он думает, что его спрашивают не об Александре Чернышёве, а об Александре Македонском.
«Меншикову справедливо казались смешными претензии Чернышёва на полководческие лавры, но ему нисколько не показалось смешным, что сам-то он внезапно попал, не имея на это ни малейших прав по своим данным, в верховные вожди русских сухопутных и морских сил, да ещё в один из самых грозных моментов в истории русского народа и именно в наиболее угрожаемом пункте империи. Впрочем, это и, в самом деле, было вовсе не смешно: это было трагично», — пишет в своей классической книге о Крымской войне знаменитый русский историк Евгений Тарле.
В историю можно войти, а можно вляпаться
Князь сначала ничего не сделал для укрепления обороноспособности Крыма и увеличения численности своей армии, а затем элементарно прошляпил высадку огромного вражеского десанта у берегов Евпатории. В итоге в день Альминского сражения у русских было самое большее 35 тысяч человек, а у противника — 57 тысяч. Дальше больше: на критически важный левый фланг Меншиков поставил тёмного, невежественного, вечно пьяного генерала Кирьякова, который отреагировал на это задание бессмертной фразой о том, что он, находясь на высоте, с одним батальоном «шапками закидает неприятеля». Поистине, в историю можно войти, а можно вляпаться.
В итоге Кирьяков вскоре после начала боя бросил свои позиции, фактически обрекая Русскую армию на поражение. Французы выдвинули на оставленный этим воякой плацдарм артиллерию и стали громить наше правое крыло. Беспримерный героизм простых солдат, классическая русская штыковая атака Владимирского полка, без единого выстрела обративших в бегство полк королевских уэльских фузилеров, всё пошло прахом. Держаться в таких условиях было невозможно, и мы отступили к Севастополю. Среди трофеев, захваченных противником, оказался фургон Меншикова, где находился портфель с бумагами горе-главнокомандующего.
Русская Троя
Несмотря на поражение на Альме, Русская армия приостановила продвижение противника к Севастополю. Впереди была беспримерная, продолжительностью почти в год оборона города русской славы, у которой были совсем другие, настоящие герои — адмиралы Нахимов, Корнилов, Истомин, генерал Тотлебен, матрос Кошка, медсестра Даша Севастопольская и многие другие. «Эти люди были брошены в полном смысле слова на произвол судьбы — сначала без верховного руководства вовсе, потом при таком руководстве, которое делало одну за другой грубейшие ошибки, — писал Евгений Тарле. — И все же эти люди, поставленные в такое истинно отчаянное положение, создали вместе со своими матросами и солдатами великую севастопольскую эпопею, затмившую все до тех пор бывшие исторические осады. Они создали то своего рода историческое чудо, которое даже во враждебной печати стали именовать „русской Троей“, вспоминая эпическую осаду, воспетую гомеровской „Илиадой“.
Россия проиграла Крымскую войну, потеряв на 15 лет право иметь на Чёрном море военный флот, но это было поражение, которое дороже многих побед. Слава защитников Севастополя намного превзошла славу тех, кто пытался его захватить и не захватил: город не был сдан, русские войска просто перешли на северную его часть.
Я возвращался домой с „поля боя“ уже под вечер и думал о том, как движется кругами, повторяется в новых условиях история. После распада СССР в результате такой же „по-меншиковски“ бездарной политики Россия потеряла Крым и почти потеряла право иметь на Чёрном море военный флот. По договору с Украиной его базирование на полуострове должно было закончиться в 2017 году. Однако „третья оборона Севастополя“ (так называют годы, на протяжении которых этот город, а вместе с ним и весь Крым входили в состав независимой Украины) завершилась в 2014 году воссоединением с Россией. И по-другому быть не могло. Иначе зачем погибали солдаты Владимирского полка на Альминском поле и матросы Черноморского флота на бастионах Севастополя?
На высоком крымском небе зажигались первые звезды. Где-то там среди них вращается вокруг Земли астероид Альма, открытый в 1894 году французским астрономом Гийомом Бигурданом. А в далеком Париже стоит над Сеной мост Альма. Рядом с ним — одноименная площадь и тоннель, в котором 31 августа 1997 года погибла принцесса Диана. Альминское сражение унесло жизни более десяти тысяч человек. Крымская война в целом — около миллиона. И это, пожалуй, главное, что надо помнить современному Западу, разыгрывая „крымскую карту“.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео