Ещё

Максим Дахненко: Горжусь, что в моей жизни есть и кино, и театр 

Фото: ИД "Собеседник"
Звезда сериала «Высокие ставки» на НТВ Максим Дахненко рассказал, как совмещает съемки в телефильмах и службу в театре:
— Как вы совмещаете в себе два начала: консервативные устои МХАТа и «стрелялки» НТВ, которыми брезгуют ваши коллеги?
— Если кто-то брезгует каналом НТВ — это их выбор и личный вкус. Я тоже не всеяден, но есть отдельные фильмы, сериалы, актерские работы, которые не оставили меня равнодушным — всегда должен быть выбор.
Извечный вопрос: «Отпускают ли вас в театре на съемки?» Я отвечу лично про себя: «Да». Татьяна Васильевна [художественный руководитель МХАТ им. М. Горького Татьяна Доронина] отпускает, она видела меня на экране и очень поддержала мои работы. Ее слова для меня очень важны в профессии, как, впрочем, любые слова этой великой женщины.
— Но при этом сама Доронина не снимается уже больше 30 лет…
— Это ее решение, она — большая личность: для кого-то противоречива, для кого-то скандальна, для кого-то не понята. Она — гений и вправе выбирать. И вообще, сколько таких личностей среди актеров осталось… Сейчас уже не снимаются такие фильмы, как, например, «Три тополя на Плющихе». Кто бы как ни относился, а есть всего два гения — Доронина и Ефремов. Полтора часа крупного плана! И на мой взгляд, оторваться от экрана невозможно. А сейчас в кино совсем по-другому, артист порой не успевает ничего вложить за короткие сроки съемок. Но мне повезло: я успел увидеть на сцене Евгения Леонова, Олега Янковского, Александра Абдулова. Я благодарен моим родителям за то, что они привили мне любовь к профессии. Заслуженный артист России Дахненко Аркадий Евстафьевич, мой папа (умер в 1993 году. — Авт.), и Захарова Лидия Петровна, моя мама, — актеры Кемеровского областного драмтеатра. Я родился в Омске, но с 5 лет учился в Кемерово, откуда и приехал в Москву.
— Вы 25 лет работаете во МХАТе, не возникало желания поменять сцену?
— Мы начали интервью с вопроса об НТВ и отношении к нему, так вот, к нашему театру тоже отношение неоднозначное. Но, куда бы я ни пришел, всегда уверенно говорил, из какого театра. Горжусь тем, что в моей жизни сейчас есть и кино, и озвучание, и, конечно, театр.
— А слава и поклонницы?..
— Каждый актер стремится к популярности, узнаваемости. Я работал с очень известными актерами и понял: какие же они несчастные люди, даже позавтракать не могут выйти без кепки и темных очков. Благодарен судьбе за то, что довелось работать с Алексеем Ниловым. Он невероятно популярен, особенно по «Улицам разбитых фонарей». Когда мы в перерыве между съемками «Высоких ставок» шли на обед в кафе, он не отказал ни одному человеку в фотографии или автографе. Вспомнил себя в молодости, когда только приехал учиться в Москву, — вдруг мне навстречу по улице, как обычный пешеход, — Николай Караченцов! Это было потрясение.
— Как относится семья к вашей занятости?
— С пониманием! С супругой мы вместе уже 20 лет, служим в одном театре. У нас двое детей: дочке Дарье 10 лет, сыну Андрею 5 лет. Моя жена, Мария Янко, — тоже актриса.
— Что говорят дети, когда смотрят папу на НТВ?
— Они не смотрят НТВ. Знают, что я снимаюсь в кино. Но я не считаю, что для них папа с пистолетом в телевизоре — то, что сейчас нужно. Папа стреляющий и убивающий и папа целующий — не уверен, что все смогу объяснить им. Но, как говорил Островский, всему свой черед.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео