В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Кому ждать звонка из Стокгольма: прогнозы грядущей Нобелевской премии

Увидим ли мы в числе будущих лауреатов женщин, много ли среди них американцев и японцев, какие базы данных, молекулы, статьи и формулы могут принести Нобелевскую премию в 2018 году, и будут ли в этом году в награждать выдающихся литераторов, читайте в материале Indicator.Ru.
Кому ждать звонка из Стокгольма: прогнозы грядущей Нобелевской премии
Фото: ИндикаторИндикатор
Уже завтра, 1 октября, начнут объявлять новых лауреатов Нобелевских премий. Каждый год вопрос о том, кто же это будет, кому достанется более миллиона долларов, волнует многих людей. Все они с нетерпением ждут момента, когда стокгольмские специалисты выйдут к прессе с заветным листочком, на котором написаны имена будущих звезд науки. Естественно, каждый год строят и прогнозы по поводу будущих лауреатов.
Откуда берутся прогнозы Нобелевской премии
Регулярно предсказаниями будущих лауреатов занимается Clarivate Analytics – компания, которая в 2016 году отпочковалась медиакорпорации Thomson Reuters. С 2002 года компания анализирует публикации и цитирования по базе данных научных статей Web of Science, выдвигая свой список лауреатов. Цитирования в науке – вещь относительная, но в общем приближении неплохо они неплохо характеризуют. Среди 45,5 миллионов работ, вышедших с 1970 по 2018 год, лишь на 0,04% сослались более 1000 раз, а более 2000 раз – и вовсе на 0,01%. Среди их авторов, по мнению экспертов, и стоит искать нынешних и будущих обладателей Нобелевской премии.
Предсказания Clarivate Analytics сбываются довольно часто: из более 300 человек в их списках 46 получили звонок из Стокгольма (в их числе – Кип Торн, Есинори Осуми, , , , Синъя Яманака). Правда, угадать год сложнее: только 27 ученых из этого числа стали лауреатами в течение именно ближайших двух лет. Поэтому, хотя мы не можем дать никаких гарантий, что в 2018 году приз получат именно они, все равно советуем запомнить эти имена.
Физиология и медицина: геном человека, рост сосудов или психотропные вещества
Японец Минору Канехиса – профессор Института химических исследований Токийского университета – мог бы получить Нобелевскую премию за вклад в биоинформатику. Стоявший у самых истоков этой науки, он разработал огромную базу данных KEGG (Киотская энциклопедия генов и геномов).
С момента создания в 1995 году, в рамках проекта «Геном человека», она разрослась до 16 баз данных, объединенных в четыре категории: химическая информация (о химических реакциях, происходящих в живых организмах), геномная информация, системная информация (данные о метаболических путях, модулях – рабочих группах – генов) и информация, связанная непосредственно со здоровьем человека.
Еще один претендент – Соломон Снайдер, заслуженный профессор нейронаук, фармакологии и психиатрии в Медицинской школе при Университете Джонса Хопкинса. Он обнаружил немало рецепторов различных психоактивных веществ (самые известные из них – опиоидные), описал роль D-изомеров аминокислот и газов NO и CO в переносе электрохимического сигнала в нервной системе, помог создать ряд обезболивающих и других фармакологических препаратов и стал одним из самых цитируемых ныне живущих биологов.
Итальянец Наполеоне Феррара достоин Нобелевской премии за открытие VEGF (vascular endothelial growth factor) – фактора роста эндотелия сосудов, то есть, их внутренней выстилки. Он изучил появление новых путей кровоснабжения не только в норме, но и при патологии, что позволило разработать лекарства, которые не дают раковой опухоли соорудить вокруг себя персональную капиллярную сеть, а также препараты, останавливающие потерю зрения из-за дистрофии желтого пятна на сетчатке.
Система редактирования генома CRISPR на сей раз не в приоритете. Что ж, кто знает, может, и в этот раз предсказания Clarivate Analytics опережают премию на несколько лет. Ответ мы узнаем совсем скоро: объявит о своем решении уже 1 октября.
Физика: спины, углеродные материалы и возраст галактик
В этой области большими цитированиями могли бы похвастаться Давид Авшалом из Чикагского университета и Артур Госсард из Калифорнийского университета в Санта-Барбар. Они смогли пронаблюдать спиновый эффект Холла в полупроводниках через 30 лет после того, как его предсказали русские физикаи Дьяконов и Перель. Этот эффект объясняет, как электроны ведут себя под влиянием магнитных полей; ученые надеются использовать его в квантовых вычислениях.
Трое физиков могли бы разделить Нобелевскую премию за свои достижения в области углеродных материалов и создания суперконденсаторов. Первый – это ученый украинского происхождения Юрий Гогоци из Университета Дрекселя, разработавший целый класс двумерных углеродных материалов – максенов (MXenes) и описавший новые формы углерода. Второй – Родни Руофф, заслуженный профессор Национального института наук и технологий Ульсана в Южной Корее, который известен благодаря своим исследованиям в области фуллеренов и углеродных нанотрубок и созданию необычных материалов на основе графина с различными включениями. Одновременно с ними премия могла бы достаться Патрису Симону, профессору материаловедения Университета Поля Сабатье. В 2014 году он вместе с Юрием Гогоци стал соавтором нашумевшей статьи в Science «Где закончатся батарейки и начнутся суперконденсаторы?»
В этом году можно ожидать сенсацию: среди претендентов по физике есть женщина, и если она получит премию, то станет третьей женщиной за всю историю вручения престижной наградой по физике. И впервые ее будут звать не Мария (ее предшественницы обе были Мариями – Склодовская-Кюри и Гепперт-Майер), а Сандра Фабер, почетный профессор астрономии и астрофизики в Калифорнийском университете в Санта-Круз. Перу Сандры Фабер принадлежат новые методы определения возраста и размера далеких галактик и выдающиеся работы о «холодной темной материи», частицы которой движутся медленнее скорости света и мало взаимодействуют с окружающим веществом.
Объявят лауреата по физике уже 2 октября.
Химия: органические катализаторы, кристаллография, свободные радикалы
Почетный Шелдоновский профессор Эрик Якобсен, по словам прогнозистов, мог бы получить Нобелевскую премию по химии за разработку новых органических катализаторов, ускоряющих химические реакции. Особенно он прославился реакцией эпоксидирования (избирательного окисления алкенов) в присутствии марганец-саленового комплекса – эта реакция была даже названа в его честь. Кроме того, он открыл новые реакции присоединения для иминов.
Кроме него Clarivate Analytics прочит престижную награду Джорджу Шелдрику почетному профессору Геттингенского университета имени Георга-Августа. Шелдрик создал программу SHELX, которая позволяет обрабатывать и визуализировать кристаллографические данные, и сегодня каждый зарегистрированный пользователь может скачать ее бесплатно. Благодаря разработке Шелдрика исследования в кристаллографии вышли на новый уровень.
Джоанн Стабб, почетный профессор Массачусетского технологического института, могла бы стать пятой женщиной-лауреатам по химии, но эта премия была бы довольно «биологической». Дело в том, что ее главная заслуга – открытие рибонуклетидредуктаз, ферментов, которые могут превращать рибонуклеотиды («буквы» РНК) в дезоксирибонуклеотиды («буквы» ДНК), отщепляя у них кислороды (потому и «дезокси») из OH-группы по свободнорадикальному механизму. Этот процесс очень важен для синтеза и починки ДНК.
3 октября мы узнаем, насколько точны были эти прогнозы.
Экономика: метод Бонда, абсорбционная способность, динамические экономические феномены
Премия памяти Нобеля по экономике (не настоящая «Нобелевская», но часто называемая так), по мнению экспертов Clarivate Analytics, может достаться сразу пяти ученым. Мануэль Ареллано, профессор Центра валютных и финансовых исследований в Мадриде, мог бы разделить награду со Стивеном Бондом, старшим научным сотрудником Оксфорда, за панельные исследования – статистический метод, где используются данные в двух измерениях, полученные от одной и той же группы людей. Они разработали метод Ареллано-Бонда, который позволяет оценивать динамику и регрессию в панельных исследованиях.
Среди кандидатов на премию памяти Нобеля по экономике оказались и Уизли Коэн из Университета Дьюка и Дэниэл Левинталь из Университета Пенсильвании, предложившие термин «абсорбционная способность». Этим понятием они описали максимальное количество дополнительных, внешних знаний, которые фирма может получит, оценить и применить в собственной работе. Абсорбционная способность определяет, как быстро нации, фирмы и индустрия шагают по пути прогресса и инноваций.
Пятый претендент, Дэвид Крепс, известен своими работами по микроэкономике – многочисленными книгами и эссе по теории игр, экономике для менеджеров. Адамсовский профессор бизнес-школы при Стэнфордском университете, этот ученый развил динамические модели в теории выбора и представил свой вариант равновесия по Нэшу – «секвенцильное равновесие», где учитывается не только выгода каждого игрока, но и его вера (предположение) в то, какой выбор сделают остальные участники.
Имена лауреатов по экономике мы узнаем лишь 8 октября. Тем, кто ожидал предсказаний и по литературе (все-таки филология тоже наука), да и премия была интересна как социологическое явление – напомним, что в этом году ее вручать не будут из-за разразившегося скандала, связанного с сексуальными домогательствами. Однако шведы основали Новую Академию, собрав более 100 деятелей культуры и искусства, чтобы вместе вручить альтернативный вариант премии 10 декабря и почтить память дедушки Нобеля. Уже 11 декабря Новую Академию планируют распустить, так что, вероятно, в 2019-м писатели и поэты получат свои «Нобелевки» вновь.
Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.
Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.