Ещё

Koktebel Jazz Party — как прошел шестнадцатый сезон крымского джаза 

Koktebel Jazz Party — как прошел шестнадцатый сезон крымского джаза
Фото: Москва24
Приезжать в последние дни лета за джазом в Коктебель стало уже доброй традицией. За свою шестнадцатилетнюю историю фестиваль менял название и формат, но в последние пять лет четко укрепился в своем статусе и названии.
Koktebel Jazz Party — это не просто респектабельная джазовая платформа и международный форум, на который съезжаются сотни музыкантов и гостей, чтобы поиграть и пообщаться в неформальной обстановке приморского городка, но и большое познавательно-развлекательное событие.
Позитивный настрой гости фестиваля получают уже по прилету: кроме привычного в эти дни крымского солнца их встречает новый международный аэропорт  — светлый, просторный, нашпигованный информационными табло, стендами и кафе. «Похоже, что в  прилетел по ошибке», — с веселым недоумением произнес темнокожий трубач, усаживаясь в микроавтобус с яркой фестивальной эмблемой. По территории аэропорта перемещаются молодые ребята и девчонки в фестивальных майках, получая-отдавая команды в рации и смартфоны, формируя группы на отправку в Коктебель. Машина 16-го Коктебельского фестиваля запущена и работает на всех оборотах.
Два часа по дороге, которая за пару лет из разбитого асфальтового «направления» плавно превращается в автобан, и вот вы уже в Коктебеле среди привычных крымских реалий. Кафе, громыхающие музыкой разного уровня и качества. Дредастые прихиппованные тусовщики, играющие на гитарах-бонгах-диджириду. Отдыхающие «матрасники», волокущие с пляжа надувные круги. Зазывала, предлагающие все — от жилья у моря до эксклюзивных прогулок по нему же.
В баре «штабной» гостиницы, где расположились организаторы и музыканты, с утра литрами льется горячий кофе. За одним из столиков, надвинув на голову темные очки, стучит по клавишам ноутбука один из арт-директоров Koktebel Jazz Party Михаил Иконников, успевая одновременно вносить последние коррективы в программу и здороваться со всеми вновь прибывшими. А их с каждым годом приезжает все больше. Скепсис относительной жизнеспособности фестиваля, пять лет назад сменившего неформальную пеструю эклектику на строгий джазовый формат, иссяк. Теперь здесь легко пересечься с джазовой публикой, с теми, с кем порой оказываешься за соседними столиками в московских клубах и «Эссе». Приближается бархатный сезон, так почему не совместить его с бархатными звуками джаза?
Фестивальный лайн-ап до последнего момента не разглашался, на это есть веские причины, но для кого-то — это уже привычный сюрприз. Немного волновалась западная пресса, но и она легко успокоилась. «Начиная с 2016 года мы не объявляем имена западных участников заранее. Я понимаю, как это не нравится пишущим о музыке журналистам, но, поверьте, и нам это создает немало проблем. Например, я и Сергей (Головня) частенько бываем на различных радиостанциях накануне очередного фестиваля. И вместо того, чтобы во всех красках расписывать, кого привозим на этот раз, вынуждены отделываться общими словами. В первую очередь, это забота о публике, приезжающей и приходящей на Koktebel Jazz Party. Не анонсируя участников, мы почти со стопроцентной уверенностью гарантируем нашему зрителю, что в Коктебель приедут звезды первой величины», — объясняет Михаил.
Участники со стажем доверяют организаторам, зная, что скучно не будет.
Первый день открыл новоорлеанский Rebirth Brass Band, определенным образом подхватив почин Koktebel Jazz Party–2017, начавшийся с выступления новоорлеанского барабанщика Джо Ласти. Диксиленды, похоже, в приоритете у главы агентства «Россия сегодня» , как написано на спине ярко-синего поло «отца-основателя» фестиваля. Вернувшись из дальних американских странствий, в прошлом году он пригласил на фестиваль Ласти, а теперь и его земляков. Об актуальности «диксилендного» направления в джазе можно поспорить, но заводное начало от Rebirth Brass Band продумано абсолютно точно. Какой праздник без медных труб и барабанов? Да и «темнокожий» джаз — очевидное и верное начало, настраивающее на позитив еще с «утесовских» времен.
"Думаю, что выступление в Коктебеле новоорлеанских музыкантов отныне станет еще одной хорошей традицией нашего фестиваля", — добавляет Иконников.
Джазовый интернационал подхватил индийский коллектив Rajeev Raja Combine. Джаз в Индии есть, и конечно же, ни на что не похожий — самобытный, неожиданный, в равной степени ориентированный как на народную традицию, так и на сугубо евро-американскую составляющую. Именно поэтому «фьюжн» — обозначение, характеризующее почти максимально вольный подход к жанру — в случае с индийцами, периодически уносящими слушателя в психоделические выси, здесь максимально уместно.
Игравший и записывавшийся с самим Майлзом Дэвисом саксофонист Рик Маргица в фестивальной программе обозначен как представитель направления «пост-боп», и это был, наверное, первый сет Koktebel Jazz Party–2018, для восприятия которого стоило бы изучить первоисточники. С Маргицей на сцену вышли контрабасист Сильван Романо и барабанщик Карл Джануска при поддержке трубача и пианиста . Может ли «пост-боп» звучать на вечернем пляже, если его главное место жительства — сцены небольших ночных джазовых клубов? Может, и весьма комфортно себя здесь чувствует.
Ну и наконец, Incognito — главный сюрприз первого дня и один из главных сюрпризов всего события в целом. Одни из основоположников эйсид-джаза, чей сингл Parisienne Girl 38 лет назад положил начало эйсид-джазу — одной из самых необычных музыкальных смесей к радости молодой публики и к ужасу «классической» аудитории.
Поиграть на одной сцене во время блистательного сета Incognito кому-то еще в этот вечер не удалось. Все-таки фестивальный регламент этого не позволяет, но каждый вечер, а точнее ночь, на втором этаже кафе «Карадаг» такую возможность предоставляло.
В переполненном зале, украшенном портретами джазовых грандов в импровизированных джем-сейшенах, на которых верховодил еще один арт-директор Koktebel Jazz Party Сергей Головня, сходились музыканты всех джазовых направлений. Все проходило настолько естественно, что единственным вопросом, который задавали Сергею на утро был: «Сережа, это было очень круто, но ты когда-нибудь спишь!?»
Зрители второго и третьего фестивальных дней на отсутствие стилистического разнообразия тоже пожаловаться не могли. Китайский джазовый состав Sedar Band, пожалуй, как и индийский, для многих должен был показаться труднодоступной экзотикой, но на деле оказался абсолютно лаунджевым коллективом, сыгравшим очень гармоничный тихий саундтрек для садящегося над Коктебелем солнца.
Блистательные джазовые вокалистки Ванесса Рубин и Дебора Браун выходили, естественно, в разных составах, но каждый из их сетов в очередной раз утвердил торжество гендерного равноправия в джазовой музыке. Нельзя не отметить и выступление Деборы Браун в составе Биг-бэнда Сергея Головни с учеником самого  — трубачом Эдди Хендерсоном. Армянский пианист вывел свой состав в классических черно-белых костюмах и представил программу, пускай и максимально близкую к тому, что называется «классическим джазом», но точно не лишенную четкого национального почерка.
Кстати, для выступления Ванессы Рубин организаторам предстояло решить непростую задачу — предоставить клавишнику Ренато Чикко редкий в этих краях винтажный орган Hammond, и инструмент аккуратно привезли по Крымскому мосту и установили в точно назначенный день.
Пианисты на этом фестивале вообще доставили немало приятных хлопот организаторам. Для проведения «баттла» пианистов (Яков Окунь — Ваагн Айрапетян), играющих на роялях с открытыми крышками, передвижение инструментов по сцене заняло чуть ли не больше времени, чем настройка сложных интернет-технологий для проведения онлайн-сейшена «Коктебель-Ереван» в прошлом году.
Koktebel Jazz Party — фестиваль традиционного джаза. Солидный и даже немного чопорный, обласканный прошлогодним визитом президента России, не говоря уж о приездах госслужащих местного значения, он тем не менее склонен к переменам. Каждый следующий «джаз на пляже» отличается от предшествующих, четко работая над ошибками и радуя неожиданными сюрпризами.
"В целом фестиваль удался. Вот уже третий год подряд у нас нет проблем с отказами в последний момент и необходимостью аврально искать замену. Зрителей приходит все больше. На Koktebel Jazz Party стали приезжать любители джаза из Москвы и других городов. Опробовали ряд новинок. Это два рояля и гала-представление, завершающее фестиваль. По-моему, обе удачны и наверняка останутся в программе будущих фестивалей. Сейчас уже работаем над программой на следующий год. Секреты раскрывать не буду, скажу лишь, что подумываем о том, чтобы спустя два года вернуть в нее блюз", — поделился Михаил Иконников.
В его монументальности необычным и вполне гармоничным образом сливаются джазовая импровизация и серьезная государственная поддержка. Здесь вряд ли выступят лидеры авангардного джаза и представители каких-то экспериментальных направлений жанра. Негласная задача Koktebel Jazz Party — развлекая, учить. И если выступление международного состава одного из лучших российских пианистов Якова Окуня, в процессе которого он не только играл джазовую музыку, но и доступно рассказывал о ней, принять как эталонное, то, возможно, задача эта в целом абсолютно выполнимая.
Алексей Певчев
Одиночество в мегаполисе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео