Ещё

«Из российской тюрьмы можно не выйти». Силовики Москвы игнорируют лозунг президента про «не кошмарить бизнес» 

«Из российской тюрьмы можно не выйти». Силовики Москвы игнорируют лозунг президента про «не кошмарить бизнес»
Фото: РИА "ФедералПресс"
Абсурдно, беспочвенно, нелепо
В июле этого года по международному ордеру в  был арестован предприниматель . Задержание произошло на основании уголовного дела, возбужденного еще в июне 2016 года. Силовики обвиняют бизнесмена по статье 159 УК РФ — мошенничество. Однако, как считает сам арестант и эксперты, все претензии правоохранителей совершенно беспочвенны.
Абсурдность ситуации кроется в том, что следствием игнорируется предпринимательское право как таковое. Согласно статье 421 ГК , сторонам при осуществлении сделок гарантируется свобода в заключении договора и определении его условий, а также цены сделки. То есть бизнес работает на свой страх и риск.
Кроме того, обвинение абсурдно с точки зрения уголовного законодательства. Дело в том, что поводом для преследования Виноградова послужило заявление другого предпринимателя — . Мужчина заявил, что Виноградов обманул его при приобретении торгового центра «Миллион мелочей», якобы предоставив ложные сведения о стоимости объекта.
Никакого мошенничества со стороны Виноградова, как и ущерба для «обманутой стороны», по мнению экспертов, в этой ситуации нет. Бизнесмен Шифрин заплатил за ТЦ 85 млн долларов США. При этом сам же Шифрин при подготовке к сделке попросил представителей международной компании «Кушман Анд Вейкфилд» указать рыночную стоимость объекта недвижимости в 115 млн долларов, то есть на 30 млн больше покупной цены, прописанной в договоре купли-продажи. И эту оценку рыночной стоимости объекта никто и никогда не ставил под сомнение и даже не пытался опровергнуть. А заключенные договоры не оспаривались в суде и не признавались недействительными.
Между тем, продав в 2012 году ТЦ «Миллион мелочей», Шифрин еще умудрился и заработать. За этот объект предприниматель взял с покупателя 93 млн долларов, получив тем самым чистой прибыли 8 млн долларов. Если учесть, что сам Шифрин официально (по документам) купил торговый центр за 115 млн долларов, при продаже он был освобожден от уплаты налога. Кстати, судебная экспертиза, назначенная следственными органами, определила рыночную стоимость объекта в 97 млн долларов.
Все доводы защиты предпринимателя Валентина Виноградова следствие попросту игнорирует. Почему — объяснить невозможно. Адвокаты бизнесмена безуспешно пытаются доказать, что доводы о завышении реальной стоимости торгового центра безосновательны. А значит, и признаки состава преступления — прямой умысел, корысть, имущественный ущерб и т.п. — попросту отсутствуют. Ни по одному из перечисленных пунктов у следствия нет доказательств, а вот со стороны Виноградова все условия того договора были выполнены в полном объеме — деньги за объект он перечислил.
Где подвох?
Историю уголовного преследования Валентина Виноградова изучил центра общественных процедур «Бизнес против коррупции». В эту организацию предприниматель направил свое обращение с просьбой рассмотреть его ситуацию и помочь решить проблему. Изучив обстоятельства дела, эксперты пришли к выводу, что оно не относится к уголовно-правовым отношениям. Так, известный адвокат Дмитрий Григориади полагает, что следствие считает преступлением события, которые затрагивают сферу исключительно гражданского законодательства.
По словам Григориади, Шифрин продал ТЦ «Миллион мелочей» третьему лицу дороже, чему купил сам. В этом случае говорить об убытках некорректно. Не исключено, что обращение Шифрина в  связано с его опасениями оказаться в Лондонском международном арбитражном суде, где рассматривается иск его партнера . Предприниматель Валентин Виноградов в этом процессе является… ключевым свидетелем стороны обвинения.
Адвокат Григориади назвал ситуацию патовой. «Даже если полицейские захотят прекратить дело, они не смогут этого сделать, так как необходима явка Виноградова. А он возвращаться в Россию не хочет. Разорвать цепочку можно, лишь сняв арест с предпринимателя, который сможет вернуться и доказать невиновность», — считает эксперт.
Также Григориади заметил, что после многочисленных экспертиз следствия у него появилось много вопросов и к квалификации, и к розыску, и к мере пресечения. Если к этому списку добавить еще и факт возбуждения уголовного дела по истечению срока давности, последние сомнения в истинных причинах разбирательств в отношении Виноградова отпадут.
Экстрадиция — не лучшая перспектива
Валентин Виноградов теоретически может быть экстрадирован в Россию. Правда, ничем хорошим для него это не закончится. Известно множество случаев, когда, попав в российскую колонию, человек уже не выходит оттуда живым. По сути, заключенные практически беззащитны перед произволом тюремщиков. Если у сотрудников колонии или  есть заказ на ликвидацию арестанта, можно быть уверенным, что этот заказ будет выполнен любой ценой. И совсем необязательно своими руками — для этого есть другие заключенные. Зачастую им приходится выбирать: либо идти на сделку с надзирателями, либо самим оказываться на месте «жертвы». Даже при очевидных признаках криминального характера смерти в местах, не столь отдаленных, доказать это будет крайне сложно — на бумаге все будет выглядеть в худшем случае как самоубийство. Ну или вполне традиционный вариант — «смерть от естественных причин».
Например, осенью прошлого года за решеткой скончался председатель совета директоров издательского дома «Собеседник», бизнесмен . До освобождения ему оставались… сутки. Родные Айрапетяна уверены, что его отравили. И все, возможно, из-за имущества, стоимость которого порядка 800 млн долларов. За время «отсидки» предприниматель лишился большей части своих активов.
Чуть раньше, в марте прошлого года, подозрительно скончался исполнительный директор . Все произошло в туалете СИЗО. Поразительно, но Евдокимов умудрился смертельно ранить себя несколькими ударами ножа в сердце и в горло. Родные экс-топ-менеджера уверены, что повода для сведения счетов с жизнью у мужчины не было.
В апреле этого года — новая смерть. В петербургском СИЗО-4 скончался предприниматель . Официальная версия — бизнесмен нажил себе неких могущественных врагов. Согласно выводам экспертизы, перед смертью Пшеничного изнасиловали и пытали.
Пытка — само пребывание в СИЗО
Предприниматель прошел через заказное уголовное дело и подвергался суровым пыткам. По его словам, приравнивает к пыткам уже само содержание в СИЗО, а также перевозку заключенных в России — при этом нарушаются все мировые нормы. А вот по российским тюрьмам вообще нет информации: насколько там распространены пытки и как часто от них гибнут заключенные. «Пыткам заключенных подвергают, чтобы они дали нужные следствию показания, — объясняет Шматко. — Пытают многих, и это масштабная проблема. Пытки включают как физическое воздействие, так и психологическое. Например, однажды во время допроса следователь оставил на столе лист бумаги и вышел. Я посмотрел, что это за бумага — она оказалась постановлением о моем аресте. При этом у следователя не было никаких доказательств моей вины. Понятно, что для меня это стало шоком».
Говоря о деле Валентина Виноградова, Алексей Шматко напоминает о словах президента , сказанных им на заседании Госсовета. Речь о том, что 85% уголовных дел против бизнесменов являются заказными. «Цель этих уголовных дел − убрать конкурента, отобрать активы, бизнес. Дело Виноградова, как я понял из заявлений его адвокатов, откровенно заказное, а само обвинение вызывает недоумение. Причем заказ пришел с очень высокого уровня, учитывая уровень его оппонента», — уверен Шматко.
Бизнесмен уверен, что в случае экстрадиции в Россию, Виноградова, «вне всякого сомнения, ждут жестокие пытки, и даже, вполне вероятно, его могут убить, учитывая, что у его уголовного дела очень высокопоставленные заказчики». «В лучшем случае ему удастся откупиться ценой всего своего имущества, — заметил Андрей Шматко. — Но это не избавит его от пыток и унижений человеческого достоинства».
В свою очередь, тренер рассказал «ФедералПресс» о содержании в следственном изоляторе Ростова-на-Дону его жены Оксаны. Женщину обвиняют по ст. 160 и ст. 210 Уголовного кодекса РФ. «Условия скотские, — говорит Андрей. — Во-первых, перенаселенные камеры. Когда Оксана сидела в московском СИЗО №6, в камере на 30 мест находилось 52 человека. В этих условиях людям приходиться сидеть и спать по очереди. Во-вторых, мыши и тараканы. Мышей моя жена уже не боится, так как они извечные обитатели тюремных камер. Я регулярно передаю ей в СИЗО средство от тараканов».
Но на этом «пытки» не заканчиваются. Отдельная история — передвижение внутри спецавтомобиля на заседания суда и обратно в СИЗО. «Внутри спецавтомобиля есть железная клетка с окошком, но не наружу, а в общий тамбур. Площадь этой клетки 0,8 кв. метра. И там нельзя ни встать, ни нормально сесть. Совсем недавно ее возили в этой клетке 4 часа при температуре наружного воздуха 39 градусов Цельсия. Разумеется, никакого кондиционера в этом автомобиле нет. Так вот после этой поездки из-за теплового удара моя жена не могла самостоятельно выйти из этой клетки, ее выносили на руках. Можно ли это назвать пыткой? Вероятно, да. Пусть и не преднамеренной», — резюмирует Андрей Ермаков.
Фото: ФедералПресс /
Видео дня. Травят в России: гомосексуалист дал интервью СМИ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео