Ещё

Московский нефтеперерабатывающий завод обеспечил столицу пуговицами 

Московский нефтеперерабатывающий завод обеспечил столицу пуговицами
Фото: Вечерняя Москва
В этом году Московскому нефтеперерабатывающему заводу исполняется 80 лет. А нашей газете — 95 лет. В этом материале мы рассказываем о 1960–1970-х годах. В это время «Вечерка» очень часто писала о заводе — кажется, активнее, чем о любом другом столичном предприятии.
Первые десятилетия работы завода пришлись на годы ускоренной индустриализации, войну и последующее восстановление. А затем наступил самый благополучный период советской истории. Стало можно думать уже не о выживании, а о развитии. А еще — о комфорте и повседневных заботах, о том, что нужно значительно увеличить выпуск потребительских товаров. В 1958 году объявили курс на «химизацию народного хозяйства», которая должна была насытить отечественный рынок самыми разными синтетическими материалами. И нефтеперерабатывающий завод сумел с честью ответить на вызовы эпохи.
В 1960 году на заводе заработала первая в СССР установка по производству полипропилена. Этот полимер, похожий на пластмассу, был первым продуктом предприятия, который мог находить применение в быту — и здорово облегчать этот самый быт. Представьте себе мир, где мясо из магазина можно нести только в подтекающем бумажном свертке, положенном в тряпичную сумку (целлофановых пакетов нет!). Где коврики быстро линяют и «лысеют» (они ведь бывают только из натуральных волокон). Где каждую субботу перед сдачей белья в прачечную (о домашних стиральных машинках никто не мечтает) надо срезать с него пуговицы, а потом пришивать их заново. Будет понятно, почему товары из нового материала вызывали такой восторг. Хотя основной продукцией завода оставались бензин и дизельное топливо, именно полипропилен стал любимцем журналистов.
25 декабря 1963 года «Вечерняя Москва» выпустила номер, подготовленный известными писателями. , будущий автор «Обмена» и «Дома на набережной», прислал в него репортаж с нефтеперерабатывающего завода. Мастер «городской прозы», очень внимательный к быту и психологии советских людей, Трифонов изобразил пользу нового продукта через конкретные нюансы. Он цитирует начальника технического отдела Павла Крымова: «Приезжали с пуговичной фабрики имени Балакирева. В прачечных требуют, чтобы срезали пуговицы с сорочек потому, что они не выдерживают высокой температуры. А наш полипропилен выдерживает температуру выше 100 градусов».
Демид Иванюков (1907— 1975), директор завода, возглавлявший его с 1953 года и до самой кончины, устроил в своем кабинете выставку изделий из полипропилена. И охотно рассказывал историю каждого экспоната — например, яркого ковра, который выдержал остроумный краш-тест. «На одной из станций метро его топтали почти месяц многие тысячи ног, — написала „Вечерняя Москва“ 24 февраля 1970 года. — А он как новенький. Рядом с нежной тканью лежат автомобильный руль и какая-то, причудливой формы, деталь. Как видно, полипропилен, когда нужно, может быть и очень твердым».
18 мая 1972 года газета сообщила о вводе в строй двух новых линий для производства полипропиленовой пряжи.
«Гранулированное сырье загружают в бункер, и за дело принимаются двенадцать агрегатов каждой линии, — описывала «Вечерка» процесс ее изготовления. — Они расплавляют пластмассу, превращают ее в пленку, растягивают ее, «закаляют», обдавая горячим паром Затем барабаны с иглами рассекают пленку на тонкие нити — и опять на термообработку. После нити скручиваются, становятся пушистыми. Такая… пряжа хороша и для модного домашнего рукоделия». В том же году 15 апреля «Вечерка» написала про заводской субботник. В тот день работали исключительно на сбереженном в течение года сырье. Журналист поговорил с ткачихами, которые делали полипропиленовые циновки. «Обычно выполняем дневное задание на 104–105 процентов, а сегодня дадим 120 процентов», — пообещала ему работница . За год планировалось изготовить 60 тысяч метров ковриков — втрое больше, чем в предыдущем году. Швея Клавдия Балашова строчила в тот день опытную партию хозяйственных сумок — красивых и непромокаемых. «Можно предвидеть успех, каким они будут пользоваться у москвичек», — заключил журналист.
Дополнительное очарование полипропилену придавало то, что его делали из побочного продукта — газа, который образовывался при производстве горючего. В 1960-е годы в СССР задумались о том, что надо уменьшить нагрузку на окружающую среду (в предыдущие десятилетия было не до этого). От предприятий стали требовать установки фильтров, задерживающих выбросы — сточные воды, золу, пыль. И Московский нефтеперерабатывающий завод здесь оказался образцом для подражания. В последующие годы это умение станет цениться едва ли не наравне с собственно производственными успехами. Об этом будет рассказано в заключительном материале нашей серии.
ДОСЛОВНО
«…тот, кто не был у нас хотя бы год, не узнает предприятия — практически вырос новый завод. За пять последних лет вступили в строй еще 10 мощных технологических установок. Реконструкция завода превращает его в большой химический комбинат, где нефть перерабатывается не только в высококачественное моторное топливо, но и в ценные синтетические материалы на специальной установке, вернее, на вновь созданном заводе, делают золотистые слитки серы высокой чистоты. Недалеко время, когда десятки и сотни тонн промышленного полимера (полипропилена. — Прим.) «выйдут в свет», а каждая такая тонна заменяет 6–7 тонн стали. За семилетие объем производства в денежном выражении возрос в 2.5 раза, производительность труда повысилась почти вдвое».
(Иванюков Д. Обновление// Вечерняя . 1966. 28 марта).
Видео дня. Пассажиров самолета затопило в полете
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео