Ещё
Российские войска поняты по тревоге
Российские войска поняты по тревоге

В Янтарном крае возник судебный прецедент по «экономическим» делам 

Фото: Российская Газета
«Заказчики» своего добилисьПо информации калининградского бизнес-омбудсмена, уголовное дело по статье «Мошенничество» возбудили в отношении директора местной фирмы в начале прошлого года. Речь идет об инновационной компании, которая производит медицинское оборудование. Предприниматель также обслуживал медтехнику в одной из больниц Калининграда. Его обвинили в том, что ремонтные работы компания выполнила не в полном объеме, а вознаграждение в рамках государственного заказа получила целиком. — При этом стоимость невыполненных, по версии следствия, работ составляла всего около 400 тысяч рублей, — делится информацией уполномоченный по защите прав предпринимателей в Калининградской области Георгий Дыханов. — Тогда как одна единица оборудования, которое производит компания, стоит порядка 20-30 миллионов рублей. Зачем, скажите, предпринимателю, производящему востребованную на рынке дорогостоящую продукцию, рисковать репутацией ради 400 тысяч рублей? Сам обвиняемый утверждал, что ремонтные мероприятия он проводил даже в большем объеме, чем это предусматривали контракты. То есть в некоторых случаях компания работала в больнице бесплатно. Вынося оправдательный приговор, суд опирался на несколько соображений. Во-первых, все свидетели подтвердили, что работы по техническому обслуживанию и ремонту медицинского оборудования предприниматель выполнил на сто процентов. Сотрудники больницы засвидетельствовали этот факт своими подписями в акте выполненных работ. Во-вторых, результаты судебной экспертизы, положенной в основу обвинения, Фемида признала недопустимыми. Суд допросил экспертов и выяснил: экспертиза основывалась на анализе документов. Эксперты, как оказалось, даже не осматривали оборудование, а часть специалистов вовсе не выезжала в больницу. — Никаких других доказательств, подтверждающих, что предприниматель совершил преступление, не было, — продолжает Георгий Дыханов. — Поэтому суд, к счастью, принял единственно верное в данной ситуации решение. Однако говорить о том, что все завершилось благополучно и невиновные не пострадали, нельзя. Уголовное разбирательство отбросило инновационный бизнес на несколько лет назад. Компания пропустила важные государственные тендеры, которые она имела все шансы выиграть. Персонал предприятия, несколько десятков человек, полгода находится в вынужденных неоплачиваемых отпусках. И я, и федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов, который консультировал нас в этом деле, уверены: мы столкнулись с классическим «заказным» уголовным преследованием. И «заказчики» мероприятия, несмотря на оправдательный приговор, частично своего добились. Калининградскому предприятию потребуется немало времени, чтобы вновь стать конкурентным на рынке, как это было до возбуждения уголовного дела. Инструмент не работаетВ прошлом году только по «экономическим» статьям УК и статье «Мошенничество» российские правоохранители возбудили 242 тысячи уголовных дел. В четырех из пяти случаев, по информации федерального бизнес-омбудсмена, уголовное преследование предпринимателя завершалось частичным или стопроцентным разрушением бизнеса. — Среди представителей бизнес-сообщества, столкнувшихся с необоснованным уголовным преследованием, считается удачей, если им удается избежать реального наказания, — отмечает адвокат, правозащитник, член Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при председателе Совета Федерации Евгений Корчаго. — Так, одного из моих клиентов, обвиняемого в мошенничестве, суд освободил от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности преступления. В другом случае дело закрыли на стадии следствия из-за отсутствия состава преступления. Но оправдание по всем эпизодам — огромная редкость. Согласно официальной статистике, суды выносят 0,2-0,4 оправдательных приговора из ста. Будем надеяться, что решение, принятое в Калининграде, превратится в хороший прецедент и суды перестанут бояться оправдательных приговоров. При этом количество уголовных дел, возбужденных в отношении предпринимателей, в последние годы увеличивается. В Калининградской области этот показатель, по информации региональной прокуратуры, в первом полугодии 2018-го вырос на 62 процента. Чтобы нивелировать проблему необоснованного уголовного преследования, необходимо строжайшим образом наказывать правоохранителей, причастных к формированию «заказных» дел, уверены эксперты. В конце 2016 года законодатели даже откорректировали статью УК РФ «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела». Там появился пункт о воспрепятствовании предпринимательской деятельности. За такое деяние следователю грозит срок — от пяти до десяти лет. Доказать, что бизнес был разрушен в результате необоснованного уголовного преследования, практически невозможно— Однако случаев, когда правоохранителей привлекли к ответственности по новым правилам, настолько мало, что можно смело утверждать: поправки не защитили предпринимателей от необоснованного уголовного преследования, — продолжает Евгений Корчаго. — Это хороший законодательный инструмент, но он не заработает, пока не будет адекватного объективного правоприменения. Для этого требуется политическая воля — как и для излечения судебной системы от боязни оправдательных приговоров. И в случае, если предпринимателя полностью оправдали, государство должно возместить ему все убытки и все недополученные доходы. Сейчас граждане, уголовные дела в отношении которых прекращены по реабилитирующим обстоятельствам, имеют право на компенсацию стоимости юридических услуг и компенсацию морального вреда. Однако размер компенсации морального вреда понесенным страданиям явно не соответствует. Так, одному из предпринимателей, который провел несколько лет в СИЗО, присудили полмиллиона рублей. Доказать же, что бизнес был разрушен в результате необоснованного уголовного преследования, практически невозможно. Эта проблема, на мой взгляд, требует исправления на законодательном уровне. Залог вместо стражиО необходимости объективного применения действующих норм говорит и Георгий Дыханов. Уголовно-процессуальный кодекс РФ, который регулирует порядок уголовного судопроизводства на территории нашей страны, уже сейчас способен защитить предпринимателей от «заказных дел». Вот только не всегда правоохранители опираются на его положения. — Единственное, что требуется, на мой взгляд, поменять в УПК РФ, — это поводы и основания для возбуждения уголовных дел по нескольким «экономическим» статьям и по статье «Мошенничество», — рассуждает Георгий Дыханов. — Сейчас любой предприниматель, не выполнивший вовремя работы в рамках государственного или даже коммерческого контракта, легко может стать мошенником в глазах правоохранительной системы. Такие объективные факторы, как скачки курса рубля, удорожание материалов, нечистоплотность субподрядчиков, во внимание не принимаются. Схожая ситуация сложилась с уголовными делами, возбужденными в связи с невыплатой зарплаты и налогов. Борис Титов в числе прочих мер предложил обязать судей применять залог по «экономическим» преступлениям. Только за последние два года Пленум Верховного суда трижды признавал неудовлетворительной работу судей общей юрисдикции при принятии решений о помещении под стражу. — Решения принимаются безосновательно, полностью копируя позицию следствия, — подчеркивает Борис Титов. — Чтобы нивелировать эту проблему, сегодня необходимы нормативные изменения. Например, необходимо обязать судей применять залог как основную меру. А также ввести систему эскроу-счетов, на которых обвиняемые могли бы депонировать такие залоги в размере ущерба. Кроме того, следует вернуться к ранее существовавшей норме: решение о мере пресечения не может приниматься судьей, который рассматривает дело по существу. Евгений Корчаго добавляет: помимо отказа от массового помещения предпринимателей под стражу, важно минимизировать случаи арестов счетов, изъятия техники и документации, без которой предприятие не сможет нормально функционировать. Чтобы компания, даже если ее руководство заподозрили в нарушении закона, продолжала работать — производить продукцию, платить сотрудникам зарплату, перечислять в бюджет налоги. — Нельзя утверждать, что абсолютно все предприниматели, ставшие фигурантами уголовных дел, являются невиновными. Но если уголовно-процессуальные мероприятия будут объективны и адекватны, бизнес не пострадает, невиновный человек не потеряет свое дело, а виновный — все равно понесет заслуженное наказание, — подводит итог Корчаго.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео