В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Как саудиты побеждают в своем конфликте с Канадой

Если вести подсчет очков в эскалирующем конфликте между и , то в таком случае пока преимущество придется отдать саудитам.

С того самого момента, когда в прошлую пятницу канадский чиновник опубликовал в Twitter свою критику по поводу нарушений прав человека в Саудовской Аравии, Королевство саудитов отреагировало с помощью целой серии чрезмерных ответных мер, а также весьма жестких угроз. Посол Канады был выдворен из , и, кроме того, саудовский посланник был отозван со своего места работы. Торговля и инвестиции были заморожены, а 16 тысяч саудовских студентов лишились своих стипендий и теперь, возможно, уедут из страны, и это только некоторые из ответных действий. Несмотря на поднятый по поводу этой истории шум, пока возникший конфликт имеет, в основном, символический характер. Саудовские медицинские пациенты не имеют на руках очень весомых карт, однако забирая их из канадских больниц, Эр-Рияд получает газетные заголовки, рекламирующие его непримиримость.

Видео дня

Все началось на прошлой неделе с опубликованного в Twitter твита. Сначала сообщила о том, что саудовское правительство арестовало нескольких женщин из числа активисток правозащитного движения, и этот шаг был представлен как «еще одно доказательство кампании по применению жестких мер, которая только набирает обороты». Через несколько дней министр иностранных дел Канады Кристия Фриланд (Chrystia Freeland) опубликовала такое сообщение в Twitter: «Была очень обеспокоена, узнав о том, что Самар Бадави (Samar Badawi), сестра Раифа Бадави (Raif Badawi), была арестована в Саудовской Аравии. Канада активно поддерживает семью Бадави в это тяжелое время, и мы активно добиваемся освобождения как Раифа Бадави, так и Самар Бадави».

Члены семьи Бадави являются известными саудовскими диссидентами. Раиф Бадави, известный как блогер, критикующий политику в области религии, а также саудовское правительство, был арестован в 2014 году и подвергнут публичной порке в 2015 году за вероотступничество. Чуть более недели назад Самар Бадави, сестра Раифа, была арестована вместе с другими женщинами-активистками правозащитного движения, что и вызвало реакцию Фриланд в Twitter. Вскоре после этого Global Affairs Canada, официальный правительственный аккаунт, опубликовал в Twitter следующее сообщение: «Канада серьезно обеспокоена в связи с дополнительными арестами представителей гражданского общества, а также женщин из числа активистов правозащитного движения в #Саудовской Аравии». И после этого хештега Эр-Рияд перевозбудился, что и привело к попыткам наказать канадское правительство и доказать свою правоту.

Но почему так произошло? Зачем было Саудовской Аравии, государству, которое постоянно нарушает права человека и которое, как правило, подвергается критике за свою репрессивную политику, отвечать так резко на это конкретное сообщение в Twitter — и почему именно сейчас? Конечно, это связано с новым правящим режимом в стране, возглавляемым молодым принцем и вероятным наследником Мухаммедом бин Салманом. 32-летний наследный принц Мухаммед в течение последнего года занимался проведением своей собственной рекламной кампании — он представляет себя западной аудитории в качестве активного сторонника модернизации и как реформатора, чья страна является ключевым элементом в противодействии экспансионистскому военному влиянию на Ближнем Востоке. Кроме того, он возглавляет кампанию по применению жестких мер внутри страны, включая массовые аресты внутренних соперников и возросшие репрессии в отношении политических диссидентов. Помимо этого, следует упомянуть жестокую и продолжающуюся войну в . На таком фоне он заключил важные сделки в области вооружений с Канадой и с .

Похоже, саудовский наследный принц пытается дать понять другим странам, особенно тем, которые имеют значительные торговые связи с Эр-Риядом, что им не следует вмешиваться во внутренние дела Саудовской Аравии. Саудовской Министерство ответило Канаде своим собственным официальным сообщением в Twitter с хештегом «Заявление» (#Statement): «Позиция Канады является открытым и вопиющими вмешательством во внутренние деле королевства #Саудовская Аравия, и она противоречит самым основным международным нормам и всем хартиям, регулирующим отношения между государствами».

Связанные с саудовским правительством средства массовой информации активно поддерживают эту позицию внутри страны и предупреждают Канаду о рисках, связанных с c попыткой не воспринимать всерьез Эр-Рияд. Редакционная статья, опубликованная в связанной с государством саудовской газете «Arab News», вышла под заголовком «Канада рискует многим». «Канаде следует посоветовать тщательно взвешивать свои дальнейшие шаги; в большинстве случаев конфликт с саудовским королевством сложно урегулировать. Его потенциальные последствия могут не только повредить будущим инвестициям и масштабной торговле, но и содержат в себе реальный риск вызвать негативную реакцию всего мусульманского и арабского мира», — подчеркивается в статье. Это вполне невинный вариант в сравнении с твитом проправительственного саудовского молодежного агентства, в котором был показан самолет, приближающийся к зданию, а подпись под ним была такая: «Тот, кто вмешивается в чужие дела, столкнется с тем, что ему не понравится». Эта угроза была впоследствии отредактирована, и было опубликовано извинение, но к этому времени позиция была уже заявлена.

Однако истинная суть проблемы состоит не в способности диктатуры проводить воинственную кампанию в социальных сетях и демонстрировать не самые выдающиеся качества лидеров страны. И не в особой жестокости саудовской политической машины. Важно то, какое воздействие — значительное или не очень — эти хорошо установленные факты оказывают в условиях быстро меняющейся глобальной арены.

Проявление принципиальности канадского министерства может выглядеть несколько неуместным на фоне сделки с Эр-Риядом в объеме 15 миллиардов долларов, однако оно не лишено смысла. Это, скорее, публичное подтверждение того факта, что международный режим, основанный на правах человека, никогда не отличавшийся особой прочностью, сегодня быстро разрушается. Этот режим, по сути, заявляет, обращаясь к нарушителям прав человека: «Мы будем оказывать на вас давление для того, чтобы вы двигались к либеральным стандартам терпимости по отношению к диссидентам и представителям меньшинств — или, по крайней мере, к тому, чтобы вы были менее жестокими и репрессивными». Не очень высокий стандарт, и, тем не менее, в этот момент вы можете услышать телефонный звонок в соседнем доме, а сам факт его будет затем подтвержден одним из западных государств.

Канадский лидер поддержал заявление своего Министерства, однако его позиция, судя по всему, соответствует уже взятой линии, но не настроена на эскалацию. Пока не ясно, каким образом Канада собирается выходить из сложившейся ситуации, если не считать того, что она будет просто ждать благоприятного момента, пока саудиты не придут к выводу о том, что они изложили свою позицию, а раздражительная реакция наследного принца Мухаммеда сойдет на нет.

«Они хотят сделать из нас пример, и поэтому, на мой взгляд, мы должны будем проделать огромное количество низких поклонов и извинений для того, чтобы саудиты закончили это дело, — сказал в интервью телекомпании CBC Рекс Брайнен (Rex Brynen), профессор политологии Университета Макгилл и специалист по Ближнему Востоку.

Результатом принципиальной позиции Канады является то, что она оказалась в одиночестве. Администрация Трампа сохраняет дистанцию и вовлекается лишь как рефери в спор между абсолютной монархией, Саудовской Аравией, и Канадой, союзником по . «Обе стороны должны вместе дипломатическим способом разрешить этот конфликт», — заявила во вторник, выступая перед представителями прессы, официальный представитель Госдепартамента Хизер Науэрт. — Мы не можем сделать это за них; они вместе должны уладить этот конфликт». Европа, в целом, тоже не вмешивается в эти разборки.

С другой стороны, , , и президент Палестинской администрации — все они выразили свою поддержку Саудовской Аравии. в среду заявила о том, что Канада ведет себя неправильно, пытаясь совать свой нос в те дела, который не имеют к ней отношения. «Считали и считаем недопустимой в этой связи политизацию правочеловеческой проблематики», — подчеркнула официальный представитель российского Министерства иностранных дел в своем заявлении. — Мы полагаем, что Саудовская Аравия, вступившая на путь масштабных социально-социальных реформ, в полной мере обладает суверенным правом решать, как ей двигаться дальше в этой важной области».

Таким образом, трудно воспринять все это иначе, как победу саудитов.

Возможно, следует ожидать реальных ответных действий, однако пока именно Саудовская Аравия со всеми своими друзьями, с Соединенными Штатами и Европой, спокойно посвистывает, повернувшись спиной, а Канада оказалась в изоляции, но не складывает оружие. «Оружие» в данном случае является эвфемизмом, заменяющим «твиты».

А что вы представляете себе, когда слышите фразу «Осушить болото?» , использованную им во время президентской кампании 2016 года? Массу бейсболок с надписью «Сделать Америку вновь великой» (MAGA)? И людей, скандирующих этот лозунг и не скрывающих своей радости, когда их герой обещает очистить от бездельников округ ? Я полагаю, что именно это и приходит на ум большинству людей, однако я вспоминаю нечто другое. Когда я слышу фразу «осушить болото», я вспоминаю и первые дни после атаки террористов (запрещенная в России группировка, ред.) в 2001 году.

Тогда эта фраза означала нечто совершенно иное. Тогда она относилась к идее о том, что джихадистские группировки вроде «Аль-Каиды», рассчитывающие нанести удар по Америке, поддерживаются коррумпированными диктатурами Ближнего Востока, с которым Соединенные Штаты нередко связаны союзническими отношениями. Это болото означало репрессивные, удушающие условия, господствующие в государствах Ближнего Востока. Но если осушить это болото, то тогда указанные страны перестанут производить террористов (Саудовская Аравия никогда не была в этом списке, потому что ее автократические лидеры, проводившие репрессивную политику у себя дома, рассматривались как стабильные, ключевые партнеры, поддерживающие внешнюю политику Соединенных Штатов).

Нужно было лишь вторгнуться в эти общества Ближнего Востока, находившиеся под гнетом репрессивных государств, и освободить их. Когда общества освобождаются, они начинают процветать. Это был удобный для некоторых людей миф, однако он обращался к весьма реальному и универсальному человеческому желанию быть свободным от тирании, и поэтому многие в него верили, в том числе и я.

Мы знаем, как все это закончилось, только это еще не закончилось в . Это был старый способ решения проблем. Он легитимировал использование силы с помощью соответствующей риторики, а также таких понятий как права человека и демократия. Нельзя сказать, что кто-то всегда считал королевство Саудовской Аравии государством, уважающим демократию, однако подобная риторика имела какое-то значение.

Создается впечатление, что мы вступили в новый мир с новыми болотами, подлежащими осушению. И нет совершенно никакой уверенности в том, что президент Трамп, который договорился о продаже оружия саудитам на десятки миллиардов долларов, когда принимал у себя в прошлом году наследного принца Мухаммеда, и который считает Саудовскую Аравию критически важной для сдерживания иранской экспансии на Ближнем Востоке, будет делать вид, что отношения с Саудовской Аравией зависят от продвижения демократии, прав человека и чего-либо другого в этом роде.

Джейкоб Зигель живет и работает в . Он сотрудничает с такими изданиями как , New York Daily News, Vice, а ранее он был штатным репортером издания Daily Beast и специализировался на вопросах войны и протестной политики. Кроме того, он автор и редактор литературной антологии «Выстрелил и забыл» (Fire and Forget).