Ещё

Антикоррупционеры Украины: грязная война властей чужими руками 

Антикоррупционеры Украины: грязная война властей чужими руками
Фото: Украина.ру
26 июля Жебривский заявил, что если парламент не примет изменений в закон о НАБУ, который он внес вместе с остальными двумя аудиторами (от  и правительства), то он уйдет.
«Потому что если мы в сентябре болтаемся, то я не хочу тратить время для того, чтобы числиться кем-то», — отрезал он.
Ребенок и игрушка
Обсуждая проблему НАБУ и надзора за ним, Жебривский отметил, что Бюро, как завещал преобразователь Ли Куан Ю, достаточно было бы посадить хотя бы нескольких чиновников, и этого было бы достаточно — появился бы страх перед совершением коррупционных преступлений. При этом институционность органов должна быть такая, чтобы коррупция вообще не появлялась.
«Мы сейчас работаем над методологией проведения аудита, регламентом. А в сентябре мы будем фактически презентовать и комитету, и другим заинтересованным органам, чтобы такое утверждение состоялось. Наша ключевая задача — чем можно посодействовать для независимости этого органа и его реального функционирования. Понятно, что будет проведен аудит подбора кадров, как финансовой, оперативной, так и следственной деятельности. Мы это тщательно, придирчиво, незаангажированно проверим», — пообещал аудитор.
Он обратил особое внимание на квалификацию кадров. Следователь же с достаточной квалификацией и репутацией, по словам Жебривского, начинается только после пяти лет службы. Ведь старшим следователем нужно было проработать хотя бы два года, чтобы потом стать им хотя бы в райотделе, не говоря о том, чтобы стать им .
«А человек, которые имеет юридическое образование или занимался еще чем-нибудь, приходит, и ему дают миллиардные дела… О какой эффективности мы можем говорить? Очень бы хотелось, чтобы при утверждении комиссией Антикоррупционного суда, она учла один из ключевых факторов — профессионализм. Я уверен, что работники прокуратуры на 70-80% являются добропорядочными людьми. И если задать правильный алгоритм их деятельности, они не будет смотреть в сторону», — обнадежил чиновник.
В связи с этим он рассказал историю, когда в свое время он в ГПУ формировал управление по расследованию коррупционных преступлений, совершенных людьми на особо ответственных должностях. И из 15 первых дел, которые НАБУ передало в суд, 7 были начаты подчиненными Жебривского. Он похвалил своих бывших работников, сказав, что следователи ГПУ никому не заглядывали в карман, а реально и профессионально вели дела.
И сразу вспоминается повальная люстрация, мигом начавшаяся после зимы 2014 года (во что это вылилось — ниже). Напрашивается сравнение с маленьким ребенком, который из любопытства разобрал по винтикам игрушку, а потом бежит к маме-папе, чтобы помогли ее собрать заново.
НАБУ и САП не ведут статистику
Кандидат юридических наук, экс-замгенпрокурора в 2014-2015 гг. Алексей Баганец подчеркивает, что украинское государство создало бесконтрольные правоохранительные органы, где нет крайнего.
Так, сообщил правовед, в законе про НАБУ, исследуя причины и основания для увольнения руководителя Бюро, человек найдет там только одно основание, не зависящее от его волеизъявления. Это — результаты внешней проверки (аудита), институционной и операционной независимости НАБУ, в том числе, путем проверки отдельных криминальных производств, которые расследовались детективами Бюро и которые являются завершенными.
Что тогда может сегодня повлиять на руководителя НАБУ, чтобы он не грызся с антикоррупционным прокурором, а чтобы они работали вместе на результат? Ничего не изменится пока не будут внесены изменения в законодательство, уверен Баганец.
назар холодницкий
«Читайте внимательно закон про НАБУ. Те, кто его разрабатывали, про интересы не думали, а сделали все для того, чтобы аудитором мог быть украинский следователь, прокурор или судья. Имелось в виду, что аудиторами могут быть те следователи, которые работали за границей», — озвучил свою позицию экс-прокурор.
При том, что Алексей Баганец ничего не имеет против назначенных аудиторов, вопрос в том, что они могут проверить при фактическом отсутствии полномочий.
Практически бессильны
Все, что могут на данный момент аудиторы: изучать криминальные производства, расследованные детективами НАБУ и иметь доступ к документам и информации кроме тех, которые запрещены законом про гостайну. А также — проводить интервью с работниками Бюро, антикоррупционными прокурорами, чиновниками и другими людьми, которые могут предоставить информацию или документы, касающиеся результатов проверки аудиторов. Все.
Аудиторы, снова-таки, могут залезть исключительно: в дела, по которым расследование закончено или они закрыты. В дела, по которым завершены досудебные следствия, а участникам процесса предоставили материалы для ознакомления согласно ст.290 КПКУ. В дела, которые суд рассмотрел, вынес обвинительный вердикт, который вступил в силу.
«За три года в НАБУ 600 с чем-то дел — тех, которые они не дадут аудиторам. За это время они отправили 100 с чем-то обвинительных актов в суд, а по ним — только 19 вердиктов, вступивших в силу. Посчитали и выявили, что аудиторам дадут ноль целых с чем-то десятых процента от того количества зарегистрированных, расследованных и сегодня еще расследуемых дел», — сообщил Баганец.
Более того, он решил самостоятельно проверить работу НАБУ и САП в части соблюдения конституционных прав граждан на этапе досудебного расследования, направив в эти ведомства запросы. Законоведа кроме гражданских прав интересует законность совершения детективами оперативно-розыскной деятельности, досудебного расследования.
Так, САП не предоставила ведомости про результаты собственного надзора касательно этих вопросов — якобы это служебная информация. Также в ответе было сказано, что орган не сохраняет свою отчетность. А в НАБУ заявили, что действующими нормативными актами вообще не предусмотрено проведение Антикоррупционным бюро статистической отчетности насчет: количества задержанных граждан; граждан, взятых под стражу; освобожденных граждан (из ИВС и из-под стражи); граждан, в отношении которых были открыты дела, а потом закрыты; оправданных граждан.
Также неизвестно, сколько этими госструктурами направлено в суд ходатайств о проведении обысков, о наложении ареста на имущество, о проведении гласный следственных действий.
«Они, согласно общему приказу , должны вести статистику только с 1 января 2018 года. То есть 2,5 года ни НАБУ, ни САП не вели учет о своей работе. Таким образом, руководству этих органов неинтересно знать, соблюдают ли они конституционные права и свобод граждан или нет», — удивляется Алексей Баганец.
Вместе с тем, закон о НАБУ четко предусматривает ответственность главы Бюро перед президентом Украины, Кабинетом Министров и Верховную Раду не только за деятельность своего ведомства, а и в частности за законность осуществляемых оперативно-сыскных мероприятий, досудебного расследования и соблюдения прав гражданина.
А если нет закона, который бы обязывал САП и НАБУ вести такую статистику, то, как будут отчитываться их председатели, — неясно.
Алогизм и непонятность
При этом антикоррупционный комитет должен не реже одного раза в год проводить открытые слушания на тему деятельности НАБУ. Но депутаты не только не смогли рассмотреть национальную антикоррупционную стратегию на следующие три года и даже не включили ее в повестку дня. Но еще и так и не назначили дату слушаний по вопросам антикоррупционной политики, хотя это должно было быть выполнено до 1 июня.
Так, законодательная власть Украины до сих пор не может найти адекватный и подход к антикоррупционной проблематике.
Кандидат юридических наук Олег Баулин подчеркивает, что досудебное следствие в НАБУ не упорядочено: как его организация, так и осуществление его руководства бывают алогичными. Алогизм основан на недочетах законодательства. Правовая неопределенность в процессуальных законах создает фундамент для коррупционных рисков.
«Если прокурор, в том числе и САП в одних случаях считает, что он может закрыть криминальное производство, в котором не сообщено о подозрении. А в других случаях считает, что не может? В Криминально-процессуальном кодексе ученые однозначного ответа не находят. Потому что есть общие полномочия, а есть порядок закрытия криминального производства Это один пример, но мы можем найти много таких бессистемных положений в КПК. Не существует единой судебной практики. И как раз это усложняет работу НАБУ и САП», — пояснил юрист.
Анекдот о следователях НАБУ
Однако зачем нужно разбираться, если начальник Бюро Артем Сытник сообщил о так называемом внешнем аудите НАБУ, проведенном ?
«В этом аудите принимали участие представители , которые длительное время проводят аналогичные исследования в правоохранительных органах США. Они периодически приезжали, получали данные. Началось это все где-то в декабре», — сказал Сытник в марте этого года.
Значит, их допускали к гостайне, материалам уголовных производств? Тех, кто украинского законодательства и языка не понимает. Да и форма права в Украине совсем иная.
отметил, что в его понимании «это был предупредительный выстрел, чтобы сразу направить аудиторов в русло». Потому что все то, что будет противоречить американским выводам, заведомо будет признано неправильным.
«Это нечестная позиция, нечестная игра, это незаконно. Мы и этому дадим оценку, когда будем проводить аудит», — сказал аудитор. Если возвратиться к работникам НАБУ, то их профессиональная подготовка вызывает тревогу у экспертов. Ведь когда судьи, прокуроры и следователи проходили люстрацию, адвокаты ежедневно наращивали и совершенствовали свое мастерство. Поэтому сейчас они подготовлены намного лучше, чем гособвинители.
обыск набу
Поделился такими новостями профессор кафедры уголовного права Национальной академии внутренних дел Василий Шакун.
«К нам на консультации приходил один детектив готовить извещение подозрении в совершении преступления. Потому что он шел к прокурору, а тот перечеркивал написанное — абсолютно безграмотно. Четыре месяца они готовили сообщение о подозрении, так ничего и не сделали и теперь не могут выйти из этой ситуации. Закончилось все тем, что дело это Антикоррупционная прокуратура закрыла», — рассказал трагикомическую историю профессор.
К тому же, кроме дилетантов в этих органах правопорядка, есть море вопросов, без которых НАБУ и САП не может нормально функционировать. Ведь когда заработает Государственное бюро расследований, начнутся конфликты — они уже заложены в самой системе. И это только начало.
Чтобы это все предотвратить, необходимо сделать одновременно эффективной работу всех органов по отдельности. Потому что иначе судья потеряется в решениях — совершило ли лицо коррупционное преступление или совершенно иное.
Модули готовы, но…
А ведь есть еще Нацагентство по предотвращению коррупции (НАПК), о котором в связи с раздором между НАБУ и САП немного подзабыли.
Депутат 26 июля сообщил, что создание автоматического модуля контроля деклараций завершено, однако есть вопросы по качеству реестров недвижимого и движимого имущества.
«Мы долго заставляли НАПК разработать автоматический модуль контроля деклараций. Сейчас он готов и принят на баланс, его можно запускать уже с нового года. Однако, это может привести к тому, что у нас будут десятки тысяч неправильных деклараций, которые нужно будет проверять или регистрировать уголовное производство, потому что качество реестров недвижимости, автомобилей, имущественных прав — оно недостаточное», — сказал он.
Антикоррупционный комитет ВР и НАПК пытаются вырулить из ситуации.
Может, депутат чего-то не знает или недоговорил журналисту, бравшему у него комментарий? Но модуль этот готов к работе хоть вчера. Об этом открыто заявляют разработчики, на которую власть за хорошее дело объявило облаву.
Впереди — война за мир Вкратце: программа развития , сотрдничающая с НАПК, выбрала ООО «Миранда» для создания ПО по проверке деклараций. В декабре 2015 года подписали договор.
 — создатель «Миранда», а сейчас — научный сотрудник КПИ — разъяснил, что система е-декларирования работает сейчас только в одной лишь части — по принятиям деклараций. Причем разрабатывалась она совсем не для этого, суть системы — в модуле автоматической проверки деклараций. Этот модуль был готов и принят сотрудниками НАПК в 2016 году, о чем имеется протокол.
По непонятным причинам в середине августа 2016 года после заседания комиссии, принимавшей проект, Новикову заявили, работа его никуда не годится.
Формально этот модуль и не был запущен в эксплуатацию. Из пяти модулей работает только три, но в работу Новиков и его подрядчики сдали все пять.
По словам айтишника, введение модулей блокируют Украинские специальные системы (УСС), администрирующие и эксплуатирующие работу реестра деклараций.
Они обвинили проектировщиков растрате госсредств. И это при том, что в проект Украине вложила ноль гривен, ноль копеек.
Глава НАПК (это она обещала похлопотать за Новикова взамен на сотрудничество с техподдержкой Агентства) уволена. Что будет с модулями — непонятно.
Но то, что Украину ожидает ожесточенная борьба между четырьмя антикорруционными органами — совершенно ясно.
Видео дня. Из-за порноклипа Линдеманна его концерт на грани срыва
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео