Ещё

Оксана Шачко: острые осколки «Femen» 

Оксана Шачко: острые осколки «Femen»
Фото: Вечерняя Москва
Горек финал. «Вы все фейк» написала Оксана Шачко, и завершила свой земной путь. Что, почему, как? Десять лет назад все было иначе. Даже нет, не десять, одиннадцать. Тогда был взлет…
Спроси у любого, кто слышал о «Femen», и при мало-мальском интересе к организации ответ родится сразу: да, это феминистки, а организовала группу . Чушь! Да, ассоциация прямая и уже единственная: вот она, Инна, она похожа на пружинку — кажется, миг, и взорвется от какой-то внутренней решимости. На голове — венок, цветы, как у девочки. Под ним — белая копна волос. Лицо — хмурое, как осенняя туча. Вверх взлетает решительный кулак. Воинственная богиня свободы, не иначе. Глава амазонок XXI века. Голая грудь в краске — вперед.
Вся история организации украинских «фемин» началась с их сугубо личных историй. И не с истории Инны Шевченко — нынешнего «лица» организации, а с историй , Оксаны Шачко и . У них было много общего, в первую очередь — проблемы. За плечами у всех трех девушек стояли непростые семейные истории. Хотя, в принципе, и в них ничего удивительного или уникального не было и близко. Уставшие от вечных забот о семье мамы, пьющие папы, чаще всего не работающие и потому злые, как цепные псы, убогий был. Оксана родилась в 1987-м. Союза уже фактически не было, страна стояла на коленях перед диким рынком. В провинции почти голодали…
Публикация от Inna Shevchenko FEMEN (@innafemen)
24 Июл 2018 в 4:50 PDT О своих бедах девушки говорили в кафешке. Ничего притязательного — маленькое скромное кафе. В котором три воинствующие юные грации решили, что пора вспомнить о том, что феминизм — это прекрасно. Оксана ушла из дома в 15 и планировала заниматься иконописью. Но потом монастырь ее разочаровал. Теперь, в этом кафе, им было уже по 17. В них жил дух бунтарства.
Красивые, очень неглупые. Оксана — художница с лицом наивного ангела. Александра — творила. Анна — интеллектуалка с широчайшим кругозором. Им хотелось заявить о себе и жить ярко. Они были растворены в иллюзиях и пробовали голос сначала робко, потом громче. Громче — когда в «Femen» пришла Инна. Та самая. Которая ныне и стала его лицом.
Какое-то время назад, когда течение и идеи «Femen» стали популярны во , им заинтересовался репортер Оливье Гужон. Трудно сказать, почему именно типичная тема его так «торкнула»: может быть, он как мужчина хотел удостовериться в том, что идеи феминистских сообществ на данном этапе развития общества провальны. Может просто был толерантен в самом широком смысле словам и потому хотел поднять их «на щит». Но получилось иное. Причем, забегая вперед, скажем, что он создал книгу «Femen» — история предательства», о которой изначально и не думал. И в ней, после тщательно проведенного расследования, детально описал те непростые процессы, что происходили в этой «милой» женской организации. По его мнению, с приходом в «Femen» Инны и ее приятельниц, старую команду просто холодно и расчетливо оттеснили в сторону.
Гужон так «заболел» темой, что буквально до дня восстановил все события, связанные с украинской «Femen» — вплоть до прибытия Инны в Париж в 2012 году. В итоге он выдал свою версию, в которой воздавал должное Оксане и Александре. Книга стала сенсацией, но ненадолго. Журналисты слишком активно возвеличивали «feminисток», чтобы какая-то книжка бросила на них тень…
Тем не менее, тень была брошена. Мужской взгляд Гужона был точен и беспристрастен. За внешней красивой картинкой пряталось страшное. Женщины дрались за роль в организации не просто как тигрицы. Они манипулировали друг другом, интриговали. Внешне — воинствующие феминистки, внутренне — простите, бабы в самом вульгарном смысле этого слова, «фемины», как уверял журналист, погрязли во взаимной ненависти, подлостях, предательстве. За внешним фасадом крылось чудовищное желание власти. Они бились за нее как валькирии. «Старый состав» был вытеснен. Лавры и славу перетянули на себя новые фемины — более агрессивные. Просто истины до поры никто видеть не хотел.
Инна — студентка журфака — хорошо знала английский. А еще отлично, очень умело общалась с прессой. Фемины изначально считали, что им очень повело с ней. Она была то что надо — жесткая, волевая! Да. И в ней не было сентиментальности. Весь старый состав организации она вышибла вон цинично и безжалостно.
Публикация от Inna Shevchenko FEMEN (@innafemen)
23 Июл 2018 в 1:33 PDT … Оксана и Саша разработали свою концепцию секстризма и демонстрировали грудь, желая получить то ли восторг, то ли изумление зрителя. И пока в дело не пошла политика, это было вообще своего рода художественный перформанс, — по крайней мере, так это транскрибировал Гужон. Он даже проводил параллели с поступками этих девушек с теми процессами, что происходили в искусстве 1970-х годов.
Инна сделала на этом иной пиар. Ничего от изначальной истории «Femen» вскоре не осталось. Когда к Инне пришла популярность, и у нее натурально снесло крышу — началась неприкрытая мания величия. Вскоре активистки начали покидать группу, называя ее сектой. Основательниц — Оксану и Сашу — вытеснили из «секты» агрессивно и грубо. Анна осталась на . Разборки последних «фемин» происходили в Париже.
Выступления группы быстро поднадоели. Их можно было подпитывать только политикой. И если изначально организация выступала за права женщин, против проституции и сексуального рабства, то потом начала подавать политический голос. Популярность уходила, ее можно было вернуть только эпатажем. Правда, Оксана Шачко впервые вышла на акцию движения с оголенной грудью еще в 2009-м. Но кто уже вспомнит об этом?…
Развал был неизбежен. Инна установила в организации диктаторские правила игры. Ее тонкие руки сжимались в железные кулаки. Пути девушек разошлись. Оксана и Саша остались без своего детища. Но ничто не предвещало беды. И в том ли дело? Оксана внешне была в порядке — писала иконы, вращалась в высших кругах парижского бомонда. Но все же все яркое и эпатажное из жизни Оксаны ушло. Тот полет, что остался в прошлом, был ярким… Не потому ли она дважды пыталась покончить с собой? Но все случилось лишь на третий раз.
…Она написала — вы все — фейки. Никто не узнает, что это — печальная констатация открывшейся истины, усталость, полное разочарование в том, во что верила когда-то, или приговор самой себе?
СПРАВКА «ВМ»
«Femen» выступала против проституции, в защиту от сексуальных домогательств, в защиту свободы слова и прав женщин. В 2014 году Оксана Шачко, а также Александра Шевченко и Инна Шевченко поселились в Париже, имели статус политических беженцев. Анна Гуцол живет в Киеве. Оксана уже два года не принадлежала к числу активисток организации, занималась иконописью.
Трансляция жесткого порно всерьез напугала зрителей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео