Ещё

«Мужики, нас будут расстреливать из танков»: история афганцев, которые захватили дома на Таганской 

«Мужики, нас будут расстреливать из танков»: история афганцев, которые захватили дома на Таганской
Фото: e1.ru
Недавно на канале «Россия» начали показывать трейлер и анонсировать скорую премьеру фильма «Ненастье», снятого по одноимённой повести уральского писателя . В основе сюжета — реальные события, произошедшие в  в 1992 году и прогремевшие на всю страну.
23 июня 700 бывших воинов-афганцев захватили почти 400 квартир в девятиэтажках на Таганской, № 57 и 55. Администрация Свердловска обещала передать их афганцам, стоящим в очереди на жильё. Но у ветеранов появилась информация, что квартиры выставлены на продажу. Тогда они решили действовать.
Обнеся дома колючей проволокой и организовав блокпосты на въезде во двор, афганцы полтора месяца держали оборону. В конечном итоге своего они добились, и спустя несколько лет ветераны и их семьи получили ордеры на жильё.
Позже эти дома назовут афганскими высотками, а в честь улицы, где они расположены, назовут рынок «Таганский ряд» (его учредители жили в этих домах).
Спустя 26 лет после тех событий, уже успевших обрасти мифами, мы встретились с их участниками, чтобы узнать, как всё было на самом деле.
Организатором захвата домов был , личность в среде афганцев легендарная. Вернувшись с войны в звании прапорщика, в 1990 году он сплотил вокруг себя воинов-интернационалистов и создал Свердловское областное отделение Союза ветеранов (СОО СВА), став его первым председателем. Организация отстаивала интересы афганцев и помогала семьям погибших.
О том, почему много лет назад произошёл захват домов, E1.RU рассказал один из участников событий Вадим (имя изменено по его просьбе).
— У афганцев была своя очередь на жильё. Я в ней состоял тоже, был там триста каким-то, — говорит Вадим. — Может быть, когда-то, лет через 15, я бы своё жилье и получил, но какой-то хитровыделанный представитель администрации решил объединить очереди ветеранов Афганистана и ветеранов Великой Отечественной войны. После этого я сразу стал в очереди три тысячи каким-то.
По его словам, в те времена в каждом районе города было отделение союза ветеранов.
— Я тогда жил на Крауля, и мне позвонили из Верх-Исетского отделения. Спросили: «Надо жильё?» А мы тогда жили вшестером в трёхкомнатной квартире. Конечно, нужно! — вспоминает Вадим.
Вадим был хорошо знаком с Владимиром Лебедевым и активно участвовал не только в захвате домов, но и в последующих событиях. Например, он вместе с несколькими сотнями других афганцев перекрывал железнодорожные пути, когда лидер организации оказался за решёткой.
23 июня 1992 года около 700 афганцев приехали к девятиэтажкам с ещё не подключенными коммуникациями и заняли оборону. Люди приехали из всех уголков области, были и такие, кто прилетел на самолёте из других регионов, например, у Вадима в квартире жили 10 ростовчан.
Другой участник действий Александр хорошо помнит этот момент:
— Я как разведчик приехал на место одним из первых. Дома мы обнесли колючей проволокой и сделали два КПП.
А Вадим добавляет:
— На балконы занесли камни, кстати, лифты тогда не работали, ещё на балконах стояли «коктейли Молотова». Это было нужно на тот случай, если ОМОН решит брать нас штурмом. Кто-то служил в части связистом и принёс телефоны-аппараты, протянув военно-полевые кабели, чтобы между подъездами была связь.
Уже на следующий день к домам пришли переговорщики. По словам афганцев, среди них были представители городской администрации и начальник городского . Они потребовали от афганцев покинуть занятые квартиры, но те отказались. Затем по просьбе городской администрации на Таганскую из  приехал Герой Советского Союза , но договориться с афганцами у него также не получилось.
Одним из переговорщиков с афганцами была  — руководитель пресс-центра городского Совета народных депутатов. Суровые, разозлённые мужчины были на взводе, готовые к новой войне. На этот раз в родном городе — с властью.
Попова тогда работала в горсовете всего неделю.
— Помню, уже после захвата и минирования (афганцы утверждали тогда, что входы в некоторые подъезды они заминировали. — Прим. ред.) Володя Лебедев с ребятами пришёл к Чернецкому на переговоры, — рассказала Елена. — Чернецкий не сдержался, фонтан оскорблений: «Вы бандиты, мы вас…» Они молча, с достоинством выслушали его, развернулись и ушли.
Ночью Юра Самарин (председатель городского Совета народных депутатов в 1991–1993 годах. — Прим. ред.), Рита Климова (депутат горсовета. — Прим. ред.) и я поехали в захваченные дома на переговоры. Нас пустили. Тогда горсовет был в конфронтации с городской администрацией. Депутаты сильно мешали городской администрации, например, протестовали против незаконных приватизаций. А горсовет — это вам не  с 20–30 депутатами! В горсовете было 200 депутатов, всех не подкупить! Поэтому афганцы с нами нормально разговаривали. Особенно уважали депутата Риту Климову, она, помню, успокаивала Володю [Лебедева], отговаривала от экстремистских методов.
По словам Поповой, афганцы тогда готовы были идти на штурм горадминистрации.
— Нам сказали: «Вот вы сидите на четвёртом этаже (там был горсовет), на третий не спускайтесь!, — вспоминает Елена. — Афганцы были мне симпатичны. В тот момент я была на их стороне, а не на стороне властей. Я не говорю, что они действовали правильно. Они действовали так, как умели — так, как научились на войне. С ними надо было просто разговаривать, без криков, оскорблений. Но тогда отношение к афганцам с стороны властей было отвратительным: мол, воевали непонятно за что, непонятно на какой войне. Это сейчас воюющие в  — герои. А на афганцев в те годы государству было наплевать: травмированные люди, ни о какой психологической реабилитации не было и речи. Но они победили, отбили эти дома.
По словам афганцев, спустя несколько недель после захвата они узнали, что их собираются травить газом. На этот случай они запаслись противогазами, хотя достать их в то время было непросто. Их раздали по несколько штук на каждый подъезд, чтобы оставшиеся в сознании могли держать оборону.
Затем, по словам Вадима, представители администрации пообещали, что дома на Таганской начнут расстреливать из танков:
— Володя Лебедев тогда принял стратегическое решение. Он собрал всех перед домами и сказал: „Мужики, нам пообещали, что нас будут расстреливать из танков. Завозите жён и детей, тогда они не посмеют это сделать, кто не хочет в этом участвовать — уходите“.
После этого, по словам Вадима, дома покинули пять афганцев.
Момент, когда семьи афганцев „заезжали“ в квартиры, подробно описан в „Ненастье“: якобы люди радовались и отмечали это событие. Но, по словам наших собеседников, никто не воспринимал это как праздник или победу. И уж тем более не отмечал. Афганцы находились на осадном положении, поэтому Владимир Лебедев выгонял из домов тех, кто злоупотреблял алкоголем.
Поняв, что с позиции силы разговаривать с людьми, побывавшими на войне, не получается, к ним применили другой подход. К домам начали приходить погорельцы и чернобыльцы, которым тоже обещали квартиры в этих домах. Пришедшие устраивали пикеты, требуя от афганцев покинуть квартиры.
— Мы им тогда сказали: „Так вот же дом напротив построен. Берите и селитесь, кто мешает?“ Они так и сделали. Правда, большая часть потом уехала, но человек семь всё-таки получили там ордеры, — вспоминает Вадим.
На смену чернобыльцам пришли матери-одиночки, выдвигая те же требования. Наши собеседники уверены — всех этих людей послала администрация. После одного из пикетов, в июле, свёл счёты с жизнью 27-летний афганец . В первый раз от необдуманного поступка его спасли друзья, но, когда он остался один, помешать ему было некому. Как сообщалось в прессе, перед самоубийством, поговорив с пикетчиками, Афанасьев сказал, что он так не может.
Электричества в домах на Таганской тогда не было. Афганцы и их семьи готовили еду в кострах на улице. А потом Владимир Лебедев наладил привоз продуктов питания из столовых.
Осадное положение продолжалось полтора месяца. Затем мэрия постепенно всё-таки начала признавать притязания жителей Таганской на квартиры. Уже в течение следующих полутора лет город обеспечил большую часть нуждающихся воинов-интернационалистов квартирами. Для этого построили несколько домов на Ботанике.
Как считают афганцы, мэрия не простила Владимиру Лебедеву столь смелый поступок. Сначала по решению суда заморозили счета союза афганцев, а 10 февраля 1993 года Владимира Лебедева задержали в штаб-квартире афганцев (здесь сейчас находится „Трансагентство“). Ветераны не захотели отдать своего лидера властям и дали настоящий бой ОМОНу, который пришёл его задерживать. За решёткой Владимир Лебедев оказался по обвинению в изнасиловании, но все, с кем мы общались во время подготовки материала, уверены — дело сфабриковали.
Чтобы вызволить Лебедева из , несколько сотен афганцев перекрывали железнодорожные пути в районе станции Палкино и находились там двое суток, не пропуская поезда. Задерживать их также приезжали отряды ОМОНа.
Владимир Лебедев погиб 19 августа 1998 года. Киллер расстрелял его в затылок, когда он выгуливал собаку. Его убийцу так и не нашли.
Большинство людей, принимавших участие в захвате домов, с Таганской уже уехали, но во дворе домов упоминания об Афганистане остались.
— Сфотографируйте нашу убитую дорогу. Её уже много лет никто не ремонтирует, по ней просто невозможно ездить. Пусть парни, воюющие в Сирии, видят, в каких условиях живут ветераны войны, — на прощание попросил нас Вадим.
Подписывайтесь на канал E1.RU в Telegram — там мы публикуем самые свежие новости, интервью и истории.
Видео дня. Учимся стерильности в гипермаркетах
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео