Ещё

Северяне почтили в Афгане память погибших там земляков — воинов-интернационалистов 

Северяне почтили в Афгане память погибших там земляков — воинов-интернационалистов
Фото: Красный Север
Из  вернулся председатель Собрания депутатов Пётр Колесников, а вместе с ним и вся ямальская делегация. Напомним, северяне приезжали в , чтобы установить табличку с именами земляков — воинов-интернационалистов, погибших на этой земле.
К счастью, поездка ямальцев обошлась без военного экстрима. Худо-бедно в Афгане теплится мирная жизнь. Северян встретили как дорогих гостей и надежно охраняли на протяжении всей поездки.
Пётр Колесников, как и обещал, представил «Красному Северу» свои путевые заметки.
Афганистан. 30 лет после вывода войск
Рано утром 12 июня 2018 года, когда наша страна начала отмечать День , на борт самолета, выполнявшего рейс  — Кабул поднялись девять молодцеватых, но уже убеленных сединами мужчин. По их внешнему виду было видно, что это россияне, но одеты они были как граждане Афганистана. По их спокойному, но сосредоточенному общению между собой было видно, что все они объединены одним важным для них делом. У них было совсем мало багажа, но, почти у каждого был сверток, напоминавший по размерам настенную картину с рамкой. Нет смысла говорить, о том, что Кабул не является туристическим городом и целью их приезда был явно не отдых или знакомство с афганскими достопримечательностями. Они летели в Кабул, чтобы отдать дань памяти, своим сверстникам, советским солдатам, погибшим в Афганистане в период с декабря 1979 по февраль 1989 года. А в багаже были памятные плиты с фамилиями тех, кто честно исполнил свой воинский долг в этой восточной стране и навеки остался молодым.
История увековечивания памяти о советских солдатах непосредственно в Афганистане, началась 28 марта 2010 года. В этот день в Кабуле в посольстве России был освящен памятник бывшим воинам-интернационалистам. А через несколько лет, 9 декабря 2013 года, в День героев Отечества, эта работа была продолжена на Английском кладбище, которое существует в Кабуле с середины 19 века. Здесь на одной из внутренних стен, окружающих места захоронений европейцев были установлены памятные доски с именами советских солдат, погибших в Афганистане. Сами бывшие воины-интернационалисты назвали это место «Стеной шурави».
В 2014 году в Кабуле возобновил свою работу Российский центр науки и культуры. А 9 мая 2017 года на его территории был открыт монумент памяти «шурави» и афганцам, «отдавшим жизни за мир и процветание Афганистана». Построен этот памятник был на деньги, собранные ветеранами, исполнявшими свой воинский долг в Афганистане. После его открытия было принято решение, что памятные доски, посвященные советским солдатам, погибшим в Афганистане, будут устанавливаться и на стеле, которую построят рядом.
Группе ветеранов, прибывших 12 июня 2018 года в Кабул, предстояло построить эту стелу Памяти в Российском центре науки и культуры и разместить новые памятные доски на Английском кладбище. Они приехали в Афганистан из разных регионов России, в том числе среди них было четверо ямальцев, которые привезли с собой памятные доски с фамилиями шести земляков, призванных в Афганистан с Ямала и погибших в этой стране.
Самолет афганской авиакомпании Ariana Afgan Airlines, выполнявший рейс на Кабул был заполнен полностью, граждане Афганистана летели домой, чтобы отметить Ураза-Байрам и, кроме названной группы, россиян в самолете не было.
12 июня. Вторник. Шурави приехали!
Таможенный и пограничный контроль в кабульском аэропорту был строгим, но не занял много времени и мы, получив багаж, вышли на привокзальную площадь. При получении наших чемоданов мне сразу бросилось в глаза, что наши попутчики — граждане Афганистана, особенно женщины, частично изменили свои наряды. В родной стране они были одеты более строго, чем когда садились в самолет в Москве. Все-таки традиционные требования к внешнему виду в наших странах разнятся.
Прямо на привокзальной площади нас встретили представители Российского центра науки и культуры. Многие из ветеранов, прибывших в Кабул, уже не первый раз прилетают в Афганистан, и было видно, что они хорошо знакомы со встречающими. А мои первые афганские слова, которые я услышал от группы афганцев, мимо которых мы проходили, были следующие: «шурави приехали»! Эти возгласы, я буду еще не раз слышать на улицах Кабула.
Дорога от аэропорта до Российского центра заняла примерно полчаса. За это время я успеваю обратить внимание, что на улицах афганской столицы очень много глинобитных заборов-дувалов и высоких каменных стен с колючей проволокой. В Кабуле, несмотря на большое количество автомобилей, совсем нет светофоров, вернее в центре города они вроде и есть, на них никто не обращает внимания. Нет и пешеходных переходов, жители афганской столицы переходят улицы, где им удобно, часто прямо между машинами.
Центр Кабула несмотря на то, что торговля с временных палаток, типа автомобильных прицепов идет прямо на проезжей части, а сами торговые лавки занимают большую часть тротуаров, достаточно чистый.
И, конечно, нельзя не сказать, что на улицах Кабула очень часто встречаются военные. Вооруженная охрана стоит возле каждого большого магазина, а большинство общественных зданий скорее напоминают военные объекты. В Афганистане идет война. Вот и в день нашего прилета в результате нападения смертника на здание министерства восстановления и развития сельского хозяйства погибли 17 человек. Ответственность за эту атаку смертника, впоследствии взяла на себя запрещенная в России террористическая .
На улицах Кабула очень много молодежи, одетой в национальную одежду. Совершенно открыто, часто без сопровождения мужчин, ходят женщины, многие хоть и в платках, но с открытыми лицами. При  это было невозможно. На мой вопрос почему одни женщины ходят в парандже, а другие в хиджабах, сопровождавший нас афганец ответил, что в каждой афганской семье есть свои традиции в ношении женской национальной одежды.
Российский центр науки и культуры расположен в престижном районе афганской столицы Дар-уль-Аман и по праву считается одним из красивейших знаний в Кабуле. Его история началась с построенного в этом городе в 1982 году Дома советской науки и культуры. Он проработал почти 10 лет, но во время внутриполитического кризиса 1992 года был разрушен моджахедами, а его возрождение началось в 2012 году. Уже в 2014 году он начал свою работу, примечательно, что здание Центра имеет особую охрану, как загранпредставительство, работающее в условиях боевых действий. Возглавляет его . Он сам является участником боевых действий в Афганистане, уделяет большое внимание «народной дипломатии» бывших воинов-интернационалистов и пользуется безграничным уважением афганцев. По характеру очень сдержан и немногословен, когда я наблюдал за ним, мне часто казалось, что он и думает, как человек, родившийся в Афганистане.
Размещение в Центре прошло оперативно и уже через 20 минут мы собрались на завтрак, во время которого наш командир Олег Гонцов провел первое организационное совещание. За неделю нам предстояло разместить памятные доски на Английском кладбище. А также построить на территории Центра памятную стелу, на которой будут также размещены, привезенные нами памятные доски. Но сначала нужно съездить в город и закупить все необходимые инструменты и материалы.
Наше первое общее совещание прошло по-военному оперативно и здесь будет правильно представить нашу группу и нашего командира Олега Гонцова, ведь от него во многом зависел успех общего дела. Кавалер трех орденов Красной Звезды Олег Гонцов прослужил в Афганистане в общей сложности около семи лет. И все это время исполнял свой воинский долг в разведывательных подразделениях. Очень хорошо знает традиции и культуру народов этой восточной страны. Может по деталям афганской одежды, определить из какой провинции этот человек, свободно общается на фарси и пушту. Регулярно посещает Афганистан с 2008 года, инициатор и активный исполнитель целого ряда проектов по увековечиванию памяти советских солдат. Широкому кругу россиян известен как автор-исполнитель песен на афганскую тематику и организатор музыкальной группы «Ростов». В нашей группе, кроме командира также состояли представители с Приморья, Урала, и Ямала. Наш автономный округ представляли четыре человека, мы с братом Алексеем из Тарко-Сале, из Ноябрьска и Вячеслав Дубровских из Нового Уренгоя.
Магазин, куда мы приехали купить национальные головные уборы — пакули и мужские платки-арафатки, располагается в непосредственной близости от Российского посольства. Россияне здесь частые гости, потому хозяин магазин неплохо говорит по-русски. В знак уважения к своим российским покупателям, вход его магазина украшает надпись «Русский магазин». Назвать эту лавку магазином сложно, это скорее склад самообслуживания с маленьким прилавком.
Далее мы отправились в городской супермаркет. Еще на подъезде наш командир напомнил, что держаться нужно всем вместе, громко не разговаривать и не общаться с афганскими детьми — бачатами, которые будут сопровождать нас от машины до входа в магазин с протянутыми ладонями. Нельзя смотреть на женщин и курить в общественных местах. Как раз заканчивался месяц поста Рамадан, поэтому в присутствии местного населения нам категорически не советовали пить воду из бутылок и пробовать купленные продукты, чтобы не смущать правоверных мусульман.
Уважение местных традиций, это одна из важных гарантий безопасности. Перед входом в супермаркет встречает вооруженная охрана, но узнав, что мы — шурави, даже согласилась с нами сфотографироваться. Ориентироваться в ценах в Афганистане достаточно просто, курс афгани практически сравним с российским рублем, а расплачивались мы долларами. Впоследствии посещая кабульские супермаркеты, мы встречали и полки и российскими продуктами, как нам пояснили сами продавцы, они поступаю к ним через и . В завершении нашей поездки по Кабулу, мы проехались по строительным базарам. Олег Гонцов договорился с местными поставщиками строительных материалов, чтобы они к завтрашнему утру подготовили все, что нам потребуется для начала строительства памятной стелы.
В этот же день мы съездили в одну из швейных мастерских и заказали себе по одному более представительному комплекту афганской одежды, состоящей из длинной до колен рубахи перухан, и широких штанов изар. Ткань мы выбрали дорогую, ведь предстояло встречаться с афганскими гостями Центра, и мы должны были своим видом показать уважение к стране пребывания.
Так прошел наш первый день пребывания в Кабуле. Подъем на следующий день был запланирован на шесть часов утра и уже после девяти часов вечера, когда по Кабулу разнеслись призывы на ночной намаз — «иша», мы разошлись по своим комнатам. В целях нашей безопасности, железные двери гостиницы были закрыты изнутри здания на массивный запор. Железные двери стояли и на этажах. Как говорится, безопасности много не бывает, Афганистан по праву считается одной из самых опасных стран.
13 июня. Английское кладбище
Кабул просыпается очень рано. Нас разбудил призыв муэдзина на утренний намаз в пять часов утра. Утро в Кабуле — самое красивое время дня, город находится на высоте 1800 метров над уровнем моря, за ночь улеглась городская пыль, воздух стал прозрачным, что видно всю округу.
Пока мы завтракали Олег Гонцов уже съездил к поставщикам стройматериалов и еще раз обговорил время, когда они привезут заказ. Те сдержали слово и не только доставили весь материал, но командировали в наше распоряжение опытного сварщика. Нам оставалось, только вовремя готовить для него будущие детали каркаса стелы. Утро было прохладное, потому намеченный план работ выполнили до наступления дневной жары.
Вторым важным делом стало посещением Английского кладбища. Расположено оно на возвышенности, которая называется Асмай. Когда оно создавалось, это была дальняя окраина города, но в наше время это почти центр Кабула. И вот взяв с собой строительный инструмент и памятные доски, мы снова едем по улицам афганской столицы.
Этот город может удивлять бесконечно. Вот стоят лавки — дуканы, где на вес продают дрова, а рядом, прямо с арбы, торгуют водой и напитками дети не старше 10 лет.
А стране проживает около 35 миллионов жителей. 30 лет назад, когда советские войска покинули Афганистан, в нем жили чуть более десяти миллионов. Более половины сегодняшних граждан этой страны, родились уже после ухода шурави. Основная масса населения — три этнические группы, больше всех — до 40 процентов — это пуштуны, затем идут таджики, их около 30 процентов, хазарейцы — их около девяти процентов. Но кроме названных этнических групп, на территории Афганистана проживают представители десятков народностей. Многие, из которых, как например считающие себя потомками армии  — калаши, живут изолировано. О них почти ничего не известно. Те, кто общался с калашами, отмечают, что они европеоидного типа, светлокожие и голубоглазые.
Главной приметой, что вы покинули центр Кабула, является исчезновение с проезжей части дороги инвалидов и нищих, просящих милостыню, и появление на улицах открытой канализации. Фактически это канавы, прокопанные между проезжей частью дороги и тропинками. Вся канализация из домов, лавок и даже с пунктов общественного питания, стекается в эти канавы и течет вниз в реку Кабул. Отдельного описания заслуживают лавки, где продается свежее мясо. Бараны и козы, идущие на убой мирно, лежат в тени перед входом. Туши разделанных животных весят на крюках по обеим сторонам от входа. Здесь же играют дети с курицами, ждущими своей очереди на перемещение в суп или жаркое, а все отходы также смываются в открытые канавы. В общем, афганский мир, это машина времени, ведь по исламскому календарю здесь идет 1439 год.
Английское кладбище окружено четырехметровым забором из глиняных кирпичей. С середины прошлого века на нем уже никого не хоронят. По внутреннему периметру вдоль всех стен примерно с 2003 года представители стали размещать памятные доски с фамилиями погибших в этой стране соотечественников. Пять лет назад здесь был открыт памятный мемориал в честь советских солдат. Впоследствии на этой стене стали размещать памятные доски с именами своих земляков, приезжающие в Афганистан бывшие воины-интернационалисты. На момент, когда, мы приступили к работам, по закреплению памятной доски с фамилиями шести ямальцев, на стене уже было десять подобных досок.
Как только мы приступили к установке, прямо за стеной кладбища стали раздаваться выстрелы. «Калашников» — единогласно определили мы источник выстрелов, но работы не остановили. Я для себя решил, пусть эти выстрелы будут считаться салютом в честь солдат-ямальцев, погибших при исполнении своего воинского долга.
Завершив работы, мы подозвали смотрителя кладбища и вручили ему подарок для его детей и деньги, чтобы он присматривал за нашей табличкой.
Помня перестрелку, нам следовало выйти с кладбища и сесть в микроавтобусы максимально оперативно. Массивные кладбищенские двери чуть приоткрылись, и мы влетели в автобусы.
По возвращению в Центр мы снова взялись за постройку стелы. До темноты предстояло выкопать несколько ям и траншей для установки ее металлического каркаса. Кто служил в Афганистане, знает, что дело это совсем непростое. Глубина ям была всего полметра, но афганская земля — это камни, зацементированные солнцем и временем в глине. Сменяя друг друга, мы медленно пробивались вглубь с помощью кирки и ломов, но все-таки успели.
14 июня. Встреча с представителями Российского посольства
Ровно в шесть часов утра мы с братом Алексеем прибыли на место строительства стелы. С утра было прохладно, и работа спорилась, но уже к 11 часам дня стало ясно, что некоторые материалы закончились и нужно снова ехать в город.
Возле одного из магазинов, расположенных в районе российского посольства, мы встретились с группой спецназовцев, занимающихся его охраной. Из разговора узнали, что они знают, что мы находимся в Кабуле, а главной темой нашего общения стало обсуждение вопросов безопасности.
Вернувшись в Центр, двое наших коллег Александр Рыженков и Вячеслав Дубровских отправились в аэропорт Кабула, они решили съездить в город Герат в шестистах километрах от афганской столицы. В этом городе служил Вячеслав. Добраться до него на машине сложно и опасно, поэтому было принято решение, что они полетят самолетом, а в Герате их встретит один из афганских друзей руководителя нашего центра Вячеслава Некрасова. Оставшаяся часть группы приняла участие в заседании президиума Центрального совета всероссийской организации «Боевое братство», которое проходило в режиме видеоконференции.
На это мероприятие нашу группу пригласил председатель региональных отделений Валерий Вощевоз, также находящийся в это время в Афганистане. В видеоконференции также принял участие руководитель Центра Вячеслав Некрасов. Во время своих выступлений они рассказали о том, какую работу ведет Центр с бывшими воинами-интернационалистами и об увековечивании памяти советских солдат на территории Афганистана. По реакции участников общения было видно, что эта информация вызвала у них неподдельный интерес, импровизированный телемост с Кабулом стал для них приятной неожиданностью.
После завершения видеоконференции мы продолжили строительство.
15 июня. Завершение строительства стелы. В Кабуле объявлено перемирие с талибами!
Как и было запланировано, работать мы начали в пять часов утра. Собрав переносные лестницы со всего Центра, мы без перерывов обшивали стелу пластиковыми листами. Наверно, высшие силы пожалели нас, и в самый жаркий период дня в Кабуле отключили электроэнергию. Из-за жары и усталости есть почти не хотелось, и мы обедали горячими афганскими лепешками с кандагарскими арбузами. Как только мы завершили трапезу, включилась электроэнергия, и продолжили свою работу, и не только завершили строительство стелу, но и благоустроили прилегающую к ней территорию.
Вечером к нам подошел руководитель Центра Вячеслав Некрасов и сообщил радостную новость, в связи с наступлением религиозного праздника Ураза-Байрам, в Кабуле объявлено перемирие с талибами. По городу мирно ездят мотоциклисты и машины с флагами этого исламского движения и даже фотографируются с жителями города. Как покажет время, продлится перемирие всего несколько дней.
По исламским традициям первые дни празднования Ураза-Байрам в городе никто не работает, закрыты все дуканы и магазины. После ужина мы решили посетить места в окрестностях Кабула, связанные с пребыванием советской армии.
16 июня. В гостях у Самада
По нашей с братом просьбе объезд окрестностей Кабула мы начали с посещения Дворца Амина. Первая остановка напротив Дворца Амина оказалась неудачной, не успели мы выйти из микроавтобуса, как наш бдительный командир заметил, что к нам направилась группа молодых людей, похоже, что это были «местные дружинники», которые «охраняют» свой район города.
В наши планы не входили объяснения с ними, и мы быстро покинули эту часть города. Уже в машине Олег Гонцов предложил нам подняться на одну из возвышенностей, окружающих Кабул, с которой в годы его службы моджахеды регулярно обстреливали город, и на которой стояли наши блок посты.
Дорога на микроавтобусе заняла около получаса и еще столько же шли пешком в гору. Место оказалось очень удачным для фотосъемки, город, в том числе и Дворец Амина, был как на ладони. Над Кабулом парило несколько аэростатов, и, сменяя друг друга, кружила пара американских вертолётов. Развернувшись, эти винтокрылые машины пролетели недалеко от нас. Мы уже на контроле, пояснил нам Олег Гонцов, но снимать их пролет не разрешил. На самой вершине были отчетливо видны окопы и остатки огневых рубежей. На склоне противоположной горы стоял поржавевший корпус подбитого советского бронетранспортера.
На обратной дороге в город наш афганский водитель Икрам, желая сократить дорогу, заблудился среди глинобитных дувалов, сделав круг, он решил спросить дорогу у местных старейшин. Во время расспросов из ближайшего дома вышли пятеро мужчин, одетых в национальную одежду. Было видно, что наш водитель сильно заволновался, и на их вопрос «кого везёшь» он с трудом ответил: «руси». Положение спас Олег Гонцов, сказав что мы ветераны-шурави и едем в гости. «Шурави» — удивленно стали повторять друг другу эти афганцы. Один из них снова что-то сказал Гонцову, после их короткого разговора, наш водитель, резко набирая скорость, поехал по кишлаку и сразу нашел правильную дорогу. Выяснилось, что афганцы приглашали нас на праздничный обед. Но такие незапланированные встречи могли плохо кончится, потому командир отказался.
Вернувшись в Центр, мы узнали, что приглашены в гости к одному местному авторитету, который живет в районе Чарикарской зеленки. Это место очень хорошо известно многим бывшим воинам-афганцам. Нападения на наши колонны здесь были регулярными, многие солдаты называли этот участок «дорогой смерти». Пригласившего нас в гости авторитетного местного лидера звали Самадом. Сейчас он работает советником по государственным услугам в одном из правительственных учреждений. Он хорошо образован, очень гостеприимен и неплохо говорит на русском. Для составления его полной характеристики скажем, что в разные годы жизни у него по-разному складывались отношения с нашими соотечественниками, особенно это касается периода присутствия советских войск в его стране. В наше время он активный участник «народной дипломатии».
Самад показал нам свой сад и дом, и мы, по афганской традиции, сняв обувь на крыльце, поднялись в большой зал на втором этаже на обед, где прямо на полу уже были расстелены скатерти, на которых стояли первые угощения. Афганская кухня очень своеобразна. Её основные составляющие — рис, мясо, зелень, фрукты и масса специй и приправ. Нас угощали афганским мясным супом «шорба», афганским пловом «кабули», к которому подавался салат. Запивали мы эти угощения местным айраном. Провожая, Самад попросил нас, чтобы по возвращению в Россию мы обязательно рассказали, что русских помнят в Афганистане и будут рады налаживанию простых соседских взаимоотношений между нашими странами.
17 июня. Встреча с афганскими политиками
В предпоследний день нашего пребывания в Кабуле самым ярким событием стала встреча с афганскими политиками, которые были приглашены в наш Центр в честь празднования праздника Ураза-Байрам. В этот день с нами встретились высокопоставленные чиновники из аппарата президента Афганистана, а также авторитетные представители общественности и бизнеса Кабула. Все они в разные годы учились в Советском Союзе и свободно говорили на русском. Разговор шел о том, что связывает наши страны и как важно сегодня налаживать прямые взаимоотношения между нашими народами.
Афганцы с трепетом относятся к своей национальной одежде и были приятно удивлены, что члены нашей группы пришли в традиционных нарядах. Они даже просили показать, правильно ли мы подвязываем национальные пояса и остались довольны тем, как ловко мы это делаем.
После ужина мы посетили музей, посвященный периоду присутствия советской армии в Афганистане, организованном в одной из комнат Центра. А экскурсоводом выступил, член нашей группы один из инициаторов создания этого музея уралец Роберт Мазитов, он служил в пограничном отряде, стоявшем на севере Афганистана в районе . Завершилась встреча общей фотографией для архива Центра. А когда мы вместе вышли на улицу неожиданно пошел дождь — хорошая примета: на следующий день нам предстояло возвращаться в Россию.
18 июня. Посещение центра Кабула и выезд домой
Утром было принято решение посетить магазины в центре Кабула. Практически все покупки мы с братом уже сделали, но отказаться от такой поездки не могли. В сам центр города наш микроавтобус не пропустили, на каждой улице стояли блокпосты. По рекомендации командира мы проходим мимо них небольшими группами, несмотря в их сторону. Центральные магазины города намного больше, чем те, что мы видели. В одном из них мы купили чадру и другую женскую одежду для проведения выставок, рассказывающих об Афганистане. В следующем члены нашей группы стали торговаться при покупке афганских ковриков, а я незаметно от группы вышел из магазина и решил просто пройтись среди афганцев. Я был одет в национальную одежду, за дни пребывания в этой стране я уже достаточно загорел и, как мне казалось, особо не выделялся среди других афганцев.
Мне было просто интересно посмотреть в глаза людям, особенно пожилым афганцам, которые были совсем молодыми в период присутствия в их стране Советской армии, и я пытался понять, что шурави значат в их жизни, какой след мы оставили на их земле. В период с декабря 1979 по февраль 1989 годы в Афганистане было построено тысячи домов, мостов и общественных зданий. На этой земле погибло 15 тысяч советских солдат и офицеров. Видимо, мои раздумья передавались тем, кто встретился мне в эти минуту и несколько, совершенно незнакомых человек поздоровались со мной. Я также поприветствовал их и понял, наши народы связывает нечто большее, чем простые соседские отношения. Это совместная история, скрепленная жизнями наши солдат.
Мое отсутствие заметил только брат, который вышел из магазина мне на встречу, я кивком головы показал ему, что у меня все хорошо. Пришло время возвращаться в Центр, нам нужно было выезжать в аэропорт. Чтобы дойти до зала ожидания внутри аэропорта, мы от привокзальной площади прошли восемь этапов проверки, не считая регистрации и паспортного контроля.
Семь дней пролетели как один, все намеченные планы мы выполнили, и возвращались домой с чувством, что выполнили свой долг перед теми нашими сверстниками, кто, как написано на памятнике, установленном в Кабуле в Российском центре науки и культуры отдал жизнь за свободу и процветание Афганистана.
Пользователи Сети утверждают, что нашли в соли стекло
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео