Ещё

Железный Шурик: тайна человека из комсомола, едва не возглавившего страну 

16 октября 1952 года собрался пленум , на котором Сталин объявил о новых назначениях. Получил повышение и руководитель комсомола  — стал членом президиума и секретарем ЦК. А Цекамол Сталин предполагал поручить , сыну покойного члена политбюро .
ЗЯТЬ ОТКАЗАЛСЯ
Юрий Андреевич окончил , получил диплом химика-органика. Поработать по специальности не удалось. Проницательные кадровики сразу разглядели в сыне влиятельного отца политические таланты. Во время войны Жданова-младшего зачислили инструктором в политуправление Красной армии. Потом перевели в только что образованный отдел ЦК по связям с зарубежными компартиями. Осенью 1947 года Жданова приглашал к себе на беседу Сталин, отдыхавший на Холодной речке, это недалеко от Гагр. После этой беседы Юрий Андреевич стал заведовать сектором естественных наук в управлении пропаганды и агитации ЦК партии.
В 1949 году Светлана Сталина с благословения отца вышла замуж за Юрия Жданова, он усыновил ее ребенка от первого брака. Династический союз оказался недолговечным. Но молодой Жданов не утратил расположения тестя. В 1952 году его утвердили заведующим отделом естественных и технических наук и высших учебных заведений ЦК.
После разговора с вождем Жданов приехал в ЦК комсомола знакомиться. Собрали секретарей. Юрий Андреевич попросил:
— Расскажите, что вы делаете.
Выслушав секретарей, Жданов подвел итог:
— Я в этом ничего не понимаю и не могу вами руководить. Сейчас же пойду к Иосифу Виссарионовичу и откажусь.
Юрий Жданов, кабинетный человек, предпочел остаться в партаппарате. Тогда кадровики предложили кандидатуру , второго секретаря Цекамола.
ПРИРОЖДЕННЫЙ ЛИДЕР
С юных лет он целенаправленно готовился к роли руководителя, воспитывал в себе собранность и пунктуальность. У него была четкая речь, хорошо поставленный голос. Он быстро делал карьеру в московском горкоме комсомола. В марте 1944 года Шелепина утвердили секретарем ЦК ВЛКСМ по военной работе. После войны он отвечал за организационные дела, ведал отделом комсомольских органов. На пленумах ЦК его иногда критиковали за резкость и требовательность, но все признавали: хороший организатор.
Шелепина, как положено, представили Сталину, предупредив:
— Докладывать надо очень кратко — пять-семь минут. Он почти ничего не слышит, поэтому говори громко. Ничего в руках не держать — ни папок, ни бумаг.
Сталин усадил Шелепина на стул, а сам шагал по кабинету. Время от времени подходил к Шелепину и заглядывал ему в глаза. Смотрел внимательно. Он же верил, что никто не смеет лгать ему… Александр Николаевич потом признался своему лучшему другу, что ему было страшно.
Шелепин доложил обстановку в международном молодежном движении. Сталин ничего не спросил. Сказал только:
— Вам надо войти в Славянский комитет. Это очень важная организация.
— Хорошо, товарищ Сталин.
— Ну все, спасибо.
Шелепин встал:
— До свидания, товарищ Сталин.
Он не ответил.
31 октября 1952 года на пленуме ЦК ВЛКСМ Шелепин стал первым секретарем. Секретарем ЦК по кадрам утвердили . Но в начале 1953 года его забрали на работу в Министерство госбезопасности помощником начальника следственной части по особо важным делам. Сталин подбирал в органы новых людей, чтобы заменить ими старых чекистов. На ту же должность взяли заместителя заведующего отделом комсомольских органов ЦК Николая Месяцева. Старшим следователем по особо важным делам назначили первого секретаря Челябинского обкома комсомола Петра Колобанова.
После смерти Сталина комсомольцев отпустили с Лубянки. Месяцева Шелепин взял в ЦК ВЛКСМ и сделал секретарем по идеологии. Колобанова перевели в московский обком партии, Зайчикова отправили в аппарат ЦК компартии .
ПРОИГРАЛИ ЮГОСЛАВАМ
В сталинские времена комсомол был суровой школой.
Летом 1952 года на ХV летних Олимпийских играх в  советская команда выступила очень удачно. И в  ожидали полной победы. Однако проигрыш футболистов, поражение конников и то, что первое место пришлось поделить с американской командой, Сталин воспринял крайне болезненно.
Руководил Всесоюзным комитетом по делам физической культуры и спорта , недавний второй секретарь ЦК комсомола. Тогдашний секретарь ЦК ВЛКСМ Владимир Семичастный рассказывал:
— Мы с Шелепиным были в Хельсинки на Олимпийских играх. Когда вернулись, нас сразу повезли в Кремль. Там сидят хмурые Маленков, Берия, Каганович и Суслов. И прорабатывали они нас с десяти вечера до шести утра. Главным обвинением был, конечно, проигрыш в футбол югославам. Ведь Сталин нашим футболистам телеграмму послал, надеялся, что победим. Мы с югославами были тогда на ножах, так что эта игра была не спортивная, а политическая. Команду ЦСКА за проигрыш разогнали. И нам Берия так зловеще говорит: «Вас, наверное, не туда доставили…»
Мы еще из Хельсинки дали шифровку, что опередили американцев по очкам. А в последний момент американцы подали протест по итогам соревнования по пулевой стрельбе, протест удовлетворили. Получилось, что мы не выиграли у американцев, а только сравнялись. Нам это в упрек: «Как вы могли обмануть товарища Сталина!» Потом Маленков сходил к Сталину, вернулся успокоенный: «Товарищ Сталин сказал, что неплохо выступили, но некоторые виды спорта надо подтянуть». Тогда нас отпустили…
ДОНОС? В КОРЗИНУ!
По словам Николая Месяцева, в последний сталинский период ситуация в комсомоле ухудшилась даже в сравнении с тридцатыми годами. Меньше самостоятельности, больше бюрократизма и власти аппарата. «Мое поколение долго, вплоть до ХХ съезда КПСС, — писал на склоне лет Александр Шелепин, — не располагало достоверной информацией о положении в партии, стране и жило во лжи».
После смерти Сталина Шелепин обрушится на членов политбюро того времени:
— Неоднократно ЦК ВЛКСМ предлагал, чтобы комсомол взялся за решение конкретных дел. В ответ на это мы слышали, что это старомодный метод, что этого не требуется. И получилось так, что комсомол на деле не менее десяти лет занимался болтовней, разговорами о необходимости лекционной пропаганды — и ничего конкретного…
В комсомольском аппарате многие делали карьеру, сочиняя доносы на своих начальников, зная, что это лучший способ продвинуться. Вячеслав Кочемасов, секретарь ЦК ВЛКСМ с весны 1949-го по осень 1955 года, вспоминал, как и на него написали донос: сам — сын кулака, жена — дочь врага народа. Ее отец был секретарем обкома. Его в годы террора расстреляли, мать посадили в тюрьму, а девочку отправили в Горький, где она и познакомилась с Кочемасовым.
Донос передали на рассмотрение первого секретаря ЦК ВЛКСМ.
Вячеслав Кочемасов рассказывал:
— Он приглашает меня: «Ты занят?» — «Нет». — «Зайди на минуту». Поговорили, но чувствую, не за тем меня позвал. Он перешел к делу: «Я тебе одну бумагу покажу». Открыл сейф, достал этот донос. Я прочитал. Шелепин говорит: «Ты не обращай внимания и не переживай». И при мне разорвал его — и в корзину…
Не много нашлось в советской истории руководителей, способных на такой поступок. Разорвать анонимку означало принять на себя полную ответственность. Вышестоящие товарищи всегда могли призвать Шелепина к ответственности: почему не реагировал на сигнал масс, покрываешь врагов народа?
5 марта 1953 года со смертью Сталина началась новая эпоха, но мало кто это понимал. Поначалу аппарат, чиновники всех рангов соревновались в выражении скорби, считая, что именно этого от них ждут. Сразу после смерти вождя Шелепин предложил переименовать ленинский комсомол в ленинско-сталинский. Тут же одобрили эту инициативу на бюро ЦК ВЛКСМ и доложили в президиум ЦК партии.
Опытные люди, но не угадали новых веяний. Хрущев поздно вечером позвонил Шелепину домой:
— Мы тут посоветовались и решили, что делать этого не надо.
Лучшие комсомольские годы Шелепина пришлись на хрущевские времена.
Все ошиблись в  Сергеевиче, принимая его за простачка, с которым легко будет сговориться! Привыкли, что Сталин ернически именовал его Микитой, и думали, что тоже смогут им командовать. Никита Сергеевич оказался талантливым политиком. Живой и энергичный, он легко обошел своих неповоротливых соратников.
Хрущев не доверял своим давним соратникам и убирал с политической арены других руководителей страны, которые ему мешали. И продвигал своих людей, предпочитал молодежь. Он многое позволял своим комсомольцам, если, разумеется, они следовали его курсу. Никита Сергеевич постепенно втягивал Шелепина в большую политику, готовя комсомольского секретаря к самым высоким должностям.
Источник
Видео дня. В Сети высмеяли движение «Свободу соскам»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео