Ещё

«Саввиди сказал: „Ты враг, потому что Сталин боролся с Черчиллем“. Английский тренер в России 

Фото: SPORT24.ru
— Организация чемпионата мира в России — фантастика! Люди у вас так дружелюбны, а стадионы — идеальны! Абсолютно нечего критиковать, Россия должна гордиться! Так же, как и ваша команда может гордиться, что прошла так далеко, несмотря даже на паршивую игру с Уругваем. Я реально счастлив этому успеху.
— Ожидали, что все будет именно так?— У меня не было никаких сомнений, что чемпионат мира пройдет фантастически. ФИФА открывает новые рынки, проводя турниры в таких странах, как ЮАР, например. Россия здорово подтянула инфраструктуру, но важно, что будет со стадионами дальше. Я надеюсь, не будет как в Бразилии, где в «Маракану» вбухали кучу денег и не используют как надо. Или как получилось с некоторыми объектами лондонской Олимпиады.
— Перед началом турнира говорили о возможном бойкоте ЧМ — тот же Борис Джонсон, например. — Это мое личное мнение, Пола Эшворта: футбол так велик, потому что он отделен от политики. Почему Гарета Саутгейта, главного тренера сборной Англии, должно интересовать, что там говорит Борис Джонсон? Команда квалифицировалась, она много для этого работала.
— Джонсон говорил скорее об официальных лицах, не о команде. — Ну, знаете, принц Уильям любит футбол. По-моему, это как-то глупо. Кто такой Борис Джонсон в футболе? Никто — зачем его слушать?
— Английские медиа тоже раздували скандалы, а теперь английские болельщики обвиняют их в обмане. — Не знаю, какие-то проблемы могли быть только из-за чрезмерной безопасности — слишком много полиции на улицах или что-то такое. Некоторые репортажи в английских медиа действительно призывали быть осторожными. Так же, как и российские журналисты не всегда объективны. Но, знаете, это не имеет никакого отношения к новостям. Любой нормальный человек, понимал, что ему нечего опасаться.
Вы видели, что происходило во время недавнего матча Англии в Голландии? Беспорядки, но никаких русских и близко не было. Фанаты из любой страны могут напиться и вести себя по-идиотски. Из любой! Полиции нужно уметь это останавливать, вот и все.
— Футболисты сборной России практически не играют в Европе. Чемпионат мира поможет им уехать?— Он может изменить ситуацию, конечно.
— Еще до чемпионата мира говорили о возможном переезде Головина. Вас о нем спрашивали?— Нет-нет, вот Смолов из «Краснодара» мог заинтересовать. Тем более английский у него, как я знаю, в порядке. До ЧМ я бы сказал, что у него хорошие шансы уехать.
— «Вест Хэм» зимой им интересовался. — И «Вест Бромвич», но он стоял навылет из премьер-лиги. На самом деле у английских клубов хороший опыт приглашения русских: Аршавин, Билялетдинов, Жирков, Павлюченко, Погребняк… Так же было и в Латвии: благодаря тренеру Гарри Джонсону в Англию уезжали Штолцерс, Колинько, Астафьев, Рубин. Даже сейчас «Бристоль Сити» мог взять Никиту Колесова из «Вентспилса».
— Вы и сами недолго работали в России — спортивным директором «Ростова». — Мне помог агент — Андрей Бахарев. Когда я был в Латвии, следил за вашим чемпионатом. В Англии — нет. Это было время до интернета и гаджетов. В то время в Латвии смотрели, во-первых, российский чемпионат. А во-вторых — АПЛ. Плюс, мой вратарь Юрий Шишкин играл в России и установил там рекорд по количеству отбитых за сезон пенальти. Мы с ним до сих пор в хороших отношениях.
В России я много работал с документами. У меня был ассистент, который помогал — Алекс. Помню одну совершенно безумную ночь, трансферный дедлайн. Нам тогда нужно было подписать 8 игроков.
— Трансфер Исо Каньенды в «Локомотив» вы называли самой удачной сделкой. — Да-да, 2 миллиона! Это неплохо. На самом деле тогда возникали совершенно неожиданные проблемы: например, было невозможно отправить факс, потому что в Африке не работали электрические сети, представляете? А трансферное окно вот-вот закроется!
Другая проблема — деньги, в каких-то случаях речь могла идти о черной бухгалтерии. Я никогда прежде с этим не сталкивался, потому что не работал спортивным директором. Позже моей задачей было участвовать в строительстве тренировочной площадки и присматривать за первой командой и резервистами.
— В «Ростове» вы работали с Иваном Саввиди…— Он сейчас очень известен, не так ли? Я всем говорю: «Эй, я работал с ним!». Помню нашу первую встречу. Он вошел в комнату, и все сидящие поднялись. Саввиди тогда был депутатом. Я подумал: хорошо, если так нужно — я тоже поднимусь. А он такой: садитесь, садитесь. Потом спрашивает: «Как думаешь, кто наш враг?». Не знаю, я, что ли? Ну смотри, говорит, Россия и Англия всегда боролись друг с другом, вспомни Черчилля и Сталина. Я говорю: стоп-стоп, мы вместе воевали против немцев. И тогда он согласился: «Ладно, ты прав!»
— Когда вы стали исполняющим обязанности главного тренера «Ростова», вам предлагали сыграть договорной матч с «Рубином». Как думаете, если бы согласились, задержались бы в России?— Я не мог бы сказать «да» ни при каким обстоятельствах. Я хотел остаться. Но как бы я тогда смотрел в зеркало? Я говорил: зачем ставить меня главным тренером, чтобы играть в такие игры? Я англичанин, найдите кого-то попроще. В итоге мы не проиграли, но и я не остался.
— Когда вы впервые рассказали об этой ситуации, кто-то из «Ростова» связывался с вами?— Нет. Никто. Да у меня и не было цели поднимать какой-то шум, просто журналист спросил — а я ответил.
— В Англии бывают договорные матчи?— Это невозможно!
— Даже в низших лигах, где зарплаты так себе?— Что значит «так себе»? 2 тысячи фунтов в неделю — плохие деньги? Английские игроки борются за право стать профессиональными футболистами. Это история о престиже. Зачем им так рисковать, если, возможно, они никогда больше не сыграют? Я не хочу сказать, что никогда в истории такого не было, но я не представляю такую ситуацию. Так же как не представляю ее в Германии.
Во многом это вопрос восприятия. «Ливерпуль» однажды разорвал «Кристал Пэлас» 9:0, а потом эти команды встретились в полуфинале Кубка — и что получилось? «Кристал Пэлас» выиграл 4:3! (события 1990-го года — прим. Sport24). В Латвии или России люди сказали бы: да это договорняк! Или, допустим, матч «Ромы» и «Барселоны» — точно такая же ситуация. Если бы матч «Реала» и «Ювентуса» судил русский рефери, люди кричали бы, что он взял деньги у Мадрида.
— В Греции Саввиди выбегал на поле с пистолетом. По Ростову он тоже ходил с оружием?— Конечно! Может быть, не он сам, но его охрана. Он же тогда был депутатом. Как там говорят, Ростов — папа, Одесса — мама? А в Греции глупая ситуация получилась: я думаю, он просто забыл про оружие, вот и все.
На самом деле, я люблю время, проведенное в «Ростове». Я люблю этот город и людей в нем. До сих пор контактирую, к примеру, с Балахниным — в ноябре он ездил на игру «Бристоля» и «Халла». Мы договорились увидеться в директорской ложе, потому что в «Бристоле» работает мой хороший друг Гарри Джонсон. Я планировал увидеть Слуцкого, сказать ему: «Держитесь!». Но «Бристоль» выиграл на последней минуте, и отвлекать тренера ради встречи с каким-то глупым англичанином было неправильно.
Кстати, кроме Балахнина, у меня есть еще одна связь со Слуцким — Саша Цауня до перехода в ЦСКА играл у меня в «Сконто».
— Мы с ним разговаривали, и он, что вы не отпустили его в «Фулхэм». — Я разговаривал с Ходжсоном. «Фулхэм» хотел заплатить что-то около 100 тысяч фунтов и взять Сашу в аренду. Но президент «Сконто» ему отказал. И был прав, потому что это несерьезные деньги. Потом клуб получил возможность заработать на его трансфере 2 млн  — Вы помогли Цауне со стажировкой в «Челси». Откуда знаете Брендана Роджерса?— Когда я получал лицензию Pro, то проходил обучение в «Челси». Мы там столкнулись с Полом Клементом — бывшим ассистентом Анчелотти. А тренером второй команды «Челси» был как раз Роджерс. Цауня ему понравился, и, когда он ушел в «Уотфорд», он его взял.
— Самый крутой контакт в вашем телефоне?— Мой брат — технический директор Футбольной ассоциации. И, если нужно, я могу достать любой номер. Так, давайте посмотрим: Рой Ходжсон, Пол Клемент… А, вот. Но это не про футбол: Букола Сараки, председатель сената Нигерии. Он открывал нашу академию в Африке (в 2010-2014 годах Пол был директором Kwara Football Academy в Нигерии — прим. Sport24), и мы с ним пили кофе. Он, кстати, фанат «Арсенала».
— Что было самым необычным, когда вы работали Африке?— Вообще, это не очень веселые моменты, связанные с удержанием заложников, например. Прямо на поле! Или перенос матча по причине того, что игроки соперника серьезно пострадали по пути на игру. Но было необычно, да.
— Кто в Нигерии самый топовый игрок?— Они любят Виктора Мозеса. Муса, когда играл в премьер-лиге, был более популярным. Ну и вообще африканцы — Дидье Дроба, например.
— Вы рассказывали, что помогали Питеру Одемвингие перебраться в «Вест Бромвич». — Его агент попросил меня помочь, Питер был несчастлив в «Локомотиве». А мой брат тогда работал в «Вест Броме» спортивным директором. Я видел Питера пару раз в играх за клуб и сборную, и мы решили, что надо его брать. «Локомотив» получил что-то около миллиона фунтов, а «Вест Бром» — бомбардира на следующие два сезона. И чтобы вы знали: его кузен, Тони, позже был в моей академии.
— Хотели бы поработать в Англии?— Конечно, если у меня будет хороший вариант в Англии, я поеду в Англию. Но если позовут в Россию — почему нет? Конечно, в Англии большие возможности. АПЛ — самая платежеспособная лига, чемпионшип — где-то шестой.
— Вам нравится современный английский футбол?— А почему нет? Английская команда старается играть более технично. Может быть, мы больше про контратаки, лонгболлы и прессинг. Но у каждой команды должна быть своя система и структура, которая будет лучшее именно для нее. Конечно, видя, как играют Испания или «Барселона», руководители могут сказать: хочу так же! Но толку? Испания так играет 20 лет!
— Деньги действительно убивают дух английского футбола?— Послушайте, мой брат давно работает техническим директором ФА. Как он может сказать, что деньги убивают футбол? Во-первых, в АПЛ больше зрителей, чем когда-либо и где-либо. Во-вторых, финансы. Можно сказать, что молодые игроки не имеют места в первых командах, потому что нам проще покупать иностранцев. Но при этом Англия успешна на юношеском уровне и выиграла чемпионат мира U20. Я думаю, это даст эффект для национальной команды — может быть, не прямо сейчас, но в течение четырех лет точно. Я не верю, что Англия выиграет чемпионат мира, посмотрим, что будет в Катаре.
— Я спрашивал скорее об атмосфере на стадионах. — Атмосфера различается, но и сами люди различаются. Если вы пойдете на матч «Челси», атмосфера там напоминает бокс или ММА: огни, музыка… Мне лично нравятся компактные стадионы, где болельщики находятся в максимальном контакте с командами. «Эмирейтс» — абсолютная противоположность «Хайбери», где «Арсенал» играл раньше. А Олимпийский стадион — не то же самое, что «Аптон Парк» для «Вест Хэма». Но я понимаю зачем клубы это делают, они хотят зарабатывать. И если этого не будет, люди скажут: вы дураки!
— В Англии вы работали с детьми. Чему вас научила эта работа?— Это было важно для меня как для тренера. Потому что я никогда не был профессиональным игроком, бегал на школьном уровне. Мне было важно понять, как происходит развитие игроков. Я провел пять лет в «Кембридж Юнайтед», потом была успешная работа в «Питерборо». Там я стал head coach — в Англии так называют ассистентов менеджеров. И потом уже был «Вентспилс». Все-таки работа с юношами и первой командой — это две разные вещи.
— В Латвию вас позвал Гарри Джонсон, с которым вы работали в «Кембридже»?— Да, мы с ним хорошие друзья, давно друг друга знаем. Я приехал в Латвию в 2001 году, чтобы тренировать «Вентспилс». Потом встретил здесь свою жену. Она русская, но гражданка Латвии. Мы поженились, у нас трое детей. После «Вентспилса» я работал в Риге, потом — 6 месяцев в «Ростове». А затем вернулся в Латвию, в «Сконто». И после работы в Африке тоже. Просто я хочу быть со своей семьей. По-моему, я второй тренер по продолжительности работы в Латвии. После Александра Старкова.
— Латвия сильно изменилась за это время?— Я приехал туда еще до того, как страна вступила в Евросоюз. 17 лет назад был поражен, что в Вентспилсе только один супермаркет. Сейчас ситуация поменялась: их тут 10-15. Латвия стала более европейской, разница с Евросоюзом очень небольшая.
— Почему вы согласились поехать в «Вентспилс»?— Это был мой первый опыт работы главным тренером. Я всегда этого хотел и был доволен, что такая возможность появилась.
— И какими были первые впечатления?— Ну смотрите: я прилетел в ноябре, и президент клуба решил устроить массовый просмотр игроков. Где-то 50 человек! В Англии такое сложное представить — там все это решалось благодаря видео. Точнее, VHS-кассетам.
— В ваших первых сезонах в Латвии вы дважды упускали золото в самом конце…— До того момента никто не решался бросить вызов «Сконто», они были очень успешны. Так что я был доволен своей работой. Но во втором сезоне ситуация в точности повторилась. Как и в предыдущий раз, мы играли с «Динабургом», был жуткий снег, а поле выглядело так, что на нем можно было кататься на коньках.
Плюс, в той игре у нас удалили основного вратаря, и мы доигрывали матч с Юрием Шишкиным, который вообще-то был тренером вратарей. Вот тогда я был действительно зол — хорошо пройти весь сезон, а потом потерять все из-за одной такой игры.
— Талантливых игроков в Латвии больше, чем 17 лет назад? И вообще, в чем главная проблема стран, входивших в Советский Союз? Имею в виду футбол. — Если честно, я не склонен объединять ваши страны в какие-то группы — бывший Советский Союз и так далее. СССР распался 27 лет назад, каждое государство выбрало свой путь. В Латвии своя проблема — население меньше двух миллионов человек.
Давайте приведу пример: когда я работал в «Сконто», я жил в 10 км от Риги. И там была школа, в которой занимались 30 детей. А сейчас их там 250. Для Англии это нормально, там тысячи таких школ. Но для Латвии — нет. Вы видите результаты сборной. Просто так получается, что футбол в Латвии вроде бы растет, но в других странах он растет еще быстрее. В итоге Латвия отстает, вот и все.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео