Ещё

Рандеву «Сумасшедшего старика» с «Рокетмэном»: российский интерес 

Фото: Национальная Служба Новостей
Эксперты рассказали НСН, какие возможности открывает перед Россией встреча Дональда Трампа и Ким Чен Ына.
Встречу президента США Дональда Трампа и руководителя КНДР Ким Чен Ына, которая 12 июня прошла в Сингапуре, уже окрестили исторической. Можно спорить об ее итогах, но факт останется фактом — доселе главы двух стран не встречались никогда. В подписанной по итогам саммита декларации лидер Северной Кореи пообещал отказаться от ядерного оружия, а президент США — приостановить военные учения с Южной Кореей. Однако никаких реальных механизмов пресловутой денуклеаризации Корейского полуострова в документе упомянуто не было. А это значит, что реальная работа по решению всего комплекса проблем вокруг ядерной программы КНДР только начинается. И, как считают опрошенные НСН эксперты, это дает России шанс встроится в переговорный процесс, из которого она выпала в стремительной круговерти последних событий.
За дипломатической прытью, которую в последние месяцы развил пухлый внук Ким Ир Сена, действительно нелегко было поспеть. В апреле, после молниеносного визита в Пхеньян тогдашнего директора ЦРУ Майка Помпео, он объявил о прекращении ядерных испытаний и запусков межконтинентальных баллистических ракет, а также о закрытии ядерного полигона в Пунгери на севере страны. А в конце того же месяца стал первым лидером КНДР, пересекшим демаркационную линию между двумя корейскими государствами для переговоров с южнокорейским коллегой Мун Чжэином.
Эти переговоры всеми рассматривались как подготовка к саммиту с участием Дональда Трампа, который считался уже делом решенным. Но глава КНДР в очередной раз показал, что не намерен упускать инициативу и в конце мая совершенно неожиданно заявил, что откажется от встречи с американским лидером, если от него потребуют одностороннего разоружения. И тут же пригласил иностранных журналистов на ликвидацию полигона в Пунгери, как бы давая понять, что открыт к конструктивным переговорам, но не к жесткому давлению. Но Трамп, не привыкший читать между строк, недолго думая заявил о срыве саммита, обвинив в этом северокорейского визави. Судьба урегулирования корейской ядерной проблемы повисла на волоске.
За всеми этими пертурбациями несколько отстраненно, если не сказать оторопело, следили из Москвы. Во всяком случае, видимых действий на корейском направлении российская дипломатия не предпринимала до самого последнего момента, когда неожиданно в Пхеньян полетел глава МИД Сергей Лавров и 31 мая впервые лично встретился с Ким Чен Ыном. Никаких реальных результатов эта встреча не принесла, да и не могла принести, но Россия напомнила, что не хочет оставаться сторонним наблюдателем, когда у ее восточных границ решаются вопросы глобального значения. А хозяин КНДР, не поскупившийся на комплименты для гостей из Москвы, которых он назвал «замечательными друзьями, противостоящими гегемонии США», тем самым намекнул хозяину Белого дома, что ему есть, на кого опереться, в случае нового витка конфликта.
Как бы там ни было, встреча Кима и Трампа состоялась-таки в намеченные сроки 12 июня. Хотя формальные результаты сингапурского рандеву не поражают воображение, американский лидер поспешил записать его в свой актив, по обыкновению сделав это через Twitter, где заявил, что проблемы, которую президент Обама считал самой опасной для США, больше нет. В очередной раз пнув таким образом своего предшественника-демократа, он с явным удовлетворением заключил, что теперь американцы могут спать спокойно. Тем не менее спорные результаты саммита уже дали повод критикам Трампа из стана демократов обвинить его в слишком больших уступках северокорейскому диктатору, но, пожалуй, это как раз тот случай, когда уместна известная присказка про собаку и караван. И, логически ее развивая, можно добавить, что один верблюд, даже с самой большой «красной кнопкой» — это еще не караван.
«Процесс начался, встреча состоялась. Это огромное событие. Но для этой чрезвычайно сложной работы потребуется как политическая воля, так и масса профессионализма и терпения. И тогда процесс пойдет. А вот там без России никак не обойтись», — пояснил НСН завотделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН Александр Воронцов.
Он указал, что план, который начали реализовывать Трамп и Ким, фактически был предложен Россией еще в прошлом году.
«План трехэтапного урегулирования на Корейском полуострове. Мы его предложили, а сейчас реализуется его первый этап. Это наш план. Прекратить оскорбляющую и запугивающую военную риторику, снизить военную активность — маневры, испытания. И перейти к диалогу по двусторонним линиям — Пхеньян-Сеул, Пхеньян-Вашингтон. И он в этом году пошел! Еще полгода не завершилось, замечательно пошел. Поэтому Россия, безусловно, удовлетворена», — добавил востоковед.
По-другому и быть не может, когда речь идет о вопросах ядерной безопасности, кем бы они ни решались. Но, как показал спешный визит Лаврова в КНДР, оставаться на задворках этих вопросов Москва не намерена. Как же она может перехватить инициативу, если очевидно, что Пхеньян и Вашингтон в посредниках не нуждаются, а рычагов влияния ни на северокорейский режим, ни тем более на Белый дом у Кремля нет? Зато есть знаменитая энергетическая дубина, которая при желании легко превращается в лакомый энергетический пряник.
«Ким Чен Ын идет на это соглашение по многим причинам, в том числе потому, что экономическая ситуация отчаянная, нужно экономическое развитие. Провозглашенная им стратегия Бюнгджин — параллельное развитие ядерной программы и экономики с лозунгом «в одной руке винтовка, в другой серп и молот». Если с «винтовкой» у него более-менее получалось, то с серпом и молотом как-то не заладилось. А развитие Северной Кореи невозможно без Южной. У России есть то, чем мало кто в мире может похвастаться — ровные, позитивные отношения с обеими Кореями. Были же проекты газопроводов. Вот вам конкурентная ниша для России», — отметил беседе с НСН президент Центра политтехнологий Борис Макаренко.
Перспективы энергетического сотрудничества Москвы с Пхеньяном и Сеулом НСН обрисовал ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников Рустам Танкаев. По его словам, эта тема имеет очень глубокие корни.
«Если поглядеть на карту, становится совершенно очевидным, что если не задевать территорию Китая, то единственный маршрут по суше в Южную Корею лежит через территорию КНДР. Казалось бы, есть возможность по шельфу, по морю пропустить трубу. Но если, скажем, в Балтике, которая сейсмически абсолютно неактивна, это сделать легко, то там это сделать невозможно, потому что там сейсмически активная зона. Поэтому останется только маршрут по суше. Такие переговоры ведутся каждый раз, когда начинают налаживаться отношения между Пхеньяном и Сеулом. Экономически это, безусловно, выгодно всем. Это выгодно Северной Корее, которая получит деньги за транзит, которые ей жизненно необходимы. Это выгодно Южной Корее, которая пока пользуется исключительно сжиженным природным газом — трубопроводный, как известно, значительно дешевле. Тут есть интерес со всех сторон. И России, конечно, интересно расширять рынки сбыта. Если действительно там все наладится, трубу построят очень быстро: расстояния там относительно маленькие, газа рядом огромное количество», — указал он.
Корейский газовый проект по своему масштабу мог бы сравниться с «Турецким потоком» даже при том, что от сжиженного природного газа Южная Корея полностью не откажется.
«Думаю, может быть трубопровод как первая очередь «Турецкого потока», то есть 35 млрд кубометров. По сравнению с энергопотреблением Южной Кореи достаточно большая величина, но она не ставить под угрозу экономику страны, всегда можно вернуться к сжиженному природному газу. Тем более что на Дальнем Востоке строятся сейчас терминалы для поставок российского СПГ. Они будут дополнительной страховкой. Поэтому при подписании ряда документов между Пхеньяном и Сеулом такой газопровод будет одним из самых первых проектов, если не самым первым, который будет реализован», — заключил собеседник НСН.
Пока это все в теории. Как напоминает Александр Воронцов, все возможно, но «санкции не позволяют ни одного доллара инвестировать в Северную Корею». С другой стороны, давно ли Ким Чен Ын обзывал Трампа «сумасшедшим американским стариком», а тот в свою очередь грозил пхеньянскому «рокетмэну» своей «большой красной кнопкой»? И вот уже они пожимают руки в Сингапуре, явно довольные друг другом. Как мы теперь знаем, события в международных делах иногда могут развиваться с головокружительной быстротой.
Сергей Подосёнов
Комментарии  Ещё 1 источник 
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео