Ещё

На Урале предложили переделать старые ТЭЦ под сжигание мусора 

Фото: Российская Газета
Масштаб проблемы прямо пропорционален численности населения: чем крупнее город, тем более угрожающими темпами растут вокруг него мусорные «терриконы». Если жители Екатеринбурга создают в год 1,2-1,3 миллиона тонн ТКО, то москвичи выдают на гора 11 миллионов, а страна в целом — около 70 миллионов тонн. Понятно, что решение вопроса нужно переводить на новые технологические рельсы, но пока процесс идет не слишком быстро. На днях на это обратил внимание глава государства, который в ходе прямой линии заявил: к 2024 году в России должны быть построены 200 заводов для утилизации мусора.
Пока бизнес в основном занимается сортировкой ТКО и организует переработку пластика, металла и других полезных фракций. А вот что касается сжигания всего негодного, это направление развивается со скрипом. Пожалуй, главная причина — опасения в недостаточной экологичности такого рода проектов, и они небеспочвенны: по словам президента РФ, сжиганием мусора сегодня занимаются 117 предприятий, но лишь 38 из них работают по современным технологиям. Кстати, о дискуссии в Тюмени вокруг создания мусоросжигательного комплекса «РГ» недавно рассказывала в материале «Как сгорит, неясно» ("Экономика УрФО" от 24 мая 2018 года).
— На практике не все предприятия обладают достаточными системами фильтрации, чтобы соответствовать требованиям законодательства. Например, до 2010 года на территории Москвы работало три мусоросжигательных завода, которые были закрыты из-за неэффективности очистки выбросов, — говорит региональный менеджер группы компаний в сфере экологической экспертизы Екатерина Шешлянникова.
Стоимость завода с импортной начинкой колеблется от трех до 30 миллиардов рублей. Если турбина будет российского производства, то цена может оказаться ниже на 20 процентов
Второй важный момент — высокая стоимость оборудования. По данным, которые привел «РГ» представитель аудиторской компании Игорь Коротецкий, стоимость строительства мусоросжигательного завода мощностью около миллиона тонн в год может превысить полмиллиарда долларов (усредненные оценки для Европы — от 530 до 800 евро за тонну мощности в зависимости от страны и технологии).
— Стоимость завода с импортной начинкой колеблется от трех до 30 миллиардов рублей в зависимости от его мощности, — подтверждает промышленный эксперт Леонид Хазанов, — но если турбина будет российского производства, то цена может оказаться ниже примерно на 20 процентов вследствие разницы в стоимости материалов и курсов валют. Так что установка уральских турбин на российских предприятиях по утилизации отходов имеет хорошие перспективы с точки зрения экономии средств, в чем явно будут заинтересованы их владельцы.
На уральском турбинном заводе, приступая к работе над новым изделием, изучили мировой опыт, прежде всего Швеции и Швейцарии, и пришли к выводу: переработка ТКО в электроэнергию и тепло при грамотной организации и господдержке позволяет не только решить мусорную проблему, но и снизить себестоимость утилизации мусора.
— По своей сути мусоросжигательный завод не слишком отличается от обычной тепловой электростанции, — рассказывает председатель совета директоров предприятия Михаил Лифшиц. — Создание таких предприятий, конечно, улучшит ситуацию с мусорной нагрузкой, но не сможет ее исправить полностью. Поэтому я предлагаю использовать дополнительный механизм: модернизировать для сжигания отходов неэффективные тепловые электростанции. Доработка котла и модернизация паровой турбины вместе с установкой систем очистки газов позволит не просто перерабатывать мусор на уже существующих объектах, но и улучшит их экологические и экономические показатели. Более того, в этом случае не строятся новые линии электропередачи, не вырастают на горизонте новые дымовые трубы. Электростанция же получит еще один вид топлива — мусор. По нашим расчетам, модернизация неэффективных станций примерно в два-три раза дешевле строительства мусоросжигательного завода с нуля. Финансировать подобную реконструкцию можно было бы в рамках грядущей программы модернизации тепловой энергетики, и, насколько я знаю, сейчас такая идея обсуждается.
По расчетам уральских турбинистов, модернизация неэффективных ТЭЦ в два-три раза дешевле строительства мусоросжигательного завода с нуля
У представителей энергетической отрасли несколько иное видение ситуации.
— Современные теплоэлектростанции не предназначены для сжигания твердых бытовых отходов, даже частичный перевод оборудования на эти цели технически невозможен. Отдельно мусоросжигательную турбину нельзя использовать для модернизации существующих генерирующих мощностей, — считает директор свердловского филиала крупной энергетической компании Владимир Бусоргин. — Данная турбина может использоваться только на вновь построенном специализированном предприятии, возможно, на площадке действующей ТЭЦ, где предусмотрены приемный и сортировочный комплексы, установлены специализированные мусоросжигательные котлы, применена многоступенчатая система газоочистки, гарантированно обеспечивающая требуемые показатели по выбросам вредных веществ в атмосферу.
По словам Бусоргина, все же основное предназначение подобных заводов — утилизация мусора, а не выработка тепла и электроэнергии, поэтому вряд ли их можно считать объектами «большой» энергетики. Их строительство обходится в три-четыре раза дороже, чем обычной ТЭЦ, поэтому для реализации таких проектов явно необходима господдержка.
Пока первая отечественная турбина для мусоросжигающих заводов существует лишь на бумаге: разработан проект, получен паспорт на секрет производства (ноу-хау). Будет ли новая машина выпускаться серийно, зависит от заинтересованности государства в решении мусорной проблемы.
мнение
Тимур Рахматуллин, юрист движения ЭКА:
— Градостроительная политика Советского Союза, к периоду которого относится большинство устаревших ТЭЦ, не предполагала особой заботы об окружающей среде. В связи с этим большинство станций размещалось непосредственно вблизи жилых массивов, чтобы, помимо прочего, снизить потери тепла и энергии при передаче. Существующие нормативы предписывают удаление объектов хранения и утилизации отходов от населенных пунктов не менее чем на пять километров. Термическая обработка отходов должна осуществляться только после выделения из них всех опасных фракций, однако на практике этого не достигается, и регулярно фиксируемое огромное количество нарушений в сфере обращения с отходами не позволяет быть уверенным в безопасности подобных предприятий. Таким образом, проект модернизации ТЭЦ под сжигание ТКО представляется весьма опасным для жизни и здоровья жителей.
Тем временем
Наиболее заметный проект в России реализует инвестиционная компания— строительство экологически безопасных объектов термической переработки ТКО (четыре в Московской области и один в Татарстане). Как сообщили «РГ» в минпромнауки Свердловской области, технологическим партнером выступает японско-швейцарская компания — она предоставляет технологию, а к поставке оборудования планируется привлечь российские заводы. Именно под этот проект и создавалась турбина.
— Участие в нем уральского предприятия обеспечит наработку новых востребованных компетенций в области изготовления и эксплуатации оборудования для мусоросжигания, — говорит министр промышленности и науки Свердловской области Сергей Пересторонин. — Отмечу, что инициаторами проекта рассматривается возможность участия в нем и других предприятий Свердловской области — в части поставки компрессорного оборудования, элементов системы очистки дымовых газов.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео