Ещё

Уральская компания приступила к демонтажу «Зимней вишни» в Кемерово 

Фото: Российская Газета
Рынок демонтажа — один из маркеров динамичного развития экономики: снос старого освобождает место новому. И, судя по западному опыту, сфера эта весьма прибыльная. По итогам 2017-го демонтажный рынок России отстает от развитых стран и занимает 19 место между Сингапуром и Пакистаном. В прошлом году он сократился на 2,3 процента при емкости в 269,35 миллиарда рублей.
По мнению экспертов издания «Редевелопмент», эти цифры отражают объективный процесс — изменение структуры спроса на рынке, практически лишенном «середины». В основном здесь представлены либо масштабные проекты крупных компаний и госструктур (в том числе завершенные к ЧМ-2018), либо совсем небольшие: снос ветхого жилья, незаконных рекламных конструкций, киосков и прочего. Драйверами роста остаются инвестиционные программы крупного бизнеса по строительству новых производственных мощностей, а также госзаказ, в частности, программы реновации.
Как признают участники, госконтракты с требующимся для их реализации лицензированием, высоким уровнем отчетности и специализации дисциплинируют рынок, очищая его от непрофессионалов-"однодневок", делающих ставку на демпинг. «Санирующую» роль сыграл и кризис. Как следствие, в 2017-м средняя стоимость контракта на демонтаж в России выросла на 15,6 процента — до 11,2 миллиона рублей.
— Сейчас в России около 50 демонтажных организаций, шесть из них можно назвать экспертами в данной области. Демонтаж крупных объектов — это специфический и технически сложный вид деятельности. Для него недостаточно иметь опыт строительства и парк строительной техники — необходима специализация, создание технологий разборки разных типов сооружений, формирование собственной базы инженерных решений, — подчеркивает президент екатеринбургской группы компаний Григорий Фрич.
Однако говорить о едином цивилизованном рынке редевелопмента пока еще рано, считает Сергей Ефремов, управляющий партнер санкт-петербургской группы демонтажных компаний.
Для демонтажа крупных объектов недостаточно иметь опыт строительства и парк строительной техники — необходимы технологии разборки разных типов сооружений, собственная база инженерных решений
— Помимо отсутствия единого законодательства невероятно остро стоит проблема специализации и рыночной культуры. Специализированного образования в России нет, поэтому демонтажников учит только опыт. В текущей ситуации наилучший вариант — это разработка собственных учебных программ и передача опыта собственным сотрудникам. Но большинство компаний до сих пор работает по правилу «беги и ломай», не заботясь о расчете и планировании, — отмечает Ефремов.
В это же время лидеры рынка стремятся к специализации. Так, уральская компания осваивает нишу демонтажа радиоактивных объектов. Например, в Железногорске снесли недействующее хранилище отработанного ядерного топлива, армированные, толстостенные, железобетонные конструкции которого гарантировали сохранность содержимого на протяжении 200 лет. Специальные методы дезактивации компания разрабатывает совместно с университетом.
Перспективы развития российского рынка эксперты связывают прежде всего с изношенностью основных фондов. По этому показателю промышленный Уральский округ занимает восьмое место в стране: степень износа здесь превысила 60 процентов и средний по стране показатель. В программе развития промышленности Среднего Урала до 2020-го отмечается, что высокий износ производственных зданий — одна из главных структурных проблем промышленного комплекса, следствие которого — замедление темпов роста и значительная зависимость от конъюнктуры мирового рынка.
— Массовый демонтаж в России невероятно актуален, — считает Сергей Ефремов. — По стране совокупная минимальная емкость рынка — около 125 миллионов квадратных метров жилых и промышленных зданий и сооружений, требующих сноса. Объем только по обрабатывающей промышленности соответствует 408,5 миллиарда рублей.
Кстати
Условно демонтаж можно разделить на три категории — механизированный, ручной и метод направленного взрыва. Самый быстрый и дешевый — первый, с использованием экскаватора-разрушителя. Например, снос «хрущевки» в рамках московской реновации таким «терминатором» за 18 дней обходится в 5,2 миллиона рублей. С помощью ручного труда пятиэтажка сносится за 40 дней и 6,5 миллиона. Стоит заметить, что тяжелую демонтажную технику в России не производят. Комбинированным способом — сочетанием механизированного и ручного — уральские демонтажники сносили 14-й корпус Московского Кремля: разрезали на блоки и разобрали здание между Спасскими воротами и Сенатским дворцом, построенное в 1932-1934 годах на месте разрушенных Чудова и Вознесенского монастырей. В работе задействовали более 15 башенных и автомобильных кранов грузоподъемностью до 400 тонн. Демонтаж выполнялся предельно аккуратно, с минимальным уровнем шума, пыли и вибрации, поскольку вокруг — памятники ЮНЕСКО. За последние годы екатеринбуржцы уже дважды наблюдали демонтаж взрывом — при сносе мукомольного завода и недостроенной телебашни. Этот метод эффективен, но наименее экологичен: после взрыва на километры вокруг рассеиваются тонны мелкодисперсной пыли. Инновационные методы «без шума и пыли» остаются делом будущего: с необходимостью массово сносить небоскребы в России пока не сталкивались. Зато для Японии это обычное дело: здание обшивают шумо— и пылезащитными экранами и понемногу «выгрызают» изнутри. Недавно в Токио таким образом снесли 40-этажный отель — его демонтаж занял год.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео