Ещё
Евросоюз объявил войну нефти и газу
Евросоюз объявил войну нефти и газу
В мире
Российские корабли вышли в Черное море
Российские корабли вышли в Черное море
Армия
Путь к войне: Новая теория США об Украине в НАТО
Путь к войне: Новая теория США об Украине в НАТО
В мире
Гварамия обещал изнасиловать матерей лидеров правящей партии
Гварамия обещал изнасиловать матерей лидеров правящей партии
В мире

Что привёз Пётр I из Великого посольства 

Что привёз Пётр I из Великого посольства
Фото: Русская семерка
320 лет назад, завершив свою миссию в Западной Европе, Великое посольство, в состав которого инкогнито входил сам царь Пётр I, отправилось в . По словам экспертов, благодаря переговорам, проведённым Петром в неформальной обстановке с европейскими правителями, Россия начала формирование антишведского союза и получила массу информации, необходимой для начала масштабной военной и технической модернизации. А из-за стремления Петра лично овладеть навыками кораблестроения и стрельбы в Европе ещё долго рассказывали анекдоты о царе-плотнике, посвящали ему оперы и водевили. О достижениях европейского турне Петра Великого — в материале RT.
Завершив в 1696 году Азовские походы, не без труда взяв , но так и не получив контроля над Керченским проливом, Пётр I убедился в том, что сил для полномасштабной войны с  у России ещё нет и стране необходима модернизация. Источником технической информации для него стал Запад. Царь начал посылать на учёбу в Европу молодых дворян, а со временем отправился туда лично, чтобы набраться за границей знаний, параллельно решая дипломатические задачи.
«Урядник »
В 1697 году из России на Запад отправилось Великое посольство. Сам формат, по мнению некоторых историков, был подсказан Петру I генералом , который формально и возглавил посольство. За дипломатическую составляющую отвечал опытный международный переговорщик Фёдор Головин, предотвративший ранее войну с  и прекрасно проявивший себя в Азовских походах. Третьим послом стал имевший опыт переговоров с , и Константинополем Прокофий Возницын.
Послов сопровождали 20 дворян и 35 «волонтёров», среди которых был и урядник (десятник) Преображенского полка Пётр Михайлов — он же российский царь Пётр I. Следует отметить, что инкогнито монарха было весьма условным. Официально участникам посольства под угрозой строжайшего наказания было запрещено выдавать главу государства. Однако он сам постоянно выступал в переговорах с рядом влиятельных лиц от своего реального имени.
Впрочем, формальное отсутствие царя в составе посольства, позволяло отказаться от многих протокольных условностей и делало общение российского монарха с европейскими правителями более простым и непринуждённым. Кроме того, «урядник Пётр» мог позволить себе многое из того, что было элементарно неприлично для Петра-государя.
«Сам факт посольства и участие в нём Петра стали огромным прорывом в деле дипломатии — до этого цари ходили в западном и южном направлениях только в военные походы», — рассказал в беседе с RT доктор исторических наук, профессор СПбГУ .
«Во многих источниках и даже в учебной литературе можно найти упоминания о том, что главной целью Великого посольства было создание антиосманской коалиции с европейскими государствами, но это неверно. Подобные утверждения в известной мере являются последствием распространённой российскими дипломатами дезинформации. На самом деле всё указывает на то, что основной миссией посольства, которая держалась в тайне, было формирование контуров антишведского союза и подготовка к грядущей Северной войне», — подчеркнул эксперт.
Кроме того, по словам Кротова, российский царь хотел лично познакомиться с европейским опытом в различных областях. Он желал быть создателем новой России, при этом в начинаниях в самых разных сферах стремился участвовать лично. «Переезжая из одного европейского города в другой, он становился то корабельным мастером, то артиллеристом», — пояснил историк.
Теневая дипломатия Петра
В марте 1697 года Великое посольство покинуло и выдвинулось в Прибалтику, значительная часть которой в те годы находилась под властью .
В  Пётр с помощниками, как позже написал об этом в донесении на имя короля Карла XII губернатор генерал Эрик Дальберг, «стали объезжать верхом кругом города и в особенности окружающие возвышенности, причём не ограничивались тем, что осматривали крепость из подзорных трубок, но даже стали составлять план города и измерять глубину рвов, прогуливаясь по валу и гласису». Губернатор заявил Лефорту, что такое невозможно ни в одной европейской крепости и потребовал подобные действия прекратить.
Участники посольства обвинили Дальберга в нарушении правил гостеприимства. Оправдываясь перед Карлом XII, генерал написал, что встретил посольство с почётным караулом и салютом и выделил его участникам достойные апартаменты. Петру же не отдавал достойные монаршего сана почести только ввиду его инкогнито. Запрет на осмотр крепости Дальберг объяснил своей заботой о государственных интересах.
В Курляндии Петра встретили, несмотря на инкогнито, торжественно и прославляли как победителя турок. В Митаве (сегодня — ) российский царь провёл беседу с курляндским герцогом Фридрихом Казимиром. В Либаве (сегодня — ) Пётр сел на корабль и, оторвавшись от посольства, морем отбыл в  (современный ), где нашёл радушный прием со стороны бранденбургского курфюрста Фридриха III, будущего короля Пруссии. Спустя несколько дней в Кёнигсберг торжественно прибыло Великое посольство, следовавшее по суше. В ходе пребывания в Восточной Пруссии Пётр изучил строение крепости Фридрихсбург. По её образцу он позже возведёт укрепления на острове Котлин в Финском заливе.
Прибыв в Пиллау (сегодня — ), Пётр стал учиться артиллерийскому мастерству у прусского подполковника Штейтнера фон Штернфельда и даже получил под именем Михайлова аттестат «огнестрельного мастера».
В немецкой коммуне Коппенбрюге российский царь познакомился с ганноверской курфюрстиной Софией и её дочерью Софией-Шарлоттой — будущей первой королевой Пруссии. Дамы отметили красоту и живость ума российского царя и говорили, что его общество доставило им много удовольствия. Несмотря на некоторую грубость манер, они называли его человеком необыкновенным и с юмором вспоминали о том, как он давал им потрогать свои мозоли, заработанные на строительстве кораблей.
В Западной Европе
В августе 1697 года Пётр добрался до . Пока посольство было занято дипломатическими вопросами, царь выехал на верфи в Заандам и лично трудился на строительстве кораблей. Позже он перебрался на амстердамские верфи Голландской Ост-Индской компании. Чтобы порадовать российских гостей, хозяева в их присутствии заложили фрегат «Пётр и Павел» и позволили русским трудиться на его строительстве на протяжении двух месяцев.
Бургомистр Витсен водил русского царя в море на голландском судне и организовывал посещение монархом самых разных учреждений: больниц, фабрик и воспитательных домов, а также анатомического музея, в котором царь лично участвовал во вскрытии трупов. Этот опыт заставил Петра позже основать в  Кунсткамеру.
О том, как российский государь трудился на нидерландских верфях плотником, в Европе ходило немало анекдотов. Народные рассказчики утверждали, что богатым и влиятельным голландцам не всегда удавалось вычислить, кто именно из российских гостей является царём, и из-за этого они попадали в смешные ситуации. По мотивам приключений Петра в Голландии был написан целый ряд музыкальных произведений, в том числе знаменитая опера «Царь и плотник».
Несмотря на радушный приём, российский монарх был не совсем доволен результатами четырёх с половиной месяцев, проведённых в Голландии. Он заметил, что местные судостроители — хорошие практики, но при этом многие из них не сильны в науках и зачастую строят корабли на глаз, а Петру были необходимы чертежи. Исправить это упущение он решил на другом берегу Северного моря.
и Нидерландами в то время управлял один человек — король Вильгельм III, который пригласил российского коллегу в гости в Британию. На верфях Лондона Пётр наверстал то, что упустил в Голландии. Кроме того, он активно посещал арсеналы, доки, музеи, побывал в обсерватории, на монетном дворе, в тюрьме Тауэра и в Оксфордском университете. По некоторым данным, царь даже познакомился с . Однажды заглянул он и на заседание парламента, по поводу чего сказал: «Весело слушать, когда подданные открыто говорят своему государю правду, — вот чему надо учиться у англичан».
Итоги Великого посольства
После трёх месяцев в Англии Пётр I вернулся на материк, в Голландию, и засобирался на восток. 4 июня 1698 года он отбыл из Амстердама, собираясь по пути домой посетить и Северную Италию. Однако этим планам было суждено сбыться лишь частично.
В Вене император Леопольд I, воевавший в это время с османами, заявил, что поддерживает сохранение за Россией завоёванных ею земель в Причерноморье, но рассчитывает на мир с Турцией и не будет требовать передачи России Керченского пролива. Так Пётр не смог получить свободного выхода в Чёрное море.
В Австрии царя застигла новость о начале Стрелецкого бунта, и он немедленно отбыл в Россию. Однако по дороге назад узнал, что с восстанием справились и без него, поэтому позволил себе на три дня задержаться в Раве (современная Рава-Русская) для общения с Августом II, которому ранее помог занять польский трон. Монархи подружились и договорились о будущих совместных действиях против Швеции.
«В ходе Великого посольства были намечены контуры той системы международной политики, которая позволила России спустя годы победить в Северной войне», — подчеркнул Павел Кротов.
Кроме того, по словам эксперта, царь в ходе Великого посольства многому научился сам и нанял европейских специалистов для проведения в России модернизации, которая началась сразу после возвращения монарха домой.
Помимо технических специалистов, члены посольства наняли для службы в России армейских офицеров, матросов и боцманов, а ещё закупили для войск 10 тыс. ружей, 5 тыс. мушкетов и различное инженерное оборудование.
«Также Великое посольство стало презентацией России на Западе. Оно показало, что Россия — это великая цивилизация, раскинувшаяся между двух океанов», — заявил Кротов.
В разговоре с RT академик Академии политических наук РФ, заведующий кафедрой РЭУ им. Г. В. Плеханова подчеркнул, что Пётр I реализовывал исторический запрос на реформы, сделавшие Россию великой и мощной державой.
«Взяв на Западе конкретные знания и умения, он повёл нашу страну по особому российскому пути модернизации. Он привёз специалистов, которые помогали строить корабли и производить оружие в России. Реформы были непростыми, но они привели к историческому прорыву, и об этом опыте нужно помнить. Ведь и в наши дни существует необходимость внедрять иностранные технические инновации, сохраняя при этом российские традиции и свойственные нам исторически формы социального взаимодействия», — заключил эксперт.
Видео дня. За пьяное вождение судейской жены отдувается инспектор
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео