Ещё
Пограничник США ранил россиянина
Пограничник США ранил россиянина
Происшествия
Российская медсестра заразила ВИЧ пятерых пациентов
Российская медсестра заразила ВИЧ пятерых пациентов
Происшествия
Адвокат Соколова призвал к "всеобщему трауру"
Адвокат Соколова призвал к "всеобщему трауру"
Общество
Пригожин резко отозвался о семье Заворотнюк
Пригожин резко отозвался о семье Заворотнюк
Шоу-бизнес

Мы не разрушаем рынок демпингом 

, 1 июн — ПРАЙМ, . , изначально работавшая как региональный оператор-дискаунтер, в конце 2015 года последней из крупнейших сотовых операторов вышла на высокодоходный московский рынок, став таким образом полноценным федеральным игроком. Компания довольна развитием на столичном рынке, опережающем первоначальные планы, и рассчитывает уже в 2019 году выйти здесь на безубыточность, причем не за счет демпинга, а благодаря привлечению качественных абонентов. Оператор также нацелен на освоение новых регионов и в этом году построит сети в двух новых для себя областях. О планах дальнейшего развития, подготовке сетей к ЧМ-2018 и внедрению 5G, а также к исполнению требований пакета Яровой в интервью агентству «Прайм» в рамках ПМЭФ рассказал гендиректор Tele2 .
— Хотелось бы начать с «пакета Яровой». Оценивали ли вы уже затраты на исполнение его требований? Закладывали в бюджет эти затраты?
— Я бы сказал, что это происходит в процессе исполнения требований. Мы понимаем, что это десятки миллиардов рублей на ближайшие два-три года, точную цифру уточняем.
— Сопоставимо с теми оценками, которые называли конкуренты?
— Да, конечно.
— Сейчас до сих пор непонятна ситуация с оборудованием, какое должно использоваться.
— С оборудованием не понятно, с его поставщиками, к сожалению, ситуация тоже неопределенная.
— Обсуждали ли вы с «Ростелекомом», будете ли использовать только его ЦОДы или сторонних компаний тоже?
— Мы хотим подойти к работе над данным проектом совместно, в том числе, возможно, использовать ЦОДы «Ростелекома». Окончательное решение пока не принято. Мы эту тему обсуждаем.
По закону, если одна компания делает систему на несколько компаний, это решение надо согласовывать в . Но мы ведем разговор о сотрудничестве по данному вопросу.
— Другой масштабный проект — строительство сетей 5G. Готовится ли Tele2 к этому?
— Мы готовимся к запуску 5G и сами делаем тесты с вендорами. На прошлой неделе в  мы делали совместный проект с «Ростелекомом» и Ericsson. Мы выступили технологическим партнером «Ростелекома», предоставив подключение к интернету, пакетное ядро, связь с базовой станцией и частоты. Наша компания обеспечила значительную технологическую часть данного решения.
— Каковы могут быть затраты на развертывание 5G?
— Сейчас сложно говорить о затратах, потому что до сих пор не утверждены частотные стандарты, причем даже на международном уровне.
Я думаю, эта технология будет завоевывать место под солнцем постепенно, а не единовременно и повсеместно, поскольку вся отрасль будет ориентироваться на потребителей. Мы исходим из того, что обычным пользователям технология 5G как минимум на первых порах будет не нужна. Скорее всего, эти решения будут востребованы профессиональными потребителями и бизнесом. Возможно, частично она будет задействована в сегменте В2С, но это будут какие-то конкретные кейсы — допустим, в области дополненной виртуальной реальности.
— Недавно PwC представлял свое исследование, где оценивал затраты на большую четверку на 5G на 2020-2027 годы примерно в 8% от прогнозируемой выручки и 130-165 миллиардов рублей. Насколько реалистична эта оценка, на ваш взгляд?
— Сложно сказать — это зависит от того, идет ли речь о повсеместном развертывании 5G или выборочном покрытии отдельных зон. Мы говорим о частотах 3,5 ГГц или 25 ГГц, и тут много нюансов. Во-первых, стоимость оборудования пока неизвестна, потому что сейчас представлены только тестовые образцы. Реальных систем, готовых к коммерческой эксплуатации, еще нет.
Во-вторых, 5G не появится на пустом месте. Это будет логичное продолжение сетей LTE, то есть определенный апгрейт старых блоков, а также принципиально новые системы и новый софт. Окончательная конфигурация пока не вырисовалась.
Tele2 внимательно следит за этой историей, остается в курсе всех новостей и общается с вендорами. Однако мы понимаем, что 5G не появится в этом или следующем году. Технология будет развиваться постепенно и довольно быстро. Но пока мы не фиксируем какие-то цифры в бюджете и не строим конкретные инвестиционные планы. Компания находится на этапе разработок пилотных проектов. Но в нашей отрасли все очень быстро меняется: сегодня это НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы — ред.), а уже завтра — коммерческие сети.
— Недавно заявил, что практически прекращает инвестиции в 3G и фокусируется на LTE. В вашей компании не планируется пойти по такому же пути?
— Я думаю, это будет общий тренд. В том, что сказал «Вымпелком», нет ничего радикального. Вопрос, снимет ли он технологию 3G уже сегодня? Я думаю, нет. Скорее, это некий вектор, который они обозначили и которому будут следовать. Аналогичный вектор будет намечаться и в нашей компании.
— Что касается вашего регионального развития. Ранее вы говорили, что планируете региональную экспансию. Определились ли вы уже с регионами, сроками, инвестициями?
— В этом году Tele2 строит сеть в двух регионах: Ярославской и Ивановской областях. Конкретные инвестиции и количество базовых станций мы не раскрываем. Строительство сети будет завершено в 2018 году, а старт эксплуатации запланирован на начало 2019 года.
— Сколько регионов запланировано на следующий год?
— Пока такие решения мы не принимали.
— А как обстоят дела в Москве?
— В Москве у нас, как вы помните, нет частот 2G. Москва — это отдельный рынок, который очень сильно отличается по проникновению смартфонов и 4G-устройств. Поэтому сегодня отсутствие частот 2G мы рассматриваем как преимущество, а не как слабую сторону, поскольку конфигурация нашей сети позволяет нам подключать наиболее привлекательных абонентов. Здесь у нас нет той проблемы, актуальной в других регионах, когда нам надо конвертировать бывших потребителей дешевых голосовых услуг в пользователей данных. Поэтому темпы развития, динамика ARPU, прирост выручки в Московском регионе несопоставимы с тенденциями в других.
— Какова сейчас доля Tele2 на московском рынке?
— Конкретную долю мы не раскрываем. Наша первоочередная цель — это достижение доли около 10%, и Tele2 очень близка к этой цифре. Мы опережаем планы по развитию бизнеса в Москве, в том числе и по абонентской базе, и в целом удовлетворены работой макрорегиона.
Что касается показателей эффективности, думаю, 2019 год станет первым, когда мы достигнем break-even (преодолеем порог безубыточности — ред.) по OIBDA в Москве. Напомню, что мы запустили сеть в эксплуатацию только в конце 2015 года. Я считаю, что достижение точки безубыточности всего за три года — это очень хороший показатель для региона с сетями, построенными на высоких частотах.
— Как развивается запущенный в 2016 году проект Skylink, позволяющий обеспечить доступ к мобильному интернету в малых и труднодоступных поселениях? В скольких регионах он запущен?
— Проект запущен в коммерческую эксплуатацию в шести субъектах : это Москва и , и , и Новгород. Skylink развивается по двум направлениям, первое — сегмент В2С. В этом сегменте у нас есть определенные успехи, но, можно сказать, ажиотажного спроса данный продукт не вызвал — прежде всего из-за хорошего развития мобильного интернета на обычных частотах. Мы также увидели, что в этих регионах осталось не так много мест без доступа к сетям мобильного или фиксированного интернета.
Второй вектор с хорошими перспективами — это крупный бизнес и государственный сегмент. Здесь мы говорим о создании профессиональной мобильной связи на выделенных частотах, которая интересна в том числе экстренным службам. Очень важно, чтобы в момент чрезвычайной ситуации большие нагрузки на сеть не влияли на их работу. Кроме того, имеет значение относительно дешевое покрытие удаленных линейных объектов с небольшим количеством пользователей и широкой географией, например нефтепроводов. На сегодняшний день проводим целый ряд пилотных проектов с такими компаниями, как  и . Мы также общаемся с  и надеемся, что эти пилоты приведут к крупным проектам по обеспечению профессиональной мобильной связи.
— Эти пилоты проводятся именно в тех регионах, где у вас сейчас работает данный проект? В новые регионы не хотите пойти?
— Я думаю, в новые регионы мы будем идти, ориентируясь на конкретных потребителей. Как только мы поймем, что у нас появится крупный клиент, мы разовьем эту сеть под конкретного заказчика.
В любом случае мы будем ориентироваться при развитии данных сетей на решение В2В-задач. Кроме того, мы помогаем «Ростелекому» с последней милей в рамках проекта устранения цифрового неравенства. Зачастую при его ликвидации имеет смысл последнюю милю обеспечивать мобильным интернетом, а не прокладывать дорогую фиксированную линию, особенно если мы говорим про малые населенные пункты.
— Рассматривается ли сейчас возможность продажи башен?
— Мы рассматриваем такую возможность. Но для нас этот вопрос носит коммерческий характер, и нет задачи избавиться от башен просто ради факта продажи. Мы считаем себя эффективным собственником башен в периметре одной компании. Но у нас как у профессионального инфраструктурного оператора есть возможность использовать данные башни с повышенным коэффициентом эффективности, есть потенциал создания стоимости. Нам хотелось бы оценить этот потенциал в привлекательном предложении, которого пока нет.
Мы должны быть уверены, что сделка создает для компании стоимость. С одной стороны, мы получаем деньги за продажу башен, а с другой, начинаем платить арендную плату. Соотношение арендной платы и вырученных денег должно создавать стоимость. Мы не хотим идти на сделку, которая даст нам некий cash, но в перспективе заставит заплатить больше.
Был большой интерес к башенным активам в конце 2016 года, 2017 год был временем затишья. Однако сейчас, в 2018 году, есть определенное оживление и новые игроки, поэтому мы не исключаем сценария продажи.
— Как у вас сейчас обстоят дела с выполнением требования по роумингу?
— По внутрисетевому роумингу мы практически выполнили все требования ФАС. На сегодняшний день вся тарифная линейка, которая находится в открытой продаже, соответствует требованию регулятора.
Клиент Tele2 при передвижении по стране расходует минуты и гигабайты из своего пакета вне зависимости от того, находится ли он в домашнем регионе или за его пределами. Если абонент использует непакетный тарифный план, за местные звонки в регионе присутствия он будет платить по ценам домашнего региона.
Естественно, остается плата за междугородную связь, поскольку у этой услуги есть реальная себестоимость, и при звонках из одного региона в другой будет взиматься отдельная плата. Но при звонках на территории пребывания у абонентов не будет никаких дополнительных трат.
На самом деле мы внедрили все эти опции еще год назад на наших пакетных тарифах. Для абонентов, которые часто ездили по стране и активно пользовались голосовыми услугами и интернетом, уже не было никаких наценок.
В последнее время мы убрали наценки для пользователей небольших пакетов услуг и непакетных тарифных планов.
Остается единственный сектор, который еще надо дочистить, — это архивные тарифы. У любого оператора есть десятки, а может быть, и сотни тысяч архивных тарифов. К сожалению, это требует довольно сложной работы внутри биллинга, которая займет еще некоторое время.
Таким образом, сегодня любой абонент открытых тарифов не будет вносить каких-либо дополнительных платежей при поездках по стране.
По национальному роумингу ситуация немного другая. С одной стороны, Tele2 является федеральным оператором, с другой — у нас нет коммерческих операций на значительной территории РФ. Поэтому мы все-таки надеемся на конструктивный диалог с ФАС, поскольку мы не можем предлагать клиентам тарифные планы, которые бы различались в регионах присутствия и регионах без сети Tele2. Мы не хотим, чтобы московский абонент, который едет в , жил в одном правовом поле, а при поездках в , где мы не осуществляем операционную деятельность, в другом.
Поэтому мы надеемся, что ФАС все-таки учтет специфику нашей компании и немного адаптирует свои требования под ее уникальную ситуацию.
— Сколько сейчас на сети Tele2 действует виртуальных операторов?
— Активных — 15, и их число постоянно растет. Последний из вновь прибывших — это SIM SIM, который перешел на наши сети.
У всех операторов, которые были запущены в прошлом году, растет выручка. Мы уже имеем более миллиона активных абонентов виртуальных операторов. К своей базе в 40,6 миллиона мы добавляем еще 1 миллион абонентов, которые уже не совсем наши клиенты, а пользователи виртуальных операторов.
В прошлом году мы стали так называемой фабрикой MVNO. На этот год стоит задача пойти дальше, сделать еще один шаг и превратиться в фабрику MVNE (MVNE — Mobile Virtual Network Enabler). Поясню, в чем отличие. В случае MVNO фактически наш партнер это крупные компании. У них нет частот и радиопередающей сети, но они готовы во всем остальном стать телеком-компанией со своим биллингом, колл-центром и продуктовым решением.
В этом году мы хотим создать коробочное решение для тех партнеров, которые не являются крупными и не готовы стать полноценными телекоммуникационными компаниями. Соответственно, мы за них сделаем практически все. Им останется придумать свой продукт и маркетинговую стратегию, донести предложение до клиентов. Я думаю, к концу этого года мы выйдем на широкую коммуникацию идеи, что любая компания может стать мобильным оператором.
Следующий шаг развития MVNO-направления — запуск платформы MVNA (Mobile Virtual Network Aggregator). Она позволяет буквально любому пользователю запустить виртуального оператора на нашей сети, даже не зная, что такое телеком. Любой блогер может сделать это, просто перекрасив заготовки под свой бренд.
— Вы планируете стать таким агрегатором?
— Планируем.
— Когда?
— Это процесс эволюционный. Думаю, в этом году мы запустим фабрику коробочных решений для малого и среднего бизнеса. Дальше посмотрим, насколько целесообразно идти дальше и запускать мобильных операторов для сегмента В2С.
— Такое количество виртуальных операторов на вашей сети не мешает работать самой Tele2, ведь нагрузка на сеть повышается?
— Если мы смотрим на масштаб проблемы, у нас более 40 миллионов абонентов, у виртуальных операторов — 1 миллион. При этом перед нашей компанией стоит задача ускоренного прироста абонентов. Клиенты виртуальных операторов — это не какое-то инородное тело, а то, за что мы боремся, пусть и с помощью несколько иного рыночного механизма. Конечно, можно было бы биться за этих абонентов путем прямого привлечения их в сеть Tele2. Но зачастую до некоторых клиентов легче достучаться через бренды, которые они любят, знают и понимают.
Мы фактически говорим о создании открытой экосистемы. Допустим, сделал открытую интернет-систему. Компания предложила: «Стартаперы, вот вам платформа Apple. Пишите программы, а я их буду сертифицировать и продавать в Apple Storе. Я не претендую на авторство этих продуктов».
Так же и мы говорим: «Мы не претендуем на то, чтобы все продукты, которые будут продвигаться в нашей сети, принадлежали Tele2. Приходите и используйте наш ресурс — становитесь мобильными операторами».
— На мобильном конгрессе в Барселоне China Mobile заявила, что хочет выйти в Россию в 2019 году в качестве виртуального оператора. Не обращались они к Tele2, чтобы работать на вашей сети?
— Пока не пришла — конкретных разговоров и коммерческих переговоров на эту тему нет.
— Сколько нужно времени, чтобы запустить виртуального оператора? Если China Mobile хочет выйти в 2019 году, когда они должны заключить соглашение с оператором, на сети которого будут работать?
— Я думаю, что если запуск — перспектива 2019 года, то действовать надо очень быстро. Если есть понимание, что мы делаем, подготовка к запуску займет полгода. В любом случае это вопрос месяцев.
Главное, принять принципиальное решение. Каждая компания, которая хочет запустить виртуального оператора, прежде всего должна сформулировать value proposition (ценное предложение — ред.). Следует определиться, что она хочет нести своему клиенту — просто телеком-услуги или это конвергент, срощенный с другими сервисами? Подходов очень много.
— Если говорить о ваших финансовых показателях, вы не раскрываете выручку. С чем это связано?
— Мы, скорее всего, раскроем годовой показатель. Выручка компании увеличивается двузначными темпами. Мы не занимаемся разрушением рынка за счет демпинга или агрессивного перетягивания клиентов от большой тройки. Главные факторы роста — это конвертация традиционных голосовых абонентов в пользователей данных, перевод их на смартфоны и пакетные тарифы, утяжеление пакетных предложений и прочее.
Отмечу, что по итогам первого квартала мы вышли на чистую прибыль. Она небольшая, но самое важное, Tele2 получила ее впервые с момента создания совместного предприятия с «Ростелекомом». Мы поставили для себя стратегическую задачу в этом году показать чистую прибыль и уже в первом квартале перешагнули через ноль.
— Как Tele2 ведет подготовку к чемпионату мира? Сколько вы средств инвестировали?
— Операторы большой четверки поделили между собой 12 стадионов, где будут проходить матчи ЧМ. Мы строили сети на трех стадионах — в Нижнем Новгороде, и , остальные операторы готовили другие площадки первенства. Дальше мы делим инфраструктуру на всех. Это хорошее решение, которое позволяет обеспечить очень высокое качество связи. При этом оно будет превосходным не только на трибунах, но и в подтрибунном пространстве, что с технической точки зрения очень сложно и дорого.
Наши сети будут рассчитаны на избыточные нагрузки на сеть в пиковые моменты матча: в начале и финале игры, во время забивания голов. Система рассчитана на то, чтобы наши абоненты и роумеры могли свободно общаться в прямом эфире — звонить, пересылать видео и фотографии. Инфраструктура к чемпионату мира готова.
— Сколько средств инвестировали?
— Это были десятки миллионов рублей.
— Сами будете болеть?
— Да, я планирую посетить пару матчей, причем в регионах.
Видео дня. Запад охватила мода на смену пола у детей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео