Ещё
НАТО по-новому «оголит» Россию
НАТО по-новому «оголит» Россию
Армия
Иран рассказал об ударе по украинскому Boeing
Иран рассказал об ударе по украинскому Boeing
В мире
Замкомандира полка ДНР застрелен в спину
Замкомандира полка ДНР застрелен в спину
В мире
Россия доказала фальсификацию химатаки в Сирии
Россия доказала фальсификацию химатаки в Сирии
Армия

«Снисхождения не будет»: истории екатеринбуржцев, которые побывали в суде присяжных 

«Снисхождения не будет»: истории екатеринбуржцев, которые побывали в суде присяжных
Фото: e1.ru
Недавно многие жители получили повестки с приглашением — станьте присяжным заседателем. Каково это — вершить судьбы людей, не будучи судьей? Уральский ученый и пенсионер рассказали E1.RU о своем опыте присяжных. Познакомьтесь с их историями и решите для себя, готовы ли вы посвятить несколько дней знакомству с подробностями кровавых убийств.
«Таксист молился, чтобы его не убивали»
Пенсионер Николай Б. участвовал в процессе, на котором решалась судьба двух молодых людей, ограбивших и убивших таксиста. Вот что он рассказал о своем опыте:
— В марте 2010 года мне пришло приглашение прибыть в Свердловский областной суд. Я тогда не работал, время свободное было, вот и приехал, заполнил анкету. Всего пришло человек 30 человек, из них комиссия выбрала меня и еще 13 человек — 12 основных присяжных и двух резервных.
Почему пошел в присяжные? Хотел исполнить свой гражданский долг, ну и интерес, конечно, тоже был. А вот опасений за свою безопасность не было — мы все были под номерами, наши фамилии и имена не озвучивали.
Дело было такое — убийство таксиста. Подсудимые — молодые люди лет 30 и 25. Не знаю, почему они попросили суд присяжных. Им не было смысла пытаться нас разжалобить. Все присутствующие смотрели на подсудимых и видели, что они все синие, исколотые. Пожизненные зэки, чего там. Оба наркоманы, только что вышли из мест заключения, один пораньше, другой попозже. Встретились, договорились вызвать таксиста, чтобы ограбить. У таксиста оказалась всего тысяча и телефон дорогой.
Процесс шел с утра до вечера три дня, на четвертый вынесли приговор. На заседании мы только слушали — как выступают обвинение, защита, подсудимые. Они знали, что виноваты, и даже не оправдывались. Приходила вдова, у нее ребенок маленький остался. Это, конечно, было волнительно. Защите вообще не было смысла работать. Это была общественная защита, для галочки. Адвокаты тоже считали, что надо признать виновными, у них не было для них никаких оправданий. Защита только говорила: «Вроде нормальные молодые люди, может, проявить снисхождение?»
Ясно было, что снисхождения не будет — убийство жестокое. Таксист молился не убивать его, но они убили его прямо за рулем. Тело бросили на заднее сиденье и на этой же машине куда-то уехали. Дело было зимой, лежал снег. Заехали за сугроб, бросили машину и ушли. Житель дома обнаружил машину и вызвал полицию, полицейские нашли труп. Преступники попались, когда попытались продать телефон убитого.
Присяжные спорили только о том, был угон или нет (от этого зависело, по скольким статьям признают виновными, сколько лет дадут). Про убийство противоречий не было: присяжные были единодушны в том, что подсудимые виновны и снисхождения не заслуживают. Дело-то было понятное, разногласий не могло быть.
По-моему, суд присяжных — это нужное дело, но не в данном случае. Не знаю, зачем они попросили суд присяжных. Наверное, просто хотели потянуть время, порисоваться. С присяжными нужно рассматривать дела, где вина не так очевидна. Например, случайное убийство. Когда дело рассматривают присяжные, получается больше разных взглядов. Они и оправдать могут. Если снова пригласят, пойду, это интересное дело. Конечно, и переживания есть, особенно когда видишь пострадавших.
«Если бы в  было пожизненное, им бы дали»
Научный сотрудник научно-производственного предприятия «Эксорб» был присяжным в 2010 году. Его пригласили на процесс по делу о нескольких убийствах, совершенных с 1992 по 2004 год бандой Тихоновых из Ревды. Это большое дело расследовали несколько лет. Когда все доказательства, наконец, были собраны, а следствие завершило свою работу, кто-то из подсудимых попросил, чтобы решение о виновности или невиновности принимали присяжные.
Рассказывает Дмитрий Горчаков:
— Дело, которые мы рассматривали, было большим, сложным, но понятным. Отдельные вопросы вызвали у нас разногласия, но в общем и целом жарких споров у присяжных не было. Это не следователи раскрыли дело: все началось с того, что один из банды сдал других. Впоследствии подсудимые сами сдали себя с потрохами во время процесса, своими показаниями они подтвердили все худшие опасения.
В этом деле все было более или менее понятно. Оно не было похоже на детектив с Шерлоком Холмсом, где ломаешь голову. Там были жуткие вещи, убийства, но они были так тупо, грубо сделаны, что особых сомнений не возникало. Многие эпизоды подсудимые признали. Спор был в тонких вещах — о мотивации, кто участвовал, кто не участвовал…
Было интересно посмотреть, как люди врут. Часто стороны рассказывали об одном событии в совершенно разном свете, даже каждый из обвиняемых и каждый свидетель излагали по-своему. Мне и другим присяжным казалось, что, когда человек врет, это очень хорошо видно. В жизни редко с таким сталкиваешься. Больше всего мне запомнился свидетель, который на момент, когда совершались преступления, был мальчиком лет 10. Непонятно, зачем его вызывали, — на большинство вопросов он отвечал «я не помню», и было видно, что он говорит это совершенно искренне. Люди часто говорят то же самое, но для них это просто оборот речи.
Процесс был закрытый, поскольку один из обвиняемых в прошлом работал в . По-моему, это он попросил, чтобы был суд присяжных. Подсудимые рассчитывали, что смогут людям с улицы как-то на жалость надавить или обмануть. Но они совершенно не были людьми, располагающими к жалости. Только бывший сотрудник ФСБ был более или менее интеллигентным человеком. Видимо, он рассчитывал, что сможет отъехать и свалить все на остальных. Те же были откровенными бандитами. По ходу процесса они поняли, что совершили ошибку, и для них все не очень хорошо складывается. Все они все получили сроки от 15 до 25 лет. Если бы в России были пожизненные сроки, кому-то из них точно бы дали.
За свою безопасность я не боялся. Все понимают, что присяжные — это только инструмент. Как все складывалось на процессе, мы могли вынести только такой вердикт. Ясно же, что не мы виноваты в том, что они сидят на скамье. Я считаю, бояться не стоит. У нас подобрался в основном женский коллектив, но никто особо не волновался, не переживал.
По ходу процесса двое присяжных выбыли по разным причинам. В основном люди отказываются из-за того, что нет времени. Со мной на отбор приходила известная в городе телеведущая. Она так и сказала: я не могу, от меня многое зависит. И это была достаточная мотивация. Наш процесс был долгим, он длился месяца два или больше. Было по 2-3 заседания в неделю, иногда на пару часов, а иногда и дольше. В то время я работал в научном Институте промышленной экологии, был молодым научным сотрудником, не загруженным с утра до вечера, так что у меня на работе отнеслись нормально.
У меня есть ощущение, что суд присяжных — важное и нужное дело. Я убедился, что присяжные — это штука полезная, они повышают планку того, как надо вести дело. Прокурорам и адвокатам приходится доказывать свою позицию людям, которые реально только пришли с улицы. Адвокаты в нашем случае были опытные, они привыкли работать на публику — на судью, присяжных. А вот для прокурора это было довольно сложно. Я немного разочаровался, когда увидел, как ведут себя и следствие, как они собирают доказательства. На суде присяжных это хорошо видно. Может, людям в системе это кажется нормальным, но по мне так они работают очень плохо.
Я увидел, что суд присяжных работает лучше, чем профессиональный суд. Посмотрел, что представляют собой бандиты, понял, что судебная система должна быть более открытой, прозрачной и понятной простым людям, они должны принимать в этом больше участия. Спустя год законодательный подход поменялся. Категория дел, которые рассматривают с участием присяжных, сократилось, и, по-моему, это неправильно. Понятно, что такие процессы сложно и дорого организовывать, и люди могут сказать: зачем мы тратим деньги? Не все ли равно, как судить бандитов? Но присяжным гораздо проще выявить невиновного, чем судье. Другое дело, в нашем случае это было совсем не так.
Если меня позовут еще раз — схожу. Не сказать, что мне понравилось, но это важный жизненный опыт.
Что делать, если вам пришла повестка? Можно ли отказаться, какие обязанности у присяжных и сколько платят им за работу? Об этом читайте в нашей инструкции.
Видео дня. 13-летняя школьница забеременела от 4-классника
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео