Ещё

Лекарство от истерии: спокойствие России сведет инцидент в Солсбери на нет 

Фото: ФБА "Экономика сегодня"
Позиция по инциденту в Солсбери является абсолютно правильной — считает профессор кафедры внешнеполитической деятельности .
МИД РФ прокомментировал позицию британской стороны
Дело в том, что МИД РФ провел в  брифинг с иностранными послами, в рамках которого директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями заявил, что  рассматривает инцидент в Солсбери, как теракт в отношении российских граждан. Ведь ни бывшего полковника , ни его дочь , которая также стала жертвой данного инцидента, никто российского гражданства не лишал.
Кроме того, Ермаков заметил, что Россия не должна предоставлять каких-либо доказательств или сведений, поэтому все претензии Лондона лишены всяких оснований и являются голословными обвинениями. Также Ермаков заявил, что ему стыдно за Великобританию и призвал британское политическое руководство оторваться от своей русофобии.
Другое дело, что, несмотря на всю абсурдность этих обвинений в адрес России, данная история сумела получить продолжение и стала линией коллективной политики государств Запада. При этом, она имеет откровенно антироссийский характер — от прямых обвинений, как в официальной позиции и Великобритании, до странных требований к России со стороны .
Напомним, что канцлер Германии призвала Россию предоставить доказательства того, что она не имеет отношения к инциденту в Солсбери, что является прямым нарушением презумпции невиновности.
Обвинения Запада не выдерживают критики
Ведь нет никакого международно-правового документа, подписанного Россией, где обговаривался подобный порядок действий в случае таких инцидентов, не говоря уже о том, что все требования Москвы к Лондону предоставить факты или вещественные доказательства причастности нашей страны были проигнорированы британской стороной, и это показывает слабость позиции Лондона.
При этом, все равно возникает вопрос, а как нужно России вести себя в такой ситуации, когда против нее Великобританией и другими странами Запада инспирирована столь агрессивная и на чем не основанная информационная кампания.
Профессор кафедры внешнеполитической деятельности РАНХиГС Александр Михайленко в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что нет никаких универсальных способов борьбы с подобным информационным давлением.
«Тем более, позиция западных стран в этой ситуации является достаточно рыхлой — например, премьер-министр говорит здесь, что причастность России весьма вероятна, но не установлена, а французы и немцы требуют от нас доказать обратное. Все это попросту несерьезно и представляет собой обычную информационно-политическую истерию», — констатирует Михайленко.
Россия должна здесь действовать зеркально
По словам Александра Николаевича, здесь необходимо действовать зеркально и требовать от британской стороны и их союзников ответить, почему эта ситуация произошла, и сообщить все имеющиеся данные о ходе этого расследования.
Ведь пока подобных данных не озвучено, а британской стороной не приведено каких-либо доказательств в пользу своей позиции, этих обвинений в адрес России попросту не существует. И пока британская сторона делает все, чтобы довести эту ситуацию до абсурда, а общий истерический накал свидетельствует о слабости ее позиции по инциденту в Солсбери.
«Интерпретация Великобританией данного события является несерьезной, а сам этот инцидент входит в кампанию по нагнетанию русофобской истерии и недопущению Западом формирования нового мирового порядка. Поэтому все это необходимо назвать изощренной формой колониализма, а что касается нас, то Россия должна реагировать на этот фон хладнокровно и при возможности не обращать на него внимания», — резюмирует Михайленко.
Интересно, что если бы не позиция в лице ее президента , то вся эта история очень быстро бы утонула в стандартной антироссийской риторике Великобритании и США, но французский лидер, по сути своей, поддержал все эти ни на чем не основанные обвинения, и это позволило Лондону создать видимость единой позиции Запада.
Позиция Франции по Солсбери не является однозначной
Ведущий научный сотрудник Института Европы в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что французский лидер этими своими действиями решил поддержать современное британское правительство.
«Перед нами пример западной, европейской и натовской солидарности, и это главная причина данной линии Франции, хотя изначально окружение Макрона было, мягко говоря, не вдохновлено идеей осуждения России. Тем не менее, это произошло, и Париж в своей оценке данного инцидента присоединился к Лондону и Вашингтону», — заключает Федоров.
Все это вылилось, в частности, в ситуацию с российским стендом на Парижской книжной выставке, где наша страна была почетным гостем. Тогда Макрон отказался подойти к российскому представительству из-за инцидента в Солсбери, но, между тем, он все-таки сделал заявление, что даже в такой ситуации необходимо поддерживать диалог с Россией.
«Все это показывает существенные сомнения французской стороны, хотя в Париже уже стал вопрос по визиту Макрона на Петербургский экономический форум, который в мае состоится в нашей стране», — констатирует Федоров.
Другой вопрос, что тот факт, что Макрон позвонил Путину, говорит о том, что отношения России и Франции не пострадали из-за инцидента в Солсбери, вследствие чего, необходимо рассчитывать на то, что вся эта ситуация будет улажена.
«Кроме того, во Франции есть большие сомнения по поводу причастности России к этому инциденту и понимание того, что вся эта история не отвечает интересам российской стороны», — резюмирует Федоров.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео