Ещё

Кому служит Иностранный Легион 

Фото: Ридус
В России частные военные компании не имеют формального статуса, не существуют в официальной повестке дня, а в просторечии называются наемниками — кем-то восхищенно, а кем-то пренебрежительно.
Надо сказать, практика, когда государство отдает «на аутсорс» решение военных задач, является давней и чуть ли не освященной веками — и многие эти «аутсорсеры» всерьез оскорбятся, если назвать их наемниками. Таков, например, французский Иностранный легион, история которого насчитывает 270 лет.
История «белых кепи»
Представьте, что вы — король Франции, только что пришедший к власти в результате небольшого государственного переворота, сместив менее удачливого коллегу. Представьте также, что, пока вы пытаетесь создать свои опоры в государстве, Европу сотрясает одна революция за другой, и бойцы побежденных сторон стекаются во Францию, шатаясь там и не зная, к чему приложить руки. Неудобная какая-то ситуация складывается, прямо скажем, взрывоопасная.
Именно тогда прозвучат знаменитые слова военного министра Франции маршала Сульта: «Они хотят драться? Мы дадим им возможность истечь кровью и месить горы песка в Северной Африке!».
Так в 1831 году было положено начало Иностранному легиону. И все эти неприкаянные немцы, шотландцы, итальянцы, испанцы, голландцы и только что похоронившие свою Речь Посполитую поляки, отправляются в Алжир.
Два запрета дописывает в их устав король Франции Луи-Филипп: отныне легионерам запрещено ступать на французскую землю, кроме того, в легион запрещено вступать французам. Что ж, с первым вопросом сейчас попроще: отслужившие по контракту легионеры имеют право претендовать на французское гражданство. А вот вступить в ряды Легиона обладатели французских паспортов, за исключением офицеров, по-прежнему не могут. Хотя этнических французов, например, из Канады, там немало — около двадцати процентов.
Алжирская кампания прошла успешно, и Легион отправился в Испанию. Французский король решает поддержать свою трехлетнюю родственницу Изабеллу в войне против ее дяди Дона Карлоса. Чтобы сохранить чистые руки, под французским триколором Луи-Филипп отправляет Легион.
В мясорубке гражданской войны легионеры не церемонятся с противником и знают сами, что пощады ждать не стоит. Тем не менее, когда лагерь легионеров оказывается захвачен карлистами и те предлагают им сдаться — ведь наемникам все равно, за кого воевать, лишь бы платили — легионеры отвечают отказом. Они больше не разношерстный сброд, а Легион.
Окончательно они доказывают это спустя почти тридцать лет, в Мексике. Из Веракруса на Пуэбло выдвигается обоз, а в ее охрану выделяют роту легионеров — 65 человек под командованием однорукого ветерана Легиона лейтенанта Данжу.
Почти сразу они натыкаются на авангард мексиканцев — около 250 человек. Легионеры отступают к стоящей рядом заброшенной асиенде и в течение десяти часов держат там оборону. Им предлагают сдаться, но Данжу отвечает, что патронов у них достаточно. Вскоре он получает пулю в сердце.
От роты остается только 12 раненых, которые были захвачены мексиканцами в плен. Сами мексиканцы потеряли около 300 человек убитыми и столько же ранеными. Обоз благополучно достиг места назначения.
В двадцатом веке Иностранный легион прикрывал основные французские части в Первой мировой войне. Во время Второй мировой часть легионеров воевала вместе с Де Голлем, а часть примкнула к режиму Виши.
Тяжелейшей кровью для Легиона обернулось участие в Индокитайской войне — попытка защитить французские владения от войск Хо Ши Мина обернулась сокрушительным поражением — битвой под Дьенбенфу, где 1,5 — 2,2 тысячи (по разным источникам) человек были убиты, свыше 5 тысяч ранены и 11721 попали в плен к вьетнамцам.
Любопытна роль, которую чуть было не сыграл Легион при отделении Алжира — того самого Алжира, с которого началась сего история. Шарль де Голль, бывший тогда президентом Франции, поддержал алжирское самоопределение, и в определенных военных кругах — особенно в Легионе — это вызвало возмущение. Четыре генерала захватили столицу Алжира и выразили намерение «расширить действия по восстановлению законности и порядка до французской метрополии». Де Голль ответил недвусмысленно: к столице стянулись немалые части регулярной армии. Воевать против своих Легион не был готов. За неповиновение пришлось ответить: был расформирован самый известный 1-й парашютный полк Легиона.
Во второй половине двадцатого века, когда границы на карте мира утратили подвижность, Легион, казалось, потерял свою необходимость для Франции. Но войны в мире не закончатся никогда. Сейчас легионеры принимают участие в миссиях НАТО и ООН — в Афганистане, в Косово, в Мали, Сомали, Ираке. Некоторые подразделения использовались для гуманитарных миссий.
Легион сегодня
Легионеры зачастую причисляются ошибочно к наемникам. В реальности же Легион является частью Вооруженных сил Франции, впрочем к регулярным ее частям принадлежит только формально. Подчиняется он только президенту Франции. Финансируется частично государством, частично — из так называемых «собственных активов»; фактически отдельными французскими политиками и бизнесменами.
Сейчас в Легионе служит около 7,5 тысяч человек. Каждый год находится около ста тысяч желающих вступить в ряды «белых кепи», но остается не так много тех, кто проходит вступительные испытания. Хотя, к примеру, российские военные считают их более чем скромными. Как сообщает сайт Легиона, физические требования к новобранцам таковы:
пробежать 7 раз по 20 метров, останавливаясь по свистку (на выносливость); подтянуться не менее 4 раз; забраться на канат длиной 5 метров; минимум 40 раз проделать упражнения на пресс. Как попасть в Иностранный Легион
Попав в центр предварительного отбора (их два — один в Париже и один в Обани), участники заселяются в лагерь — с этого момента их пребывание здесь оплачивается. С собой надо брать паспорт и деньги, достаточные для получения визы, а также — спортивную форму и предметы первой необходимости. Запрещены оружие, видеокамеры и электронные приборы.
Сначала участники проходят психологические тесты и тесты на внимательность и память. Затем волонтер проходит медицинское освидетельствование в два приема, а потом — на физический тест. После этого тем, кто успешно прошел предыдущие этапы, назначают собеседование, в котором выясняется биография новобранца, его мотивы отправиться на службу и другие детали жизни до прибытия на вербовочный пункт. Беседу ведет опытный офицер французской разведки, задача которого — выявить ложь и несостыковки в рассказе новобранца.
Если раньше, поступая на службу, легионеры часто бежали от проблем с законом, то теперь эти вещи служба безопасности выяснят до зачисления новобранца в Легион. Те, кто находятся в розыске Интерпола, зачислены не будут.
Однако при зачислении у свежеиспеченного легионера все равно забирают паспорт и выдают новые документы — в них будет указана другая фамилия, хотя по желанию новобранца она и может быть созвучна с прежней. Кроме того, вне зависимости от того, холост легионер или женат, в документах его будет указано «холост» — это еще одна давняя традиция Легиона.
Кроме тех, кто находится в розыске Интерпола, в Легион не могут быть также зачислены:
лица, совершившие тяжкие преступления (убийство и насилие); наркоманы (включая любителей «легких» наркотиков) и наркоторговцы; люди с повышенной массой (Индексом массы тела, ИМТ выше 30) и пониженной (ИМТ меньше 20); инвалиды, а также люди с психическими расстройствами; люди с сильными дефектами слуха и зрения; женщины (единственным исключение — англичанка Сьюзен Трэверс — википедия о ней рассказывает); несмотря на французские законы, не принимают также гомосексуалистов; правило является негласным, но непреложным.
Кроме того, могут отказать тем, у кого отсутствует больше шести зубов. В остальном, любой здоровый мужчина в возрасте 17 — 40 лет, вне зависимости от расы, религии, семейного положения, образования, богатства, опыта военной службы, квалификации или гражданства может быть принят на службу в Иностранный легион.
Знание французского также необязательно: язык новобранцы учат в ходе подготовительных курсов, да и всей последующей службы — офицеры обращаются к бойцам исключительно по-французски.
Зачисленных в Легион первым делом бреют. Затем они получают новую форму, а через несколько дней их отправляют в учебный лагерь в Кастельнодари близ Тулузы.
После четырехмесячной тяжелой подготовки, в результате которой многие отсеиваются, легионеры проходят процедуру вступления в Легион и получают «белое кепи». После этого подписывается контракт сроком на пять лет. Дальше — годичная стажировка на Корсике, и только после этого — отправка в «горячую точку».
На что можно претендовать?
Зарплаты в Иностранном легионе сильно разнятся в зависимости от срока службы, а также различаются в мирное время и в боевое. Кроме того, разработана система разных надбавок.
При этом деньги, особенно в первые два года службы, тратятся солидно: оружие выдают штатное, но более опытные солдаты рекомендуют новичкам не скупиться на более удобное. Кроме того, деньги уходят на аренду жилья (после трех лет службы можно жить не в казарме), сигареты и выпивку, прочие развлечения, предметы обихода.
Деньги тратятся в выходные и дни отпуска, уходят на оплату интернета и выпивку, на мыло и зубную пасту. В общем, редкие солдаты умудряются скопить 20 тысяч евро за первый пятилетний контракт.
До капрала новобранец может быть повышен после двух лет службы, еще через три — до сержанта, через следующие три — до сержант-шефа. Каждый четвертый достигает звания унтер-офицера.
Французское гражданство можно просить по истечению трех лет службы (в случае ранения, полученного на службе, раньше). На пенсию можно претендовать спустя 15 лет службы — она составляет 1000 евро.
В целом, Легион — одно из наиболее боеспособных подразделений французской армии. И если в начале его карьеры французские короли без сомнений затыкали им самые опасные участки фронта, то сейчас хорошо экипированный и обученный доброволец ценится на вес золота.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео