Ещё

Южная Африка — это завтрашняя Зимбабве 

Фото: ИноСМИ
Что ж, дела в Южной Африке идут, по всей видимости, по правильному пути.
Белых южноафриканских фермеров лишат земли, потому что за это подавляющим большинством проголосовал парламент. Данное предложение было внесено лидером радикальной марксистской оппозиции Джулиусом Малемой (Julius Malema). Чтобы осуществить без компенсации конфискацию принадлежащих белым земель, скорее всего, придется внести поправки в конституцию.
Голосование состоялось во вторник, и за такое предложение проголосовал 241 депутат (83 — против). Борьба за экспроприацию земель стала ключевым фактором в деятельности нового президента Сирила Рамапосы, который в феврале сменил на посту Джейкоба Зуму.
Малема заявил, что «время для примирения прошло, теперь настало время справедливости».
Вебсайт «Ньюс 24» рассказал следующее. Малема давно уже хочет заняться конфискацией земель без выплаты компенсаций. В 2016 году он заявил репортерам, что не призывает «к массовым убийствам белых людей, по крайней мере, пока».
Вот так, «пока».
Если ты белый южноафриканец, то это для тебя предупреждение жирными буквами.
Малема также заявляет, что экспроприированную государством землю не станут перераспределять между чернокожими владельцами. Ею будет владеть… государство.
Принятая после апартеида конституция запрещает такие действия, однако АНК и прочие партии хотят теперь внести поправки в конституцию. Если проанализировать новости из Южной Африки, то становится ясно, что на этом пути предстоит преодолеть некоторые бюрократические преграды, однако голоса у партий чернокожего населения есть.
Не может быть никаких сомнений в том, что земельная реформа в ЮАР должна произойти. Достаточно взглянуть на историю.
Но параллельно с этим следует взглянуть на историю Зимбабве при Роберте Мугабе, который пришел к власти в 1980 году после гражданской войны, положившей конец правлению меньшинства. Саманта Пауэр (Samantha Power) написала об этом в «Атлантик»:
Зимбабве, являвшаяся одной из самых процветающих стран Африки, подавала большие надежды. Ее водопад Виктория является одним из семи природных чудес света. Река Замбези может похвастать богатой флорой и фауной и захватывающими дух порогами. Ее богатейшая и плодороднейшая почва вызывала зависть у всего континента. Несмотря на отсутствие выхода к морю, Зимбабве постепенно модернизировалась. Там появилась сеть асфальтированных дорог, четыре аэропорта, а благодаря руководству Мугабе — всеохватывающая и полноценная система образования. Мугабе знал, что белые приводят в движение экономику, и вел себя прагматично. «Старина Боб», как его сразу стали называть белые фермеры, проявлял терпимость и призывал к примирению. Накануне обретения страной независимости он заявил: «Зло остается злом, кто бы его ни творил: белые против черных или черные против белых». Во время теплой и сердечной встречи с белым лидером Яном Смитом Мугабе признал, что он унаследовал «сокровище Африки» и пообещал беречь его.
Что было дальше? Пауэр продолжает:
В 1997 году экономика страны росла самыми быстрыми темпами в Африке. Сейчас там самые высокие темпы ее сокращения. Когда-то Зимбабве экспортировала кукурузу, хлопок, говядину, табак, розы и сахарный тростник. Сейчас она экспортирует только образованных специалистов, которые бегут из страны десятками тысяч. Хотя в Зимбабве, пожалуй, самые плодородные в Африке сельскохозяйственные угодья, сегодня там в школах много детей с раздутыми как у беременных женщин животами. Причина — недоедание.
Как хлебная корзина Африки смогла так быстро деградировать, превратившись в страну на грани краха? Причина в 79-летнем Роберте Мугабе (Это на тот момент, когда Саманта Пауэр писала свою статью, сегодня Мугабе 94 года — прим. перев.), который своими действиями создал нечто вроде инструкции о том, как разрушить страну. Многие его методы применяются и в других местах, но в совокупности его концепция десяти шагов является более радикальной и более всеохватывающей, чем у остальных деспотов. Пример Зимбабве заставляет задуматься. Эта страна показывает первостепенную важность подотчетности как антидота от идиотизма и злоупотреблений. Она подчеркивает, что у деколонизации длительные последствия, поскольку влияние Запада на континент ограничено, а сами африканские лидеры критиковать друг друга не желают. Кроме того, пример Зимбабве служит предостережением о том, какой огромный вред и в какой короткий срок может причинить один человек.
Что еще?
В 2000 году четыре тысячи крупных фермеров владели 70% пахотных земель в Зимбабве. Почти две трети фермеров выкупили эти фермы после независимости, а поэтому обладали на них всеми правами не по распоряжению Яна Смита или британского колониального режима, а по указу зимбабвийского правительства Мугабе. Мугабе давно обещал провести земельную реформу, чтобы перераспределить фермерские земли, отдать их чернокожим крестьянам и ликвидировать то, что многие в стране называли «мини-Родезиями». Но он 20 лет откладывал свои действия, забирая фермы только «по согласию продавца и покупателя».
Мугабе решил ускоренными темпами провести земельную реформу только в феврале 2000 года, получив шокирующие результаты референдума по конституции. Да, он контролировал средства массовой информации, школы, полицию, армию, однако избиратели отвергли конституцию, подготовленную и предложенную им для усиления собственной власти. В Зимбабве возникла новая политическая сила — Движение за демократические перемены. Это коалиция в составе общественных организаций, профсоюзов, реформаторов, выступающих за конституционные изменения, и маргинальных в прошлом оппозиционных партий. В усилении этого движения и в своем унизительном поражении на референдуме Мугабе обвинил белых и работников их ферм (в совокупности они составляли всего 15 процентов электората, но этого оказалось достаточно, чтобы решить вопрос не в его пользу).
Поэтому он разыграл расовую и земельную карту. «Поскольку белые поселенцы просто отняли у нас землю, не заплатив за нее, — объявил президент, — мы можем точно так же отнять ее у них, ничего не платя». В 1896 году африканцы понесли огромные потери в ходе длившегося полтора года восстания против британских переселенцев, которое стали называть «войной за освобождение». В результате второй «войны за освобождение» чернокожие зимбабвийцы получили самоуправление. Вскоре после поражения на референдуме Мугабе провозгласил третью «войну за освобождение», вспомнив славную историю для того, чтобы осуществить жестокий захват земель по всей стране.
И каков результат?
Фермы не отдали в распоряжение чернокожих управляющих и сельскохозяйственных рабочих. Из-за связей с оппозицией более миллиона крестьян вместе с семьями были согнаны с насиженных мест, и теперь они живут на грани голода. Надо сказать, что от захвата земель за немногими исключениями выиграли функционеры из правящей партии и друзья президента. Люди Мугабе видят признак высокого положения в том, что они владеют фермами (у министра внутренних дел пять крупных ферм, у министра информации три, у жены Мугабе Грейс, у многочисленных влиятельных партийцев и у их родственников по две). Но у этой элиты нет опыта, техники и, по всей видимости, желания хозяйствовать. Примерно 130 тысяч безземельных крестьян помогли правящей элите захватить фермы, но теперь, когда вся грязная работа сделана, многих из них изгоняют.
Снижение объемов сельскохозяйственного производства ошеломляет. Если до 2000 года урожай кукурузы составлял полтора миллиона тонн в год, то в этом году он не превысит 500 тысяч тонн. Сбор пшеницы в 2000 году был равен 309 тысяч тонн, а в этом он составит 27 тысяч тонн. Производство табака, которое в 2000 году равнялось 265 тысяч тонн и давало почти треть валютной выручки, в 2003 году снизилось до 66 тысяч тонн.
Эта история может повториться в Южной Африке. Белые уже довольно давно покидают эту страну, обеспокоенные преступностью и нестабильностью. Это наносит ущерб экономическим перспективам ЮАР.
Консультант по миграции Эмма Уолдорф (Emma Waldorf), чье агентство работает в Кейптауне, отмечает, что число желающих уехать постоянно увеличивается. В основном люди направляются в Австралию, Канаду, Британию, Ирландию и США.
«Количество получаемых нами запросов увеличивается с каждым месяцем, это точно. Но не все кандидаты получают возможность отправиться за рубеж, и им сначала необходимо найти работу. Мы также сталкиваемся с тем, что эмигрировать хотят не только белые, мы получаем все больше запросов от чернокожих клиентов, от цветных и индийцев».
Уолдорф также сказала, что чаще всего уезжают опытные профессионалы, коммерсанты, предприниматели и высококвалифицированные сотрудники компаний.
«Мы очень быстро теряем квалифицированный персонал. Если Южная Африка хочет развивать свою экономику, ей придется нанимать иностранных работников, а мы все знаем, как к этому относятся южноафриканцы», — добавила она.
Квалифицированные специалисты, опытные фермеры. Это как раз те люди, в которых нуждается Южная Африка. Ее ждет участь Зимбабве, а это значит, что у нее нет никакого будущего. А если Джулиус Малема добьется своего, то белые могут лишиться и своих голов.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео