Ещё

Израильтянам — Иерусалим, палестинцам — его окраины 

Фото: ТАСС
Решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля и перенести туда американское посольство не только спровоцировало небывалый политический ажиотаж в арабских странах, но и вызвало много вопросов, куда и как будет двигаться ближневосточный мирный процесс, если он вообще теперь существует в своем прежнем и стагнирующем на протяжении десятилетий виде. Глава Белого дома в свойственной ему бизнес-манере попытался поставить если не жирную, то все-таки точку в палестино-израильском конфликте, пойдя на болезненные, но решительные меры, которые по сути предопределяют односторонний исход урегулирования.
Внешне бурная и жесткая реакция арабских и мусульманских стран на деле во многих случаях стала традиционным стремлением «сохранить лицо» и статус отстаивающих права палестинцев держав, но при этом большинство ведущих региональных игроков понимает, что противопоставить этому, кроме громких заявлений, им нечего, поскольку все они так или иначе зависят от США и не могут потерять «стратегический характер» отношений с ними. И хотят они этого или нет, но данный аспект касается и самих палестинцев.
Загнанные в угол
Наглядным примером стал недавний визит в Каир и Амман вице-президента Майкла Пенса, который собирался в регион еще в декабре, но был вынужден отложить его на фоне разгоревшихся после громкого заявления Трампа страстей. Египет и Иордания — два арабских государства, сохраняющих мирный договор с Израилем и получающих за это многомиллионную помощь из Вашингтона, которая остается серьезным инструментом давления в руках последнего. К слову, ежегодная военная поддержка Египту составляет порядка $1,3 млрд, и ранее она уже использовалась против Каира американской администрацией, когда что-то в АРЕ шло, по ее мнению, не так. Аналогичные суммы выделяются и Иордании. Обе страны оказались в непростой ситуации: им важно сохранить хорошие отношения с США, с одной стороны, и не игнорировать палестинскую проблему — с другой.
Палестинское руководство заявило, что больше не рассматривает США как «честного и нейтрального посредника» в мирном процессе и не будет встречаться с официальными лицами из-за океана, за что сразу же поплатилось. Заявив об утрате доверия к посреднической миссии США, палестинцы допустили возможность односторонних шагов, в том числе выхода из ряда ключевых соглашений. Звучали также угрозы подъема на этом фоне радикализма и поиска новых непредвзятых посредников, в том числе в Европе, а в середине января Центральный совет Организации освобождения Палестины (ООП) приостановил признание Израиля в качестве государства, отказавшись от дальнейшего сотрудничества с его властями в области безопасности и экономической сфере.
Вашингтон ответил решением существенно сократить финансовый взнос в БАПОР (Ближневосточное агентство для помощи палестинским беженцам и организации работ). Своенравному Трампу очень не понравилось, что руководство автономии отказалось принимать у себя Пенса, и на встрече с премьером Израиля Биньямином Нетаньяху на Всемирном экономическом форуме в Давосе он обвинил палестинцев в «неуважении» и пригрозил прекращением поддержки на «миллионы долларов», пока те не сядут и не договорятся о мире с Израилем.
План в одни ворота
Находясь в Израиле, Пенс сообщил, что Белый дом разрабатывает с партнерами в регионе положения мирного соглашения, но сроки начала движения к миру зависят от того, когда палестинцы будут готовы вернуться за стол переговоров. Некоторый свет на обновленную «дорожную карту» пролил генеральный секретарь Исполкома ООП Саиб Арикат. Как писала газета «Аль-Хаят», на заседании Центрального совета он представил 92-страничный доклад, в котором излагались 13 основных положений «сделки века». Администрация Трампа намерена обнародовать их до апреля.
Первый пункт, в частности, закрепляет признание Иерусалима столицей Израиля и перенос туда посольства США. Это означает, что «вопрос об Иерусалиме» будет окончательно закрыт, и ни одно последующее израильское правительство к переговорам по статусу города уже не вернется.
Второй пункт предусматривает создание столицы будущего палестинского государства, которое будет образовано на части Западного берега и в секторе Газа. Речь идет о городе Абу-Дис, с чем, как следует из секретных докладов конца 1990-х, якобы соглашался ныне покойный палестинский лидер Ясир Арафат.
В третьем говорится, что американская администрация одобряет аннексию крупных поселенческих блоков Израиля на Западном берегу реки Иордан и в Иерусалиме. При этом, по имеющимся данным, Нетаньяху предложил включить туда 15% палестинских территорий, оккупированных в 1967 году, Трамп настаивает только на 10%.
Далее американцы объявляют «общую концепцию безопасности для Государства Израиль и Государства Палестина как партнеров в мире». Она включает в себя четыре момента:
• Демилитаризованное палестинское государство с сильными полицейскими силами.
• Налаживание двустороннего, регионального и международного сотрудничества в области безопасности с участием Иордании, Египта и США, к которым смогут присоединятся все желающие страны.
• Израильские силы сохранят свое присутствие вдоль реки Иордан и центральных гор Западного берега для защиты двух государств.
• Израиль сохраняет за собой и максимальные полномочия по безопасности на случай чрезвычайных ситуаций.
Пятый пункт включает в себя вывод израильских войск и их постепенную передислокацию за пределы районов «А» и «В» на Западном берегу (в соответствии с классификацией соглашения Осло) и на некоторых территориях из района «С». Палестинское государство будет позже объявлено именно в этих границах.
Кроме того, Государство Израиль признается как национальная родина для еврейского народа, Государство Палестина — для палестинского. Израиль гарантирует свободу вероисповедания для всех в святых местах с сохранением их статус-кво. Израиль также обязуется выделить некоторую часть портов Ашдода и Хайфы и аэропорт Бен-Гуриона для нужд палестинцев, однако оставляет за собой полный контроль над безопасностью в них.
Сделка также предусматривает создание безопасного коридора между Западным берегом и сектором Газа под суверенитетом Израиля. Палестинцам будет передано право управлять международными КПП, но с максимально возможным участием Израиля в обеспечении их безопасности. В документе говорится, что «территориальные воды, воздушное пространство и электромагнитные волны» находятся под израильским контролем, не нанося при этом ущерба потребностям палестинского государства. Последний пункт прописывает «необходимость поиска справедливого решения проблемы беженцев посредством государства Палестина, а не через компенсации и возвращение в их дома в соответствии с резолюцией 194 ООН».
По словам Ариката, этот план по сути «ничего не меняет и сохраняет нынешний статус-кво», означающий существование «одного государства с двумя системами», но лишь легитимизирует «иудаизацию и поселения по американским стандартам», ставя всех несогласных в один ряд с экстремистами и террористами.
Что может администрация Аббаса?
Многие региональные аналитики сходятся во мнении, что палестинский президент Махмуд Аббас вряд ли сможет на практике что-то противопоставить планам американцев, которые на данном этапе не проявляют ни малейшего стремления к поиску устраивающего палестинцев решения. Наоборот, визит Пенса рассеял еще теплившиеся слабые надежды некоторых арабских игроков на это. «Он был здесь, чтобы подтвердить приверженность США навязать волю Израиля всему региону и попытаться заручиться со стороны арабских стран определенной поддержкой идеи о ложном урегулировании палестинского дела, с чем мы не можем согласиться», — сказал изданию Al-Ahram Weekly источник из окружения Аббаса.
Газета также приводит слова одного из работающих в регионе европейских дипломатов: «Да, американцы еще не обнародовали свой план мира, но мы прекрасно знаем, что его суть — в создании ограниченного палестинского государства на ограниченных территориях, захваченных Израилем в 1967 году. Мы честно не думаем, что это сработает с палестинцами — с согласия или без согласия Аббаса или кого-либо еще».
Еще один дипломатический источник в Каире утверждал, что во время арабской части турне Пенс просил «напомнить Аббасу о том, что упорство и нежелание принять видение США, а также справиться с возмущением палестинцев против администрации Трампа не оставит ему иного выбора, кроме как быть готовым к серьезному выводу финансовой поддержки не только для его администрации, но и агентств, оказывающих помощь».
Не пугают американцев и намерения палестинского лидера искать поддержки у других. Европейские дипломаты уверены, что их страны с наименьшей долей вероятности смогут вмешаться, чтобы полностью покрыть урезанное американцами финансирование уже обанкротившейся палестинской администрации, а лишь частично.
На данный момент все, что смогли сделать палестинские власти, — это попытаться продемонстрировать свою независимость. В начале февраля Исполком ООП в Рамалле призвал палестинское правительство прекратить все отношения с «израильскими оккупационными властями». В ответ кабинет министров решил «создать комиссию, которая займется проработкой вопроса о возможности отказа от хождения на палестинских территориях израильского шекеля, переходе к другой валюте и создании собственной денежной единицы». Согласно Парижскому протоколу от 1994 года, на палестинском внутреннем рынке хождение имеют пять валют — доллар США, иорданский динар, израильский шекель, египетский фунт (в настоящее время не торгуется) и евро (после того, как он был принят в странах еврозоны). Нетрудно предугадать, к чему все это приведет в условиях полной экономической зависимости автономии и фактическом отсутствии национальной экономики.
Помощь «арабских братьев»
Местные наблюдатели обращают внимание на еще один немаловажный факт: популярность Аббаса находится на рекордно низком уровне. 65% палестинцев хотят, чтобы он ушел в отставку из-за его неудач в затянувшемся почти на четверть века мирном процессе. Президент оказался в тупиковом положении, как никто из палестинских лидеров до него. И рассчитывать на помощь арабских братьев ему также не приходится, а альтернатива, которая может прийти на смену Аббасу, и вовсе призрачна и непонятна.
"Почему проблема Иерусалима вновь остро встала спустя столько лет забвения. Нужно было ждать, чтобы Трамп принял свое решение, чтобы понять, что Священный город занят? — задается вопросом директор Регионального центра стратегических исследований, египетский политолог Абдель Монеим Саид. — Может, стоит обратить гнев не только на Израиль и США, но и на самих себя, вдруг неожиданно потрясенных внезапным осознанием того, что все так сильно изменилось как в арабском регионе в целом, так и в ситуации с палестинцами. И я надеюсь, что осознание того, что арабский мир был озабочен многими другими проблемами в последние годы и их абсолютной нерешенностью, пришло не слишком поздно".
Эксперт также призывает не упускать из виду факт того, что арабская и исламская повестки дня остаются теми же, как и до решения США по Иерусалиму. «Проблемы Сирии, Ирака, Йемена, Ливии, Афганистана и Сомали, терроризм, цены на нефть, не говоря уже об экономическом развитии и экономических реформах, продолжают требовать нашего внимания, даже если нас очень заботит Иерусалим, — отмечает он. — Горькая реальность заключается в том, что есть три фактора, которые регулируют палестинский вопрос: могущество, реальность на местах и ​​международные альянсы с их влиятельными и могущественными игроками, что всегда работало в пользу Израиля. Благодаря образованию, науке, технологии и модернизации, он стал одной из самых сильных стран в регионе. Независимо от правовых или моральных различий, которые он имел с Западом, Израиль всегда занимал важное место в самом сердце западного мира и недавно сблизился с Россией, Китаем и Индией. Однако его самым сильным оружием остается способность создавать реальности на местах. Вдумайтесь только, сегодня на Западном берегу насчитывается 500 тыс. поселенцев, и они составляют до 44% жителей Восточного Иерусалима».
Как полагает Саид, без серьезных и продуманных шагов на практике, воли со стороны как региональных, так и международных игроков, многие из которых завязаны на Вашингтон, при нынешней администрации Трампа, ровно как и при Аббасе и его окружении, ждать серьезного возобновления мирных переговоров не следует. Во всяком случае пока всем придется играть по навязанным Соединенными Штатами новым правилам игры, даже не соглашаясь с ними. «И какое значение имеет то, что время от времени арабы проталкивают новую резолюцию, осуждающую Израиль и США, когда впоследствии все возвращается на круги своя?» — заключает он.
1 февраля в Каире прошло экстренное заседание Лиги рабских государств на уровне глав МИД. Как и следовало ожидать, оно фактически завершилось ничем. Единственное, что решили арабы, это необходимость расширять «квартет» международных посредников по ближневосточному урегулированию путем создания многостороннего механизма. В прежнем виде этот формат уже не работает. Что за этим последует далее, покажет время.
А пока Аббас готовится к своему выступлению в Совете Безопасности ООН 20 февраля, чтобы с трибуны международного сообщества вновь обратить внимание всего мира на палестинскую проблему. Которая пока так и не найдет никакого справедливого решения.
В соавторстве с Диной Пьяных
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео