Ещё

Почётный консул об итальянской общине в Самаре и секретах пармезана 

Фото: АиФ-Самара
Для того, чтобы обеспечить Самарскую область молоком, необходимо открыть не менее 8 молочных ферм на 2500 тыс. голов коров. О том, чем в этом деле могут помочь итальянцы мы поговорили с Почётным консулом Итальянской республики по Поволжью и Республике Татарстан Джангуидо Бреддо.
Как обеспечить себя молоком?
Ирина Опарина, «АиФ-Самара»: Наступивший год объявлен годом итальянской еды в мире. Какие сюрпризы подготовили для самарцев?
Джангуидо Бреддо: Для меня эта тема стала неожиданностью. Но мы уже начали подготовку. Есть немало идей, и думаю, мы их реализуем ближе к осени. Консульство много внимания уделяет продвижению итальянской кухни в Поволжье. Это стало нашей миссией: проводим мастер-классы, семинары, беседы, публикуем статьи. Неделя итальянской кухни, которую проводили в ноябре прошлого года, стала невероятно успешной. В общей сложности в Самаре и Тольятти удалось провести более 25 мероприятий. Думаю, не меньше будет и в этом году.
— Представить итальянскую кухню в России в полной мере мешают санкции. Насколько сильно они ударили по экономике Италии?
— За четыре года, на протяжении которых действуют санкции, ущерб страны оценивается миллиардами евро. Однако уже с середины прошлого года торговый оборот начал восстанавливаться, потоки экспортных поставок увеличились. Речь идёт, конечно, о тех продуктах, поставки которых в Россию разрешены. Так, на 40% увеличился экспорт вина, оливкового масла, различных видов пасты, а также некоторых сортов колбасных изделий.
— Политика России сегодня нацелена на импортозамещение. Возможно ли в этом направлении взаимовыгодное сотрудничество?
— Да, руководство Италии в последние годы поменяло стратегию ключевым образом. Если раньше наш девиз был «Сделано в Италии», то сегодня — «Сделано с Италией». Понимая потребность российских предпринимателей осваивать европейские технологии, мы готовы делиться опытом. Теперь все усилия нацелены не на экспорт товара в Россию, а на то, чтобы здесь, с местными предприятиями налаживать производство. Это выгодно всем, и, главным образом, конечному потребителю товара. Такая тенденция питания называется «нулевой километр». Гораздо полезнее и дешевле стоят те продукты питания, которые произведены рядом. Они свежие, не требуют консервирования. К тому же, там минимум затрат на транспортировку. Почему я должен есть овощи, привезённые за пять тыс. км, которые лежали 20 дней и ещё доплачивать за перевозку?
— Конкретные шаги в этом направлении уже предприняты?
— Сегодня итальянская группа компаний как раз ведёт переговоры с «Корпорацией развития Самарской области» о совместном запуске молочной фермы в Борском районе региона на 2400 голов крупного рогатого скота, где молоко должно идти на переработку по итальянским технологиям. Объём инвестиций — порядка 50 млн евро. Очень надеюсь, что проект будет реализован, ведь он станет одной из самых крупных итальянских инвестиций в АПК России. Думаю, что такие проекты Самарской области сегодня нужны, ведь по данным того же областного правительства, около 65% молочной продукции ввозится к нам с территории других областей. Чтобы регион по производству молока был самодостаточным, необходимо создать не менее 8 ферм аналогичного размера. Каким же будет молоко, производимое по итальянским технологиям? В первую очередь, натуральным. Ведь не секрет, что часто в России под видом натурального молока продают молоко, восстановленное из молочного порошка. В Италии такие продукты нельзя продавать с названием «молоко», их можно называть лишь «молокосодержащими продуктами». Молоко — это то, что надоили у коровы. Оно должно быть «живым», с витаминами и полезными бактериями.
— Насколько похожим на итальянский продукт может быть сыр, сделанный по оригинальным технологиям в России?
— Конечно, мы никогда не сможем произвести здесь такие виды сыров как «Пармезан», потому что потребуется молоко, произведённое на определённой территории и в особом климате. Сегодня некоторые российские предприниматели пытаются производить итальянскую сыровяленую ветчину — «прошутто», но она мало похожа на оригинальную, поскольку здесь опять-таки нет микроклимата, необходимого для созревания подобного продукта. Но есть и успешные проекты. Сыровяленые колбасы, сыры уже получаются довольно хорошо. Например, мы продаём в Самаре итальянский сыр, который производится итальянцами в Москве и колбасу, сделанную итальянским технологом в Ростове-на-Дону. Эти продукты вкусны и очень похожи на оригиналы, поскольку произведены итальянскими специалистами по итальянским технологиям.
Едут работать в Россию
— Ещё 8-10 лет назад в Самаре было много итальянских фирм: продавали мебель, строительные и отделочные материалы. Сейчас их стало в разы меньше. Снизился спрос?
— Когда я приехал в Самару в 1995 г., в городе можно было продать любой итальянский продукт по любой цене. Потом количество компаний выросло до нескольких десятков, конкуренция между ним стала расти. Затем случилось несколько экономических кризисов и курс евро значительно возрос. Бизнесмены понесли убытки и начали закрываться. В итоге итальянских компаний в Самаре осталось менее десятка. В основном, они продают мебель и отделочные материалы премиум-класса.
— Что за это время произошло с диаспорой? Сколько итальянцев живёт сегодня в Самаре?
— Количество итальянцев снизилось не сильно, изменилось их качество. Если ранее проживающие в Самаре итальянцы были бизнесменами, то сегодня это, в основном, технический персонал. Кто-то приехал сюда с русскими жёнами, а кто-то — в поисках более выгодной работы. В России европейские специалисты ценятся высоко. Бизнесмены, напротив, вернулись в Италию в связи с улучшением экономической ситуации в стране. Сегодня в Самаре живёт 40 граждан Италии, 30 человек в Тольятти и ещё 30 — в Татарстане.
— Когда мы можем ждать возвращения в Самару итальянского бизнеса?
— Если запустят проекты в АПК, то, конечно, в Самару приедут технические специалисты из этой области — они прибудут с семьями и на длительный срок.
— Часто ли самарцы переезжают жить в Италию?
— Число мигрантов много лет остаётся неизменным. В основном, это женщины, которые выходят замуж за итальянцев. Но кто-то открывает и бизнес: гостиницу сельского туризма, компанию по продаже строительных материалов и др. Больше всего русских живёт на Сицилии. Там диаспора насчитывает 1000 человек. В основном, это люди, которые приобрели недвижимость.
— Как экономический кризис в России ударил туристическому потоку в Италию. Сократилось ли количество самарцев, выбирающих отдых в Италии по сравнению с тем, что было четыре года назад?
— Это число также остаётся неизменным. Традиционно 25% всех туристических виз, выдаваемых мировыми итальянскими консульствами, российские. Небольшое снижение туристического потока мы наблюдали в начале кризиса, когда курс евро вырос почти вдвое. Но затем потоки восстановились. Для нас российский турист — очень серьёзный экономический ресурс. Русские щедры, любят тратить деньги и наслаждаться отдыхом, в отличие от тех же немцев и американцев, которые предпочитают экономить. Кстати, итальянцы не менее щедры, чем русские. Также как и вы, мы едем в отпуск как на праздник: нам нравится тратить деньги и хорошо проводить свой досуг. Кстати, сегодня несложно получить итальянскую визу — для этого требуется минимум документов. Первая виза даётся на период, который запрашивается, второй раз — на три месяца, а третий — уже на год. Мы никогда не создавали проблем для русских туристов. Да и нарушения бывают крайне редко.
— Кстати, миграционные процессы, происходящие в Италии и в России очень похожи. Если в Италию едут беженцы из Сенегала и Албании, то в Россию — из Средней Азии. Могли бы наши страны решать эти вопросы сообща, обмениваться опытом?
— Хочу сказать одно: иммиграция может быть неким обогащением для стран. Но тут важно понимать: иммигрант обязан уважать законы, традиции и обычаи той страны, в которую приехал. Если все это соблюдается, то я не против иммиграции. И в первую очередь потому, что сам являюсь мигрантом. Так, 20 лет назад переехал в эту страну и всегда уважал её традиции и обычаи и взамен получил очень хороший приём. Треть моей жизни — пример того, как должен себя вести иммигрант. Но если вдруг я приеду сюда без документов и начну устраивать бардак, то власти вполне обоснованно будут иметь право отправить меня обратно.
Тольятти как итальянская провинция
— Огромное внимание итальянской культуре уделяют в Тольятти. Там создан центр Данте Алигьери, а чиновники поговаривают о введении уроков итальянского языка в школах. Есть надежда, что Автоград заговорит по-итальянски?
— Да, в этом немалую роль, конечно, сыграло название города. Жители Тольятти чувствуют, что у них на четверть итальянской крови, и они это постоянно демонстрируют (Смеётся — Ред.) Но если говорить откровенно, то Тольятти — это лучшая «входная дверь» для Италии в мир российского бизнеса. В городе буквально витает некая ментальность, похожая на итальянскую. Есть даже документальный фильм с названием «Тольятти — Итальянская провинция», и он снят как раз на порыве любви к нашей стране. Что касается уроков итальянского языка в школах города, то, на мой взгляд, идея замечательная. Как только муниципалитет даст добро, мы тут же стартуем: готовы полностью, преподаватели есть, проблем не возникнет.
— В Тольятти действует Особая экономическая зона (ОЭЗ), где открыто немало иностранных предприятий. Когда там появятся итальянцы?
— Работа ведётся. Мы активно приглашаем итальянские компании инвестировать в экономику Автограда, тем более, что резидентам особой зоны предлагают вести бизнес на льготных условиях. Но процесс очень длительный. Информацию до итальянского бизнеса доносят предприниматели, работающие в России и, в том числе, в Самарской области, давно. Это «Пирелли», «Энел» и др. Предприниматели рассказывают своим соотечественникам о том, как работать в России, о нюансах.
— В прошлом году вам исполнилось 70 лет. По итальянским законам должны завершить консульскую работу. Как разрешилась ситуация? Ваши дальнейшие планы?
— Действительно, существует закон 1906 г., который говорит о том, что срок работы консула истекает по исполнении ему 70 лет. И мандат должен быть сдан. Однако, по просьбе посольства, я по-прежнему остаюсь в почётном консульстве, только с другой формулировкой «консульский корреспондент». Этот статус не имеет ограничений по возрасту, должен подтверждаться каждый год и, по сути, может продлеваться бесконечно. В посольстве мне говорят, что могу продлевать свою работу ровно столько, сколько будет необходимо. Решение остаётся за мной. Энтузиазм работать есть, тем более, что впереди много интересных проектов. Уеду ли я из России к детям и внукам? Вряд ли. 25 лет жизни здесь — это очень большой срок, и на 90% я, конечно, хочу жить здесь. Менталитет стал российским. Более двух недель жить вне России, даже в Италии, не могу.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео