Ещё

Хозяин турбазы на 141-м км: «Нам не надо, как за границей» 

Фото: Красный Север
В СМИ разошлась информация о том, что брошенные здания в Приуралье будут превращать в туристические приюты, обещают штук 10–12. Один такой уже есть. У Филиппыча. Десятый год работает без копейки бюджетных денег.
Александр Зубков — из Санкт-Петербурга. В 2001 году пенсионер приехал на Международный нефтегазовый форум в Салехард. Пока делегацию Северной столицы угощали шашлыками на берегу реки Харбей, Александр совершил 20-километровый марш-бросок по окрестностям.
— Я увидел дикие, первозданные места, — говорит он, — и просто обалдел. Вернулся в Питер. Офис на Невском проспекте, рядом Пушкинский театр, Елисеевский магазин, Эрмитаж, театры и музеи, ну что еще надо пенсионеру!? Уволился, собрал рюкзак и поехал на Ямал.
Не один, с супругой. Кем только не работал. В какой-то момент оказался в Центре развития горнолыжного спорта (был такой!), у которого была прекрасная миссия: содействовать развитию горнолыжного спорта и запустить высокоэффективный горнолыжный комплекс в горах Полярного Урала. Даже возвели «Октябрьский» с несложной 500-метровой горкой. Но дальше дело не пошло.
Филиппыч ушел в «свободный полет». Искал место под турбазу и нашел на 141-м километре брошенное путейцами здание. Администрация Приуральского района дала добро на его эксплуатацию. Отремонтировал, обустроил для проживания и отдыха. Вот уже десятый год приют принимает гостей со всего мира. За китайцами приезжали итальянцы, потом — соседи из Лабытнанги, спешили на край земли французы.
Едут за глотком свободы и импульсом адреналина, восторгом и вдохновением. Пешие, горные и лыжные походы, сплавы. Рядом почти все туристические бренды Приуралья — гора Рай-Из, Нефритовая долина, ледник Романтиков, Хадатинские озера, река Харбей. Особой популярностью пользуются фототуры — на 141-м почти ежедневно можно любоваться северным сиянием.
На первом съезде туриндустрии, состоявшемся в ноябре, много говорили о том, как организовать массовый спрос на ямальские красоты. Но все мечты о паломничестве путешественников к высоким широтам упираются в транспортные реалии. Чтобы добраться и выбраться отсюда, туристу из Москвы придется заплатить почти 25 тысяч рублей. За эти деньги из Белокаменной, а также Тюмени и Екатеринбурга, можно отправиться в Турцию на недельку, и будет «всё включено».
Стоимость внутренних маршрутов тоже поражает воображение. У официального «флагмана полярного туризма на Ямале» шестидневный тур под названием «Путешествие в стойбище оленеводов» предлагается почти за 40 тысяч с носа. За эти деньги гостя довезут до стойбища, попотчуют национальной едой (рыбой и олениной), дадут возможность пообщаться с оленями и переночевать в чуме… Сувениры, покупка мяса, проживание в городе оплачивается отдельно. Итоговая сумма выйдет такая, что хватит на Таиланд, а то и куда поинтереснее.
На съезде звучали предложения: давайте сделаем на Ямале, как в Норвегии, Финляндии, Австрии… Хозяин приюта на 141-м км категорически против снимать кальку.
— Ни в коем случае нельзя делать как у них, — считает Александр Зубков. — Надо делать только как у нас.
Недавно супруги завели пару оленей. Мечтают приспособить их для переноски грузов в туристических походах. Давно напрашивается на обустройство шикарный склон на горе Сланцевая. Снег там лежит с октября по июнь, а длина спуска около 2,5 километра.
Что бы ни было в будущем, туристы уже протоптали дорожку к хижине на 141-м км. Это и есть главный признак того, что турбизнес организован верно, говорит Филиппыч. Но идти по своим стопам не зовет: «Это адский труд…»
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео