Ещё

Партизаны любили оленей за схожесть с чекистами 

Фото: Вести.Ru
2 февраля исполнилось 75 лет со времени учреждения медали «Партизану Отечественной войны». Медалью под номером один был удостоен Ефим Оспенко, минер-подрывник, пустивший в 1941 году под откос целый эшелон. Всего таких награжденных — больше 120 тысяч человек. Среди них — отдельная категория, о которой мало кто слышал, оленеводы с Кольского полуострова.
Редкие кадры военной хроники зимы 1941-1942 годов прошлого века: советские партизаны на оленях совершают диверсию в тылу врага, а затем возвращаются через границу обратно. Такого не было ни на одном из фронтов.
Первые отряды на оленьих упряжках были сформированы на Кольском полуострове осенью 1941 года, когда советское командование убедилось, что в тундре бессмысленны и лошади, и мулы. В итоге был осуществлен беспримерный переход с Ямала по земле и железной дороге до Мурманска. Десять тысяч оленей!
Большая выносливость, малый вес, способность долгое время обходиться без пищи, а также круглые копыта, которые позволяют проходить по любому насту — именно за это военные и выбрали оленей, чтобы они помогали им во время Великой Отечественной войны.
Несмотря на нехватку пищи, за намеренное убийство хотя бы одного животного грозил трибунал: потеря оленя приравнивалась к потере бойца, ведь чтобы обучить ездового оленя, требовались годы.
"Олень, как чекист, — боец молчаливого фронта. Он даже раненый не издает ни звука — это тоже очень важно, особенно для разведчиков или партизан", — отметил Михаил Орешета, председатель Мурманской областной организации ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов.
В срочном порядке в войска были призваны каюры — погонщики из числа коренных обитателей тундры: ненцев, хантов, манси, коми и саамов-лопарей. Последние принимали участие еще в войнах Ивана Грозного, а затем Петра Первого.
В регулярные части они приходили со своими животными, нартами, оружием и теплой одеждой, то есть были полноценными боевыми единицами уже безо всякой подготовки, что было крайне важно, особенно в начале войны.
Отец Анфисы Агеевой саам Максим Захаров на фронт попал в 22 года. Скромный оленевод прошел всю войну, но рассказывал о ней детям крайне неохотно.
"Единственный момент он вспоминал, как однажды они на оленьих упряжках бороздили тундру, началась бомбежка. Отец подбегает к своим оленям ездовым, укладывает их и ложится между ними. Когда бомбежка закончилась, оказалось, что один олень был убит снарядом", — рассказала Анфиса.
Женщины этих народностей как могли помогали в тылу: шили для фронта одежду из оленьих шкур. Важную роль сыграли коренные народы, особенно саамы, и в разведке.
В начале 1941 года на фронт были призваны более 450 саамов и коми.
"Практически никто не вернулся домой без ордена, многих посмертно награждали", — отметил Михаил Орешета.
Вклад коренных народов Севера в великую Победу еще только предстоит оценить. В Заполярье идет работа над памятником бойцам оленно-транспортных отрядов. Он должен появится в одном из скверов. Родственники павших в боях надеются, что это случится уже в 2018 году.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео