В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Путин продолжает заигрывать с французским бизнесом

Готовящийся к переизбранию президент России принял в среду вечером в московской резиденции 11 руководителей крупнейших французских предприятий, чтобы дать толчок двустороннему сотрудничеству в преддверии экономического форума в Санкт-Петербурге.
Путин продолжает заигрывать с французским бизнесом
Фото: ИноСМИИноСМИ
Предыдущая встреча и с представителями элиты французского бизнеса прошла в Москве почти два года назад. На этот раз обстановка сменилась: беседа прошла в среду вечером в президентской резиденции в Ново-Огарево в 20 километрах от столицы, тогда как в мае 2016 года местом проведения оказался Кремль. Собрались все сливки общества: генеральный директор «Данон» Эммануэль Фабер (Emmanuel Faber), президент «Дассо Авиасьон» Эрик Траппье (Eric Trappier), гендиректор «» Режи Монфрон (Régis Monfront), глава «Леруа Мерлен» Филипп Циммерманн (Philippe Zimmermann), гендиректор «Перно Рикар» Александр Рикар (Alexandre Ricard), региональный директор (Nicolas Maure), гендиректор «Санофи» Оливье Брандикур (Olivier Brandicourt), президент «Талес» Патрис Кен (Patrice Caine), директор по Европе и Средней Азии Майкл Боррелл (Michael Borrell), финансовый директор «Шнайдер Электрик» Эммануэль Бабо (Emmanuel Babeau) и заместитель гендиректора «Эр Ликид» Ги Сальцжебер (Guy Salzgeber).
«Эта встреча позволила французским предприятиям установить прямой контакт с главой российского государства, без участия которого невозможно урегулировать конкретные технические вопросы, в том числе из-за бюрократии», — считает гендиректор Франко-российской торгово-промышленной палаты . «Одной французской компании удалось добиться встречи с министром промышленности уже на следующий день», — добавляет присутствовавший за столом переговоров Шинский.
Первая встреча Владимира Путина с французским бизнес-сообществом состоялась в мае 2016 года. Этот формат появился по инициативе экономического совета Франко-российской торгово-промышленной палаты, который включает в себя 20 руководителей крупнейших французских и российских предприятий, а также представителей главных бизнес-ассоциаций обеих стран.
«Идея проведения второй встречи была предложена президенту Путину осенью 2017 года. Нужно было дождаться окончания президентских выборов во Франции. Она быстро была принята Кремлем, за которым остается последнее слово в том, что касается даты. Согласие Путин отражает большой интерес к Франции, учитывая, что он сейчас проводит избирательную кампанию», — уверен директор франко-российского центра «Обсерво» (Arnaud Dubien)
Ключевой партнер
Владимир Путин подтвердил этот интерес к Франции. «Мы рассматриваем Францию в качестве одного из ключевых партнеров России в Европе, стремимся развивать диалог с вашей страной по всем вопросам двусторонней и международной повестки дня на прагматичной и равноправной основе», — заявил он на встрече.
У такого кремлевского фавора есть вполне логичные основания. Франция — главный работодатель в стране: французскими предприятиями было создано порядка 150 000 рабочих мест. В этом плане она намного обходит Германию и Великобританию. «Кроме того, Франция была лидером в сфере прямых инвестиций в Россию три года подряд: в 2014, 2015 и 2016 годах», — подчеркивает Арно Дюбьен.
Хорошие сигналы в дипломатической сфере появились после избрания . «Главы двух государств провели встречу в Версале. Мы видим стремление французских властей вести диалог с Россией», — отмечает Арно Дюбьен.
Как бы то ни было, санкции, которые были введены в ответ на украинский кризис и аннексию Крыма в 2014 году, по-прежнему мешают торговому сотрудничеству России и Франции. «Французские банки занимают очень осторожную позицию из-за возможной реакции США, а французским компаниям, которые хотели бы закрепиться в России, стало сложно получить займы после введения санкций. Тем не менее французы приспособились. Крупные предприятия перешли на самофинансирование. Французские экспортеры перевели бизнес в Россию. И это неплохо сработало», — объясняет Арно Дюбьен.
«Ни одно французское предприятие не ушло из России из-за санкций», — уверен Павел Шинский. Двусторонний торговый обмен действительно вырос на 15% за первые 11 месяцев 2017 года. Сейчас, когда Россия вышла из рецессии и демонстрирует рост в 1,5%, прием там отнюдь не такой ледяной, как можно подумать.