Ещё

«Армяне не такие»: что заставит женщин сообщать о насилии? 

Фото: Sputnik Армения
Армения снова пошла по проторенной дорожке. Демократичное законодательство Армении пополнилось еще одним «достижением», в конце прошлого года в Армении был принят закон о семейном насилии, но возникла совсем небольшая загвоздка — его не спешат исполнять.
Международная правозащитная организация Human Rights Watch опубликовала статью о том, что женщины и дети в Армении продолжают подвергаться риску.
Президент подписал нашумевший закон о семейном насилии>>
Организация опросила 12 женщин, ставших жертвами домашнего насилия, и пришла к выводу, что новый закон о предотвращении насилия в семье и помощи жертвам насилия важен, но, по ее мнению, опасность будет существовать до тех пор, пока власти не добьются изменения реакции полиции на жалобы о насилии.
"Армянские власти оказались не в состоянии защитить женщин и детей от семейного насилия, поставив под угрозу их жизни", — приводятся в статье слова замдиректора Human Rights Watch в Европе и Центральной Азии Джейн Бьюкенен.
По данным Следственного комитета Армении, за первое полугодие 2017 года в Армении было расследовано 215 уголовных дел, связанных с семейным насилием. Большая часть (127 случаев) касались побоев, 11 — действий сексуального характера с лицами, не достигшими шестнадцати лет, 6 — умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, в пяти случаях речь шла об убийстве.
Как рассказали Human Rights Watch женщины, подвергшиеся насилию, компетентные органы ничего не предпринимают для того, чтобы предотвратить дальнейшее насилие, расследовать дела или привлечь виновных к ответственности. В некоторых случаях правомочные органы призывали женщин отказаться от своих жалоб и примириться со своими обидчиками.
Таким образом, в огромном море электронной и бумажной макулатуры появился еще один неработающий закон. Можно возразить, что это только начало. Если при этом изменить поведение и отношение полиции к случаям семейного насилия, то «все будет хорошо».
Так зачем принимать неработающий закон, если потом придется менять то, что нужно было менять безо всяких новых законов. Как в стране, где не работают намного менее противоречивые законы и не отторгаемые значительной частью населения, привить пока что чуждую модель.
Если бы он мог решить вопрос, то не было бы столько ярых противников. Но он не решает. И вряд ли решит в ближайшее время. При этом он включает довольно спорные пункты, которые неприемлемы для очень многих, например, презумпция виновности родителей. Законопроект рассматривается, как угроза традиционной семье и ее укладу.
Но весь абсурд ситуации заключается в том, что одним из активных «локомотивов» данного законопроекта (по крайней мере, официально) выступил Минюст Армении во главе с замминистра. Оставим в стороне заявления, что финансировал всю компанию фонд Сороса, ибо не в этом суть.
Вот в чем загвоздка — власти, которые не могут обеспечить защиту женщин и детей (даже в рамках уголовного кодекса) продвигают закон, который они тоже не в состоянии исполнять.
Авторы заявляли, что законопроект поможет не только предотвратить насилие в семьях, но и побудит жертв чаще сообщать о подобных случаях.
Но видимо, не очень помогает. Теперь нужно менять отношение к происходящему у правоохранительных органов, убеждать женщин говорить о случаях насилия, обращаться в полицию и добиваться судебных решений.
Семейное насилие — это зло, с которым нужно бороться, так же как и с селективными абортами. Но нужно делать это эффективно. Хотя Минюст свою миссию выполнил. Ведь у него расширятся полномочия, его ждет дополнительное финансирование — а подход у полиции и судей не изменится.
Для начала можно было начать защищать права человека (причем во всех сферах), будь то женщина или ребенок (или гипотетически — мужчина) по существующему законодательству. Наказывать сотрудников полиции, которые не принимали заявления от женщин, ужесточать и дополнять в случае надобности уголовный кодекс.
Укрощение строптивой: семейное насилие или «воспитательные» меры?>>
Но власти, вместо того, чтобы решать основополагающий вопрос — менять психологию и подход как жертв, так и полиции и судей решило пойти по наиболее финансово эффективному пути. Ведь важно не решение вопроса, а дополнительное финансирование для его решения.
Еще один вопрос — самосознание женщин. Это, конечно, намного труднее, но все-таки лучше работать над этим, чем принимать закон, который без желания самих женщин просто не будет жизнеспособен.
Может быть, кто-то скажет «армяне не такие, армяне другие». У них другие традиции и т.д. Да, другие, но заставить их следовать закону — вполне посильное дело. Одно поколение будет делать это под страхом, для следующего это станет нормой.
Страх — движущая сила почти любого действа. Страх наказания (причем гарантированного) — будь то решетка, финансовые издержки — лучший метод добиться исполнения закона.
Было бы желание.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео