Ещё

Одна вокруг света: все симптомы малярии 

Бывшая сотрудница агентства элитной недвижимости Kalinka Group после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета.
Тяжелый переход из Сьерра-Леоне в Либерию сказался, болят руки и спина. Я решила сделать передышку и остановилась в гостевом доме, в деревне недалеко от границы. Отдыхаем, отмываемся, отстирываемся, обсыхаем, высыпаемся.
Чувствую себя национальным героем Либерии. Вышла на местный рынок за продуктами, меня все узнают, тычут пальцем, кричат «вумен смоол каар, вумен смоол каар», подмигивают, многозначительно улыбаются и поднимают большой палец.
В гостевом доме встречаемся с супружеской парой из Германии, они едут в Намибию. Удивились, как я пробралась из Сьерра-Леоне на своем седане. Спустя день они кое-как доехали на джипе. Но мне просто повезло, что два дня накануне не было дождей, а в эту ночь всю ночь был ливень, лил как из ведра.
Путешествие по Африке в сезон дождей имеет много минусов. Обильные осадки размывают дороги, а большегрузы разбивают их в пух и прах. Вода покрывает большие территории, пригодные для сельского хозяйства. И еще это пик активности комаров. Но есть и большие плюсы. Пышная растительность, завораживающие закаты и рассветы на фоне кучевых облаков, и потрясающие радуги на все небо. Такого не увидишь в сухой сезон.
По дороге в Монровию, столицу Либерии, у меня заглохла машина. Я остановилась возле полицейского поста, чтобы показать документы, и не смогла завестись. Откуда-то появился Бьё. Он залез в капот, определил, что дело в стартере, завел меня «столкоча». И дальше сопровождал до самой столицы. Я глохла еще несколько раз, Бьё собирал группу поддержки из проходящих мимо мужчин и подростков, они толкали мою Hyundai Elantra, чтобы та смогла завести мотор. При этом у меня лопнуло заднее колесо, а запаска уже стояла на переднем после сьерра-леонских приграничных дорог. Бьё снял колесо, съездил на своем автомобиле в шиномонтаж, заклеил его и вернулся обратно. При этом все его пассажиры остались со мной на обочине ожидать окончания ремонта.
В Монровии он отвез меня в гараж и сдал в руки мастеру. Мастер был молодцом, поменял стартер и наладил еще какие-то штуки, в сакральный смысл которых я даже не пыталась вникнуть. То поднимал заднее сиденье, залезая в бензобак, то проверял провода и соединения. Уже поздним вечером все завелось и поехало, и я в окружении восьми африканцев радовалась вместе с ними, что все заработало. Надо было видеть, как все восемь, не отходя от машины, вкладывались в мастера советами, помогали, держали, мешались и подглядывали, чего бы такого стянуть из машины во время суеты, но побаивались злобного лая Греты. А потом прыгали от счастья выше, чем я, ибо у меня сил прыгать уже не осталось, а они радовались как дети, что я таки завелась.
Завершением чудесного дня стал номер в отеле, за который я заплатила $20 вместо $150 по прайсу. Гостиница была полупустой и администратор поселила нас с Гретой без лишних торгов.
Меня пугали, что в Либерии нет интернета, не работают банкоматы и что это самая бедная страна в плане экономического развития. Но я практически прожила несколько дней рядом с АЗС, где было интернет-кафе. Кроме хорошей связи здесь услуги по копированию и печать документов, отличный кофе и еда и принимают банковские карты. Тут же заправила автомобиль бензином, заменила уже износившиеся колеса и моторное масло. Механики на АЗС заодно осмотрели днище машины, после перехода из Сьерра-Леоне в Либерию я переживала за его целостность. Защита картера немного помялась, но в остальном все невредимо.
За четыре дня, что я провела в Монровии, успела получить три визы — в Гану, Гвинею и Кот-д`Ивуар. Почетный консул Кот-д`Ивуара выдал визу в тот же день, и мне не пришлось ожидать три дня, как положено. Такой вот бонус за то, что около часа мы провели с ним в изучении русских слов. У консула Джбаджи Брюс Якоба друг живет в Москве, и он непременно хочет сделать ему сюрприз — говорить на русском языке. У консула, кстати, отличное произношение!
На рассвете следующего дня старт, маршрут пройдет через небольшой участок Гвинеи, в объезд непроходимой для моей машины дороги. Все-таки мне предстоит вернуться в эту страну!
Ровно до границы — отличная асфальтированная дорога. Но и здесь встречаются препятствия. Дерево упало на дорогу, задев электрические провода. Никто не решается их освободить. Движение встало. Нашелся доброволец, который стал таскать тяжелые бревна, камни и другой сподручный материал, и кидать их в сторону опасности. Ветви дерева долго держались, но поддались натиску упорного спасителя, освободив провода от плена. Операция прошла под бурные аплодисменты, герой дня был горд и прекрасен. Тут же подключилась и «служба распила» — бензопила беспощадно завершила свое дело и уже через минуту путь был открыт.
Каучуковые леса, встречающиеся па пути, удивительно похожи на березовые рощи. Выходим с Гретой прогуляться — раздолье, как в российском лесу. Впервые вижу, как собирают каучук. Технология похожа на то, как в России берут березовый сок: в стволе дерева делают надрезы особой формы, по ним сок стекает в прикрепленные чаши. И так — у каждого дерева. Целое производство!
Болезнь
Слабость в теле я почувствовала, не доехав до границы с Гвинеей несколько километров. Появилась сонливость. Остановилась отдохнуть, уснула. Подъехал африканец на «Мерседесе», спросил все ли у меня хорошо. Я машинально кивнула, и он уехал. В этот момент я осознала, что это может быть малярия. Зашла в мобильный интернет, прочитала о симптомах.
У меня началась истерика. Неизвестно где, на обочине трассы я стою одна, рядом нет людей, я рыдаю и кричу в неизвестность, и никто меня не слышит.
Решаю доехать до ближайшего города, где есть клиника и сделать тест на малярию. Уже началась сначала небольшая, потом сильная лихорадка, поднялась температура.
Асфальт закончился сразу, как только пересекла границу с Гвинеей. Не удивилась, что придется ехать по грунтовке. Даже соскучилась, пока ехала по хорошим дорогам Либерии. Таможенник или действительно не знал, или сделал вид, что не знает что такое Карнет де Пассаж. Буквально заставила его поставить подпись и штамп на въезд. Долго тушевался, сравнивал предыдущие записи, но поставил.
Дорога оказалась красивой. Но грунтовой, почти 200 километров. Возможно, потому в Гвинее природа остается еще девственно прекрасной, потому что здесь нет хороших дорог? Населенные пункты — только деревни. К сумеркам понимаю, что гостиницу или гостевой дом здесь не найти. Глаз уже наметан на места стоянок, примечаю огороженную забором территорию со стройными постройками. Это деревенская школа, и там всегда есть сторож. Сворачиваю туда, готовимся к ночлегу.
Сна нет, но ехать по такой дороге в темноте нельзя. Полная луна и звезды освещают все вокруг так, что и света не надо. В голову лезут разные мысли, а звезды все ярче, а луна все выше.
Истерика, случившаяся со мной в дороге, сделала свое дело. После нападения на нас в Гвинее я испытала сильный шок. Результатом шока стала блокировка чувств и эмоций. Это так, будто ты перестаешь жить по-настоящему, будто со стороны наблюдаешь, что там внутри у тебя еще что-то теплится, а переживать это не можешь, не позволяешь себе. Это страшно. Это страшнее, чем когда в тебя летят камни.
Во время истерики я ощутила эмоциональный прорыв. Наверное так проявляется жажда жизни. И здесь, в неизвестном месте, рядом с деревней, названия которой нет на карте, лежа в луже собственного пота, с температурой и периодичной лихорадкой, глядя в окно машины на Млечный путь, я понимаю, что счастлива, что могу вновь переживать, не пряча свои чувства и эмоции в дальние уголки подсознания.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео