Ещё

От рекордов до провалов. Что принёс воронежцам год столетия революции 

Фото: АиФ
Операция «перезагрузка»
По статистике, жители области продолжают беднеть — уже четвёртый год подряд. Хотя не так быстро, как в прошлом году. Постепенно начала «прирастать» розничная торговля, а вот в строительстве кризис продолжается. Неудивительно, что на этом фоне вспыхнул громкий скандал.
В конце января губернатор Алексей Гордеев объявил войну «архитектурному бандитизму» — главу региона возмутило строительство кафе и торгового центра в сквере рядом с вокзалом, которое вела фирма «Альф», связанная с бывшим градоначальником Сергеем Колиухом. Как выяснилось, работы разрешила мэрия.
Итогом разборок стала «перезагрузка» всего строительного блока городской администрации. Ушли в отставку руководитель городского управления строительной политики Виктор Владимиров и вице-мэр по градостроительству Владимир Астанин, а против бывшего главного архитектора Антона Шевелёва возбудили сразу четыре уголовных дела — чиновника подозревают в получении взяток.
В апреле прозвучало ещё одно заявление губернатора — на этот раз по поводу скандальной стройки по адресу Ленинский проспект, 201: вместо планировавшегося спорткомплекса фирма «Новый квартал» получила разрешение на строительство там жилого дома. Местные жители писали письма, выходили на митинги, строили баррикады и даже сходились врукопашную с нанятым застройщиками ЧОПом.
Стройку прекратили лишь после того, как о скандале стало известно на федеральном уровне. Впрочем, усмирять конфликты, возникшие благодаря «разрешительству» чиновников, похоже, придётся ещё долго. Так, жители ул. 25 Января выступают против застройки набережной водохранилища, розданной под кафе и яхт-клубы.
Скандал космических масштабов
Продолжали бурлить страсти в ЖКХ: на протяжении всего года «АиФ-Черноземье» освещал эпопею с подделкой протоколов общедомовых собраний. В марте на всю страну прогремело решение Советского районного суда признать один из таких документов фиктивным: выяснилось, что житель дома № 5 по ул. Шендрикова, который значился в протоколе секретарём собрания, умер за полгода до голосования. За несколько месяцев появились десятки подобных судебных решений. Но, несмотря на то, что подделка протокола уже два года как уголовное преступление, громких дел как не было, так и нет.
В январе очередной удар по репутации получил воронежский мехзавод: «Роскосмос» вернул на предприятие все двигатели второй ступени для ракет «Протон-М». Выяснилось, что при их производстве сотрудники перепутали припой. Гендиректор завода Иван Коптев подал в отставку, а завод подчинили химкинскому НПО «Энергомаш». 1 марта ВМЗ возглавил новый гендиректор Игорь Мочалин, на предприятие вернулся — теперь советником — его бывший руководитель Георгий Костин. Было решено перебрать все двигатели, выпущенные за последние два года. К лету пуски «Протонов» возобновились.
Впрочем, в уходящем году воронежской промышленности есть что записать в актив: в феврале состоялся физический пуск шестого энергоблока Нововоронежской АЭС, строительство которого продолжалось почти девять лет.
Изобилие не в радость?
Для сельского хозяйства год, на первый взгляд, был успешным. Несмотря на то, что из-за холодного лета воронежские аграрии приступили к уборке чуть ли не с двухнедельным опозданием, собраны 5,5 млн т зерна — это настоящий рекорд: такого урожая не было даже в советское время. Средняя урожайность — 40,5 центнера с гектара, тогда как в прошлом — тоже благополучном — году было 34. И даже традиционно отстающие районы на этот раз показали высокие результаты.
Однако рекорд крестьянам не в радость. Сегодняшняя цена на 25-30% ниже прошлогодней. Кроме того, многие жалуются на то, что в поле выросло много фуража: как отмечают эксперты, высокий урожай обычно означает низкое качество. По официальной статистике, больше половины собранного зерна — продовольственное. Впрочем, статистика, как известно, — дама лукавая.
Что же станет с урожаем? По оценке департамента аграрной политики, область способна потребить 3,5 млн т зерна, 750 тыс. т из них размелют в муку, 150 тыс. т пойдут на производство круп, 200 тыс. — на производство пива, 2 млн т — на корм скоту, 165 тыс. т будет выдано работникам хозяйств. На семена нужно 350 тыс. т. Из 2 млн т, предназначенных к продаже за рубеж и в другие регионы, продано уже около 1 млн т. Впрочем, и здесь не обошлось без проблем: не справлялась железная дорога.
Уходящий год в регионе, как и в стране в целом, с помпой представляли как Год экологии. Но воронежской природе от этого было не легче. Так, «АиФ-Черноземье» писал о зелёном массиве в районе СХИ, рядом с НИИ генетики. Уголок природы стремительно деградирует, несмотря на то, что находится под окнами чиновников, отвечающих за состояние воронежских лесов: в здании НИИ помещаются центр защиты леса и управление федеральной службы по надзору в сфере природопользования. Недавно, по сообщениям местных жителей, лес всё-таки начали очищать от бурелома.
А в конце года городские чиновники вновь заговорили о том, чтобы проложить новую трассу через особо охраняемую Нагорную дубраву. То, что воронежцы на общественных слушаниях высказались резко против, на эти планы вряд ли повлияет.
Стоим на месте
Юрий Трещевский, доктор экономических наук:
«Номинально доходы не упали. Но то, что на них можно приобрести, — уже дороже. Курс рубля на достаточно низком уровне, а импорта много, и отечественная продукция стремится сравняться с ним по цене. Реальные доходы можно считать только в расходах. Каких-то сдвигов в качестве жизни я не заметил — мы стоим примерно на уровне 2015 года. Просто тогда было состояние шока — рубль упал, люди резко обеднели, потом положение стабилизировалось, потребление приспособилось к новой ситуации и остаётся примерно таким же. Три года мы стоим на месте.
Впрочем, по регионам ситуация разная. Так, очень резко «просела» Тула. Например, по потреблению мяса — килограммов на 10. Это очень плохо, ведь показатель и так был невысокий. А вот в Липецке как были хорошие тренды, так и остались — растёт потребление по мясу, жилью, транспортным и бытовым услугам, услугам связи. Точные данные по Воронежской области будут известны в январе».
У каждого — свой план
Николай Сапелкин, общественный деятель:
«Минувший год я бы назвал годом пробуждения населения. Бедность растёт, производство сокращается, падает рождаемость, сохраняются тревожные ожидания от мировой политики. Люди, понимая, что ничего хорошего ждать не приходится, на мой взгляд, начали готовить программу спасения в случае чрезвычайной ситуации.
Мои наблюдения показывают, что количество дачных участков и сельских домиков, которые стали приводиться в порядок, резко возросло. Первой мыслью было, что это последствие санкций, которые ограничили выезд за границу, или падения доходов — не каждый уже может позволить себе южный отдых. Но размышления и беседы с людьми помогли сделать вывод: общество пришло к пониманию, что нынешний мировой кризис может перерасти во что угодно. И каждый стал готовить свой личный план спасения. Это и есть главный итог уходящего года».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео