Ещё

Национализм на Балканах не умер 

Фото: ИноСМИ
Реакция на два последних приговора, вынесенных Трибуналом ООН по Югославии, показывает, что правый национализм прекрасно себя чувствует. Даже в Хорватии, которая входит в НАТО и ЕС, один из осужденных за военные преступления превозносится как герой.
Реакция на приговор к пожизненному тюремному заключению для сербского генерала Ратко Младича и шести боснийско-хорватских офицеров, один из которых, Слободан Праляк, отреагировал на него, выпив яд перед камерой во время чтения приговора, свидетельствует о том, что некоторыми из стран по-прежнему руководят экстремистские силы.
Президент Сербии Александр Вучич многими западными дипломатами рассматривается как большая надежда на то, что стабильная Сербия продолжит сближение с ЕС и НАТО. Вучич не захотел ни поддержать Младича, ни критиковать суд. Тем не менее, он повел себя довольно неоднозначно. «Я хочу призвать всех в регионе смотреть в будущее и не тонуть в слезах прошлого. Нам нужно смотреть в будущее, чтобы наша страна стала, наконец, стабильной», — заявил он, по словам Reuters.
Гораздо яснее выразился глава сербской православной церкви, патриарх Ириней, очень влиятельный человек в Сербии. «Приговор Младичу — дело рук дьявола», — заявил он в беседе с информационным агентством Танюг. «В Гааге осужден еще один серб, и мы знали, что Ратко Младича признают виновным». Он считает, что все объясняется тем, что за этим стоят те, кто правит миром (то есть США), а сербы — вечные жертвы.
Милорад Додик, президент Республики Сербской Боснии и Герцеговины, говорит что приговор — оскорбление для сербского народа, и что Младича будут вспоминать как героя, спасших их от геноцида. «Пощечина сербским жертвам. За их страдания никто не осужден», — заявил он на пресс-конференции, по словам Balkan Insight.
Благодарность Младичу
В самой Сребренице, где сейчас преобладают сербы, перебравшиеся сюда после 1995 года, следов особого раскаяния тоже заметно не было. «Младич останется в истории», — говорит нынешний сербский мэр города. Сербы благодарны Младичу, потому что он спас их от преследований и уничтожения, сообщает Reuters. Во многих местах в городе и в соседнем городе Братунац были расклеены плакаты с изображением бывшего генерала и словами «Ты наш герой».
Мэр Калиновика, в котором Младич в детстве ходил в школу, также восхищается человеком, осужденным за геноцид. «Генерал станет легендой, и мы будем продолжать жить так, как жили», — сказала она в беседе с информационным агентством.
Не выжить
Реакция на приговор Младичу — не единственное, что говорит о том, что экстремистские настроения по-прежнему живучи. Недавно президент Додик устроил новую провокацию в местных новостях. В интервью немецкой радиостанции Deutsche Welle он нарисовал карту, на которой Республика Сербская и северо-восток Косово вновь стали частью Сербии. Потом Додик сказал, что карта была «гипотетическим ответом на гипотетический вопрос» о будущем Западных Балкан.
«Боснии ни в какой форме не выжить», — сказал он в интервью. Он хочет провести референдум о независимости Республики Сербской как только у него появится «хоть малейший шанс» сделать это.
В офисе президента Вучича отреагировали на это заявлением. В нем говорится, что Сербия «не хочет» аннексировать Республику Сербскую. И на сегодняшний день это самой сильное выражение неприятия Додика со стороны Сербии.
Член Президиума Боснии и Герцеговины от боснийских мусульман, Бакир Изетбегович, ответил на инициативу Додика, заявив, что он готов к войне ради сохранения единства страны. Додик заявляет, что его часть государства имеет хорошо подготовленную вооруженную полицию. Части сербской элиты и население верны целям войны 1990-х годов: собрать всех сербов в одном государстве.
Дэйтонский договор о мире в Боснии и Герцеговине не предусматривает возможности для какой-то из частей страны присоединиться к соседним республикам посредством референдума. Государство называется Босния и Герцеговина, его границы установлены, столицей является Сараево. Верховный представитель по Боснии и Герцеговине, Валентин Инцко, завил в беседе с Deutsche Wellе, что мировое сообщество не допустит изменения границ страны. Проблема Инцко заключается в том, что у него нет ни единого солдата, который мог бы этому помешать, если кто-то на изменение границ решится.
Хорватия — член НАТО?
Яда, который хорватский генерал Слободан Праляк выпил в зале суда, достаточно, чтобы отвлечь внимание от тех преступлений, за которых осудили его и пятерых его коллег. Одного приговорили к 25 годам тюрьмы, троих — к 20 годам, одного — к 16, еще одного — к десяти. Всех их, правда, в разной степени, признали виновными в преступлениях против человечества, в частности, убийствах, преследованиях, изгнании людей из их родных мест и жестоком обращении с людьми. Четверых из них (кроме Праляка) осудили также за изнасилования и другие преступления на сексуальной почве, а также за масштабные грабежи.
Тем не менее, наибольший протест вызвало то, что суд решил, что шестеро виновных участвовали в так называемом общем криминальном проекте вместе с тогдашним руководством Хорватии, президентом Франьо Туджманом и его ближайшими соратниками. Эта часть приговора усматривает преступление в попытке создать собственную хорватскую территорию в Боснии и Герцеговине под именем Герцег-Босна и вырвать ее из состава Боснии иГерцеговины. Это решение — тяжелый удар и по нынешнему политическому руководству в Загребе.
И президент, и премьер-министр, и министр внутренних дел Хорватии выступили против решения суда, созданного Советом Безопасности ООН в 1993 году. Будучи членом ООН, Хорватия обязана этот суд поддерживать. Поскольку Хорватия — член НАТО, вполне можно представить себе ситуацию, когда стране придется направить солдат для стабилизации положения в соседней стране.
Бывший президент Боснии и Герцеговины, Стипе Месич, даже пообещал сделать это, если Республика Сербская объявит о своей независимости.
Своими заявлениями президент и премьер-министр посеяли сомнение в военной и политической лояльности страны по отношению к международным организациям, членом которых она является. Союзники Хорватии не заявили об этом во весь голос, но совершенно очевидно, что это станет темой бесед в Брюсселе и различных столицах стран-членов НАТО, возможно, и в Осло.
Президент Колинда Грабар Китарович дала положительно отозвалась о Праляке в связи с презентацией книги о нем за несколько дней до вынесения приговора. Его вклад в защиту Хорватии и Боснии имел «большое значение», заявила она и выразила надежду на то, что его выпустят. А ведь она знала, что Праляк был признан виновным и приговорен к 20 годам тюрьмы судом первой инстанции в мае 2013 года. Премьер-министр Хорватии Андрей Пленкович сказал, что то, что генерал Праляк принял яд, стало реакцией на «глубокую моральную несправедливость» в отношении шести приговоренных офицеров.
Закрыть глаза?
Войны и переговоры о заключении мирных договоров в бывшей Югославии объединяла одна общая черта: мир и Европа не хотели вмешиваться. Прошло более трех лет, прежде чем вмешательство состоялось. Национальным экстремистам пришлось сесть за стол переговоров (за исключением тех, кто уже был осужден в Гааге), и на момент подписания документов о мире они сохраняли власть.
Когда миротворческие силы под руководством НАТО IFOR (позднее SFOR) были введены в страну, поначалу они получили мандат лишь на шесть месяцев. Потом мандат каждый год продлевался, но этого было явно недостаточно. Прошло много времени, прежде чем силы смогли сделать что-то существенное. И Караджича, и Младича долго не могли арестовать, хотя ордер на арест обоих был выдан.
Способность извлекать уроки из того, что произошло, тоже не так велика, какой должна бы быть. И международная беспомощность здесь проявляется в полной мере. У ЕС и НАТО нет ни одного солдата в Боснии, налицо только совершенно символическое присутствие. Ослабленный ЕС едва ли вмешается вовремя, если нависнет угроза новой войны, а о США с Дональдом Трампом в качестве президента и говорить нечего. Но если есть что-то, что Европе совершенно не нужно, так это новая война на Балканах.
Россия, Китай и США  Поэтому есть все основания присмотреться к тому, что предпринимают в Юго-Восточной Европе Россия и Китай. У России в Сербии много друзей, которые предпочитают иметь в друзьях не ЕС, а сверхдержаву на востоке. Китай укрепляет свое влияние, выделяя восточоевропейцам, по большей части бедным, крупные суммы,. 28 мая Сербия начала строить новый отрезок железной дороги Белград-Будапешт, который станет частью нового китайского «шелкового пути» в Европу. Цена ее около 30 миллиардов крон.
Одновременно с этим американский аналитический центр Atlantic Council предложил установить постоянное американское военное присутствие в Юго-Восточной Европе для стабилизации ситуации. Посольство США в Сербии было вынуждено заявить, что аналитический центр для американской внешней политики не указ.
Заслуженное наказание
«Это чистая ложь! Вы все лжецы!» — прокричал Ратко Младич судьям, когда его выводили из зала суда как раз перед тем, как судьи должны были перейти к чтению заключения. Младич понимал, что его признают виновным по десяти из одиннадцати пунктам обвинения, включая геноцид, и что он получит очень серьезный приговор: пожизненное тюремное заключение, которое действительно станет пожизненным.
Но лжецом был сам Младич. Потому что в начале войны в 1992 году он констатировал, что стратегический план войны Радована Караджича на самом деле означал самоубийство. Караджич представил свой план 12 мая 1992 года на заседании боснийско-сербских депутатов. Младич взошел на трибуну и прокомментировал план следующим образом:
«Мы не можем заниматься чистками (…) Я не знаю, как Караджич и Краишник станут объяснять это миру. Это будет геноцид», — заявил генерал.
Он знал, что на что шел. Приговор в 2500 страниц в деталях объясняет, как. И 31 декабря суд закрывает двери навсегда.
Комментарий был впервые опубликован в Agendamagasin.no
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео