Ещё

Семь аргументов против празднования столетия Октября 

Фото: Деловая газета "Взгляд"

Должно ли государство объявить 7 ноября 2017 года праздником на официальном уровне, учитывая ясно «просоветский» настрой значительного числа граждан России? Государство, тем не менее, этого не сделало. Могу назвать семь причин, по которым я считаю такое решение абсолютно верным. Представьте, что 100–летие события, именуемого коммунистами «Великой Октябрьской социалистической революцией», было бы объявлено в России государственным праздником. Что бы мы увидели в день 7 ноября? Помпезные приемы в Кремле вперемешку с концертами продуктов «фабрики звезд» на Красной площади и Поклонной горе, где эти продукты, смешно подпрыгивая, декламировали бы в микрофоны: «И Ленин такой молодой, и юный Октябрь впереди». В ночных клубах прошли бы вечеринки ужасов на тему «Красный Хеллоуин» или «Ленин всегда живой», на которые бы наиболее креативные посетители обязательно явились бы в образах Ленина, Троцкого и даже призраков коммунизма. А в телешоу «Голос» обладатели профессионально поставленных голосов старательно выводили бы «Широка страна моя родная» под восторженный визг фанатов в зале и мобильных приложениях, не задумывающихся о том, что страны такой больше нет… А каким еще может быть этот праздник сегодня? Страна под названием «Союз Советских Социалистических Республик», где годовщина Октябрьской революции была, пожалуй, главным государственным праздником, давно исчезла, как исчезли и социалистическая система вместе с идеологией коммунизма, цементировавшие когда-то эту страну. Тоску по СССР вместе с его низкими ценами, высокой социальной защищенностью, отсутствием терроризма, безработицы и инфляции и уверенностью в завтрашнем дне, сегодня испытывают многие. По данным опроса ВЦИОМ, проведенного в 2016 году, 64% опрошенных россиян проголосовали бы за сохранение СССР, если бы на день опроса СССР существовал, а вопрос о его сохранении был бы вынесен на референдум, как в 1991 году. А по данным опросов, проведенных «Левада–центром», руководство которого никогда не было замечено в симпатиях к коммунизму, 68% опрошенных хотели бы восстановления СССР (несмотря на то, что 44% из них уверены, что такое неосуществимо на практике). Поэтому вполне правомерна постановка вопроса — должно ли государство объявить 7 ноября 2017 года праздником на официальном уровне, учитывая ясно «просоветский» настрой значительного числа граждан России? Государство, тем не менее, этого не сделало. Я считаю, что это правильно. Могу назвать семь причин, по которым я считаю такое решение абсолютно верным. Первая причина. У государства до сих пор нет официальной оценки советского периода в нашей истории. Жаль, потому что такую оценку сегодня дать несложно. Подобно тому, как в 80–е годы прошлого века поступил автор современной китайской экономической модели Дэн Сяопин, заявивший, что из всех решений, принятых Мао Цзэдуном, 70% были правильными и только 30% ошибочными (интересно, что в 60–е годы прошлого века сам Мао Цзэдун точно так же оценил деятельность И. В. Сталина). Почему же наше государство за 25 лет существования без СССР так и не смогло озадачить аналогичным заданием, допустим, ведущие исторические институты Российской Академии наук или, например, исторические факультеты ведущих университетов страны? Неужели так трудно подсчитать процентное соотношение полезных для страны и «вредных» решений, принятых партией и государством в течение советского периода? А без такой оценки празднование 100–летия Октября в очередной раз грозит обернуться расколом в обществе — ведь коммунисты будут против упоминания на этом празднике о любых ошибках советской власти, а люди некоммунистических взглядов не поймут, если праздник превратится в очередное восхищение прошлым без анализа ошибок советского периода, которые, в конечном счете, и привели к развалу коммунистической системы и СССР. Вторая причина. Мы, кажется, забыли, для чего изначально осуществлялась Октябрьская революция. А ведь истинной долгосрочной целью событий 25 октября (7 ноября) 1917 года являлся запуск процесса мировой социалистической революции! Напомню, что 26 октября (по новому стилю — 8 ноября) 1917 года Ленин в знаменитой речи в Петербургском Совете рабочих и солдатских депутатов, где прозвучала крылатая фраза «Революция, о которой так долго говорили большевики, свершилась», также высказал немало любопытных тезисов о том, что Октябрьская революция — всего лишь одно из звеньев процесса мировой революции. В частности, Ленин провозгласил: «У нас имеется та сила массовой организации, которая победит все и доведет пролетариат до мировой революции… Да здравствует всемирная социалистическая революция!». Более того, вождь в своем выступлении упомянул о том, что Октябрьскую революцию в мировую поможет превратить «то всемирное рабочее движение, которое уже сейчас развивается в Италии, Англии и Германии». Через некоторое время большевикам стало ясно, что советской России придется строить социализм в отдельно взятой стране, хотя Октябрь 1917 года вызвал к жизни революции в Германии, Венгрии, способствовал краху Османской империи и образованию современного светского буржуазного государства Турция (где так и не построили социализм). Тем не менее, Советский Союз никогда не забывал о цели, которой была победа социализма и коммунизма во всем мире. СССР финансировал и поддерживал международные рабочие и коммунистические движения. Поэтому праздник 7 ноября, пока существовал СССР, не был только локальным, это также был праздник, как тогда у нас говорили, всего прогрессивного человечества. А сейчас, поскольку мы от коммунистической идеологии отказались, никаких коммунистических движений не поддерживаем, 100–летняя годовщина Великого Октября окажется совсем не великим событием, а местечковым. Я не считаю, что прекращение существования коммунистического СССР и прекращение финансирования коммунистических движений — это однозначно хорошо или однозначно плохо. Но сейчас роль СССР, похоже, успешно взяли на себя США, финансирующие «цветные революции» по всему миру. Американский философ и политолог Джон Шарп объявляет себя чуть ли не идейным наследником Ленина в концепции мирной «ненасильственной» революции, тыкая нас носом в факт из нашей же истории, что Октябрьская революция в начальной стадии развития, которая в советских учебниках истории называлась периодом «триумфального шествия советской власти», была на тот момент самой мирной и бескровной в мире. Так что, получается, что даже США на сегодняшний день имеют больше морального права официально отмечать 100–летие Великого Октября, чем мы. Мы же никого не финансируем, не имеем никакой идеологии, никого не трогаем, «пьем чай и починяем примус». Тем временем США объявляют нас «агрессором», вводят санкции, обвиняют во вмешательстве в выборы своего президента, но сами весьма агрессивно через посольства и некоммерческие организации закрепляются на всем постсоветском пространстве и подготавливают почву для «цветных революций», пока в идеологическом плане России нечего предложить ее соседям. Третья причина. Такой праздник вызвал бы недоумение у ближайших соседей. Поскольку ни официальной оценки нашего советского прошлого государством не выработано, и какая-либо официальная идеология у государства отсутствует, празднование 100–летия Октября стало бы непонятным и двусмысленным сигналом для наших партнеров по Евразийскому экономическому союзу, за исключением только Белоруссии и Киргизии, где день 7 ноября до сих пор является национальным праздником и даже нерабочим днем.

Каждая постсоветская страна трактует значение этого праздника по-своему, как ей выгодно.

Нам же праздновать годовщину Октябрьской революции без упоминания об СССР просто нереально. Но что мы на сегодняшний день можем сказать об СССР? Что это был замечательный проект, от которого зря отказались и неплохо бы восстановить — не хотите ли, соседи, назад в СССР? Но тогда у партнеров по ЕАЭС будет полное право заявить, что с ними такой вопрос не обсуждался, что они уже 25 лет как независимые государства, и никто не имеет права им диктовать, как им жить в дальнейшем. Одни бывшие советские республики хотят, кроме России, сегодня теснее сблизиться с Западом (т.е. с Евросоюзом), а другие — с Востоком, преимущественно с тюркским миром. Так, даже дружественный и всегда симпатизирующий России Казахстан недавно объявил о переводе к 2025 году казахского языка с кириллицы на латинский алфавит. Это ответ на вопрос о том, хотят ли в Казахстане (по крайней мере, власти) более тесной интеграции с Россией или там хотят, при сохранении добрых экономических отношений с Россией, большего культурного и, вероятно, политического сближения с Турцией, да и хорошие отношения с США в Казахстане пока не сняты с повестки дня. Белорусский «батька» Александр Лукашенко понимает «союзное государство» с Россией очень по-своему — преимущественно в контексте дешевого газа. Когда Белоруссии нужен газ, ее лидер апеллирует к России (а празднование 7 ноября — лишний повод напомнить большому евразийскому соседу, что вроде бы Беларусь не против союзного государства), но когда Белоруссии нужны кредиты — Лукашенко смотрит на Запад, в сторону Евросоюза и МВФ и о советском прошлом своей страны старается лишний раз не вспоминать. Пока Россия сама не определилась с отношением к советскому прошлому и не выработала идеологию, позволяющую нам жить не только сегодняшним днем, а смотреть в будущее, наши партнеры по евразийскому пространству будут предпочитать «жить» с Россией в очень свободных отношениях, посматривая, в том числе, когда им выгодно, в сторону недружественных нам стран. Четвертая причина. Праздник будет испорчен вопросами о нашей национальной идентичности. Самая слабая сторона СССР, которая, возможно, стала одной из главных причин его краха, это появившаяся в 70–е годы прошлого века вредная концепция «советского народа как новой исторической общности людей» — не новой национальности, а безликой исторической общности, называемой «советский человек». Попытки советской власти заставить целые народы забыть о своей национальной идентичности привели к разным результатам, которые впоследствии стали одинаково пагубными. В национальных республиках, ныне независимых государствах, еще в рамках СССР стал распространяться ползучий национализм, который, по мере развития центробежных процессов в самом СССР, стал радикализироваться и привел к ряду кровавых межнациональных конфликтов и в разваливающемся Советском Союзе, и уже на постсоветском пространстве. А вот русские к моменту распада СССР почти утратили свою национальную идентичность, ощущая себя, увы, только этносом, но не нацией, имеющей свою национальную гордость и интересы. Отсюда и грубейшие геополитические ошибки независимой России в начале 90–х годов. Тяжело вспоминать, как Россия в тот период бросила на произвол судьбы миллионы русских, проживающих на пост–советском пространстве, закрывала глаза на фактическую аннексию российского Крыма Украиной после развала СССР, утерлась после плевка в лицо украинского президента Кучмы, выпустившего подлую антироссийскую и русофобскую книжку «Украина — не Россия», назначила на должность министра иностранных дел проходимца и непрофессионала, который с пеной у рта объяснял бывшему президенту США, что у России нет и не может быть не только национальных, но даже «специфических» государственных интересов! А ведь

истоки этих ошибок, за которые нам потом пришлось дорого заплатить, находятся именно в советской концепции «новой исторической общности людей».

Так что праздник годовщины «Великого Октября», скорее всего, оказался бы испорченным неудобными воспоминаниями и вопросами, пусть даже риторическими. Пятая причина. Наши западные «партнеры» этого праздника, скорее всего, не заметят. Есть мнение, что если мы отпразднуем на официальном уровне 100–летие Октября, то весь мир содрогнется, и наши западные «партнеры» начнут уважать и бояться Россию так же, как когда–то со страхом уважали СССР. Да, когда лет 40 назад на телеканалы буржуазных стран периодически пробивались кадры с военного парада и «демонстрации трудящихся», проходивших в СССР каждое 7 ноября, мир действительно содрогался. И не только потому, что СССР был великой державой, которая заставляла трепетать даже воинственную Америку, а Россия, к сожалению, при ее численности населения, размере и темпах роста ВВП сегодня может претендовать только на статус великой региональной державы. Дело еще и в том, что СССР был закрытым обществом, изолированным от мировой экономики, которому никакие санкции были не страшны. Закрытых обществ всегда боятся — даже к маленькой Северной Корее мир относится настороженно, пытаясь понять, чего можно ждать от непредсказуемого Ким Чен Ына, потому что это не просто коммунистическое, а закрытое общество. А наша страна сейчас слишком открыта, чтобы заставить кого-то дрожать каждый раз, когда мы всего лишь отмечаем государственный праздник. Вот если бы мы по случаю праздника долбанули бы по кому-нибудь «Калибром», то весь мир действительно бы содрогнулся. Только это будет другая история. Шестая причина. Выгоды от этого праздника для России неочевидны. Когда мы проводим у себя такие события мирового значения, как зимние Олимпийские игры или чемпионат мира по футболу, бесспорно, мы, как страна–хозяйка, получаем для себя значимые имиджевые и экономические выгоды, позволяющие окупить большие затраты на строительство спортивных объектов.

А какие преимущества даст нам празднование 7 ноября — неочевидно.

Туристы из КНР к нам и так едут, и в любом случае их количество в ноябре вырастет, так как будет немало желающих, кроме знакомства с историческими и культурными достопримечательностями России, посетить еще и ленинские места, и места, связанные с Октябрьской революции. Для увеличения турпотока, например, из того же Китая, нужно всего лишь максимально упростить визовый режим для китайских туристов и не по случаю какого-либо конкретного события, а постоянно. Иначе празднование 100-летия Октября только ради увеличения въездного турпотока будет похож на советский «месячник борьбы за чистые руки», после окончания которого 11 месяцев в году можно будет спокойно ходить с грязными руками. Седьмая причина. А надо ли вообще отмечать годовщину революции? Во многих странах годовщина революции является национальным праздником. В частности, Франция празднует годовщину взятия Бастилии. Ведь главным последствием Великой Французской революции стало рождение современного буржуазного и демократического государства, которым сегодня Франция и является, несмотря на то, что после Великой Французской революции она пережила еще немало революций и социальных потрясений. Во многих других странах празднуется день независимости, и здесь революция является синонимом национально–освободительной борьбы и, в конечном счете, рождения нации и нового независимого государства. У нас же возвращение к празднованию Октября будет всегда ассоциироваться с социальными потрясениями, которые, в конечном счете, привели к кровавой гражданской войне, а через некоторое время — к рождению империи, основанной на нерыночной командно–административной экономике и весьма формальных механизмах демократии, которая через 74 года рухнула в результате как внешних, так и внутренних причин и проблем. При этом идеологией этой советской империи стала, по сути, экстремистская идея классовой борьбы, которая и привела к «большому террору» 30–х — начала 50–х годов прошлого века. Нужен ли нам праздник, ассоциирующийся не с рождением нации и современного буржуазного государства, в котором мы сегодня живем, а вызывающий куда более мрачные ассоциации? Полагаю, что сейчас такой праздник на официальном уровне не нужен. Годовщина революции, которую в СССР называли «Великой Октябрьской социалистической революции» — праздник не нашего государства, а другого, ныне не существующего. Когда-то он был великим праздником, несмотря на всю свою противоречивость, о которой в советские времена было принято умалчивать. Но это не отменяло его величия в советские времена. Сегодня праздновать на официальном уровне 100–летие Октября мы пока не заслужили. Однако, если наше сегодняшнее государство со временем выработает официальное отношение к советскому прошлому, даст ему объективную оценку, то к идее возвращения праздника 7 ноября на уровне государства, наверное, можно будет вернуться. Этот праздник всегда будет восприниматься неоднозначно. Но государство тогда сможет его праздновать, не замалчивая трагических страниц нашего прошлого, не стесняясь открыто отвечать на неудобные вопросы. А соседям по ЕАЭС и СНГ можно будет без колебаний разъяснить — мы дали оценку своему прошлому, пусть оно останется историей, а мы вместе с вами будем двигаться вперед, развивая интеграцию на основе рыночной экономики и нормального взаимовыгодного партнерства. В этом же году 7 ноября станет просто важной памятной датой, но те люди, для которых советское прошлое — не пустой звук, обязательно будут его отмечать дома в семье или с друзьями, с чем я их хочу искренне поздравить. Наталья Мильчакова, аналитик, блогер

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео