Ещё

Шарапов: искусство Азербайджана — это ветер, сладость граната и солнце 

Шарапов: искусство Азербайджана — это ветер, сладость граната и солнце
Фото: Sputnik Азербайджан
Александра Зуева, Sputnik Азербайджан
В этом году Азербайджан и Беларусь отмечают 25-летие дипломатических отношений. О дружбе двух стран, прекрасном Баку и многом другой Sputnik Азербайджан побеседовал с белорусским радиоведущим Вячеславом Шараповым.
— Отношения между Азербайджаном и Беларусью с советских времен и по сей день находятся на очень хорошем уровне, обе стороны много сделали для развития этих связей. Но есть ли сегодня что-то, чего, по-вашему, этим отношениям все еще не достает?
— Отношения двух наших стран видятся мне позитивными, с проявлениями взаимной симпатии и поддержки. Но им, как и отношениям с другими странами постсоветского пространства, не хватает общей стратегической цели и глобального футуристического проекта, который бы создал новую, мощную перспективу для наших народов, послужил бы активному развитию и росту благосостояния населения, воодушевил массы и прирастал бы каждый день новыми достижениями.
Понимаю, что сегодня это звучит утопически, но в условиях современных вызовов нам без общего, глобального проекта не обойтись. Думаю, что постепенный отказ от доллара, выход из увядающей олигархической, капиталистической системы, создание нового, общего евразийского рынка был бы тем самым, инновационным проектом.
— Были ли вы сами в Баку?
— Я бывал в Баку и запомнил его теплым, гостеприимным и щедрым. Удивительно красивым. Неповторимо колоритные люди, Набережная с экзотическими растениями, старые улочки Баку, новая архитектура. Очень хотелось бы побывать снова.
— Что бы вы сказали об азербайджанском искусстве?
— Азербайджанское искусство тоже очень колоритно, имеет свои краски и оттенки, говорить об этом можно очень долго, когда-то его ярко характеризовал ваш известный земляк . Думаю, у меня не получится сказать лучше, чем у него. Тем не менее попробую: искусство Азербайджана — это свежий каспийский ветер, сладость спелого граната и яркое Солнце. Таким я его чувствую.
— Как вы пришли на радио Sputnik Беларусь? Страшно было в первый раз сесть за микрофон? Некоторые радиоведущие утверждают, что эмоции на лице слушателя всегда слышны. Так ли это и улыбаетесь ли вы, выходя в эфир?
— Приход на радио Sputnik был естественным продолжением моей жизни в эфире, и совсем не важно, что поменялась диспозиция и я очутился «по другую сторону микрофона», став вместо интервьюируемого интервьюером. Наоборот, прошлый опыт помогает.
Отсюда полное отсутствие волнения и ощущение «в своей тарелке». Потому, будучи естественным, я могу у микрофона и улыбаться, и хмуриться, и быть совершенно разным. Не знаю, чувствует ли это слушатель, но мне комфортно.
— Что главное в дикторе — харизма, голос, юмор, находчивость?
— Для радиоведущего главное — быть осведомленным, быть уверенным в себе и обладать чувством юмора. Все три качества являются предметом постоянного самосовершенствования.
— Какие встречи со знаменитостями вам больше всего запомнились?
— Для меня главным является не понятие «знаменитость», а понятие «интересный человек». Порой это не связанные вещи.
Очень запомнился (из свежего) разговор с российским журналистом . Он необыкновенно цельный, грамотный и одаренный. Большой интеллектуал. А вообще много было интересных гостей.
— Были ли в студии люди, с кем разговор откровенно не клеился?
— Мастерство радиоведущего состоит в том, чтобы «склеить» разговор с любым собеседником, нужно быть психологом, уметь раскрепостить человека, подвигнуть его к искренности, здесь важна неподдельная заинтересованность и в хорошем смысле слова кураж.
— Случались ли в студии радио Sputnik Беларусь гости-азербайджанцы? Если да, то кто интересен азербайджанскому слушателю?
— В нашей студии бывали азербайджанцы, и один из них — Полад Бюльбюль оглы! Думаю, не имеет смысла перечислять все звания и регалии этого человека. Я его помню с раннего детства, с телевизионных программ, таких как «Голубой огонек». Даже не думал, что когда-нибудь мне посчастливится с ним познакомиться, тем более по-дружески общаться с этим замечательным человеком.
— К чему нужно быть готовым, ведя прямой эфир?
— В условиях прямого эфира нужно быть готовым ко всему. Вплоть до падения метеорита.
— Радио со времен СССР изменилось? Какое оно теперь? Есть ли спрос на современное радио? По-вашему, интернет-радио уже окончательно вытеснило радио в его привычном понимании?
— Прелесть современного радио в возможности слушателя самому выбирать время, контент, стиль и язык вещания. Но в «радиоточке» тоже был свой шарм. Она объединяла миллионы, были общие песни и общие любимцы. И был «худсовет», который не пускал в эфир пошлость. Теперь главное — не пустить радио внутрь себя, в виде какого-нибудь чипа. Иначе можно закончить безумием.
— Публичность вам помогает или мешает?
— Публичность мне абсолютно не мешает, потому что я о ней никогда не думаю.
— Сегодня, оглядываясь назад, вы можете сказать, что довольны тем, чем занимаетесь, или все-таки хотели бы видеть себя кем-то другим?
— Вообще-то я стараюсь не оглядываться назад, а смотреть вперед. Думаю, если получится ощутить некое количество избыточной энергии, можно попробовать преобразовать это в локальное музыкальное творчество. Но на «большую сцену» мне не хочется, так как чувствую себя абсолютно реализованным.
Видео дня. Сбежавший сервал разорил запасы гречки соседей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео