Ещё

«Скорее нелояльный» 

«Скорее нелояльный»
Фото: Коммерсант
Умер судья Конституционного суда в отставке Владимир Стрекозов
В Москве 26 октября умер бывший заместитель председателя Конституционного суда (КС) судья в отставке Владимир Стрекозов — представитель «ельцинского призыва», избранный в КС после политического кризиса 1993 года и проработавший в нем 17 лет при трех президентах страны. Судья Стрекозов считал, что у человека должно быть больше свободы, чем у власти: если гражданам можно «все, что не запрещено», то государственным органам — «только то, что разрешено», повторял он и в 90-е, и в 2000-е годы.
Владимир Стрекозов был единственным военным юристом в КС — до судейской мантии он носил погоны генерал-майора юстиции. В 1994 году, когда деятельность КС была приостановлена и новым законом о КС оппозиционное президенту крыло было уравновешено расширением судейского состава с 13 до 19 человек, президент предложил на одну из вакансий кандидатуру замначальника Военной академии экономики, финансов и права Владимира Стрекозова. В изменившейся расстановке сил КС его, однако, причисляли к «скорее нелояльным» президенту судьям, в отличие от «нелояльного» меньшинства и сформированного за счет новых назначений «скорее лояльного» большинства.
В 1996 году судьи, в то время еще избиравшие своего лидера тайным голосованием, называли Владимира Стрекозова одним из трех потенциальных кандидатов в председатели КС как «талантливого организатора», отмечая в числе достоинств и его коммуникабельность (это ценили и журналисты). Это не мешало судье публично выступить против слушания громкого дела по жалобам на закон «О гостайне» в отсутствие представителей и заявить особое мнение об отсутствии оснований для прекращения дела по запросу Госдумы о конституционности языкового ценза на выборах президента Башкирии и «подмене предмета спора». В отличие от КС, формально запретившего требовать от кандидатов знания башкирского языка из-за неурегулированности в регионе его статуса как государственного, Владимир Стрекозов настаивал, что введение ценза противоречит Конституции РФ, поскольку «лишает большинство избирателей республики права быть избранным в президенты, а граждан — избрать кандидата, кого они считают достойным».
Судья Стрекозов считал, что «главной целью любых преобразований должен быть человек, его права и свободы, интересы и потребности», и лишь «вторая важнейшая цель — укрепление государства».
Принципиальным считал он противоположный подход к ограничениям: гражданам, по его мнению, разрешено «все, что не запрещено», но госорганам «можно только то, что разрешено». А поскольку «в Конституции нет субъекта, который был бы наделен полномочием переносить столицу или отдельные ее функции в тот или иной город», принимать решение о переносе КС и Верховного суда в Санкт-Петербург нельзя, резко критиковал он идею переезда в интервью «Ъ».
Прибавление «расстояния от  до высших судов» не укрепит независимость КС, «если смотреть реально, расстояния здесь не помеха», говорил он. «Лично я поехал бы, но только из-за своего природного романтизма. Я рассматривал бы это как развлечение — из Москвы в Петербург каждое воскресенье, из Петербурга в Москву каждую пятницу за госсчет», иронизировал судья, связывая переезд с освоением «финансовых потоков». В итоге в 2008 году накануне переезда КС в Санкт-Петербург Владимира Стрекозова, который с 2002 провел два срока на посту заместителя председателя КС, на третий срок уже не избрали, а вскоре судьи КС вообще лишились права выбирать себе руководство, которое стал назначать .
Проработав два года в Санкт-Петербурге, судья Стрекозов говорил, что переезд КС не принес пользы правосудию. «Несмотря на всю роскошь и прекрасные условия для судей, уровень представительства центральных органов власти снизился до уровня чиновников северо-западных управлений, явка в суд жалобщиков уменьшилась, и это плохо», — отмечал он. В 2010 году ушедшего в отставку по возрасту судью Стрекозова сменил по предложению президента профессор СПбГУ . Это было последнее на данный момент пополнение КС. Сейчас в высшем суде пустуют три вакансии, и заполнять их после поправок к закону о КС 2014 года власти не обязаны, пока КС фактически не сократится до 13 судей, как в первом призыве 1991 года. О том, что по Конституции судей должно быть 19, а госорганам «можно только то, что разрешено», судья Владимир Стрекозов уже не напомнит.
, Санкт-Петербург
Роман на работе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео