Ещё

Сносить нельзя оставить. Кто и зачем хочет сохранить дом Янки Дягилево? 

Сносить нельзя оставить. Кто и зачем хочет сохранить дом Янки Дягилево?
Фото: АиФ-Новосибирск
Начался интернет-марафон сбора подписей за сохранение в качестве объекта культурного наследия новосибирского деревянного дома, в котором жила  — культовая фигура сибирского андеграунда 80-х — начала 90-х. «Мы хотим составить официальные бумаги и вступить в отношения с муниципалитетом Новосибирска, чтобы от разговоров о сохранении дома перейти к делу», — рассказал корреспонденту «АиФ–Новосибирск» один из инициаторов кампании Андрей Поздняков.
Не бывает дыма без огня?
Известно, что при жизни Янка Дягилева не любила давать интервью. И вообще не стремилась к публичным ролям, кроме как на сцене. В Интернете цитируют её короткий диалог с одним из журналистов: — Просто поговорить — пожалуйста. Но в газете не должно быть ни строчки!
— Но почему? Может быть, это не нужно вам, но это нужно другим?
— Те, кому это нужно, и так разберутся, кто я и зачем.
И эти слова, по сути, стали пророческими. Янка не баловала слух общественности откровениями о своей жизни, но и после гибели в 1991 году не уходит в небытие с немногочисленными свидетелями эры зарождения отечественного рока. О ней помнят. Поэтому на доме по адресу: Ядринцевская, 61, где она жила, появилась мемориальная доска. Это достопримечательность Новосибирска. И в октябре 2017 года посмотреть на неё пришли местный краевед-любитель Андрей Поздняков и писатель с Дальнего Востока . Дом Янки был одним из пунктов импровизированной экскурсии, которую гостю устроил Андрей. Это в принципе его хлеб — персональные экскурсии. Некий сибирский друг на день, который может сводить туда, куда официальный гид и носа не сунет.
Тут у писателя случился культурный шок, так как он узнал, что дом, где жила поэтесса и музыкант, имевшая отношение к таким культовым рок-группам, как «Гражданская оборона», «Калинов мост», «Великий октябрь» и «Коммунизм», может быть снесён.
«Василия поразило ветхое состояние дома, а потом и то, что он в плане на снос. Я просто сказал, что такие идеи были, — уточнил Андрей. — Он начал акцию за сохранение дома, придание ему статуса объекта культурного наследия. Я выступаю соавтором идеи. Конечно, здесь нет никакого инфоповода. Дом никто не сносит. Мы просто работаем на опережение: собирая подписи, вступая в официальные отношения с властью, мы хотим понять, в каком плане на снос стоит дом, чтобы не допустить этого в принципе».
Ровесник революции
От выхода из самой центральной станции метро Новосибирска «Площадь Ленина» до дома Янки Дягилевой метров 400. Он — угловой, на перекрёстке. И если быть совсем точным, то легенда рока жила не на улице Ядринцевской, а на улице Семьи Шамшиных. Именно туда, на городскую инфекционную больницу, смотрят ворота её части дома. Он, как сейчас модно говорить, дуплекс. Вот из этих ворот и вышла женщина с ведром, чтобы вылить на дорогу воду. Прямо как в деревне, хотя центр мегаполиса. Её зовут Татьяна. И живёт она здесь с 1992 года. Семья купила дом у Станислава Дягилева, отца Яны, вскоре после смерти дочери. И с тех пор Татьяна о смене жилья не мечтала. Мол, от добра добра не ищут: живём в центре, да ещё и на своей земле.
«Даже как-то странно слышать, что дом без нашего ведома будут сносить, — изумляется Татьяна. — Шум идёт, но нас никто ни разу не спросил, что мы-то думаем?! А это, ведь, собственность. Кто её может забрать без согласия хозяев. Должен быть контракт, цена. А мы её примем или нет, вот и всё».
По словам женщины, разговоры о сносе — сотрясания воздуха. Конкретных планов властей жителям никто не озвучивал. Другое дело — частная инициатива. У людей в округе выкупали дома и землю застройщики. И к дому Янки Дягилевой подбирались. Было это примерно 10 лет назад. Правда, по словам Татьяны, те переговоры ей ничем особым не запомнились. А потом покупатель исчез. История повторилась пять лет назад. Предложение делали соседи-коммерсанты, которые прямо за забором участка, параллельно с улицей Семьи Шамшиных, построили новое двухэтажное офисное здание. Но и эти покупатели не были настойчивыми. Так что на дом Янки Дягилевой сейчас в прямом смысле слова никто не посягает.
«Может, он с виду и неказистый, но простоит ещё сто лет, — цедит Татьяна. — Построен в 1917 году — ровесник революции. Есть предположение, что его строил купец. Поставлен дом на совесть».
Новосибирск — город молодой. В следующем году ему исполнится 125 лет. Но он полуторамиллионный мегаполис — транспортный и торговый центр Сибири. И активно застраивается. А дом Янки Дягилевой как раз в той части, где в начале XX века сомкнулись две осевые линии развития Новосибирска: по Красному проспекту, главной улице, и по речке Каменке, притоку Оби. Ещё 10 лет назад кругом было много частных домов и бараков. Сейчас лишь остатки на фоне элитных высоток и торгово-офисных центров. Дом Янки Дягилевой — в остатке. Есть ли в клочке земли под ним у кого-то коммерческий интерес? Вопрос открытый.
Мэрия не молчит
«В доме № 61 по улице Ядринцевская отсутствуют жилые помещения, находящиеся в муниципальной собственности. Все жилые помещения дома находятся в частной собственности. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом (ст. 209 Гражданского кодекса РФ)», — таким лаконичным был ответ мэрии Новосибирска на запрос «АиФ-Новосибирск» по судьбе дома Янки Дгилевой. Но в тоже время муниципалитет подтвердил, что строение находится в городской зоне делового, коммерческого и общественного назначения. Иными словами, жилье там нежелательно, но все-таки решение за собственником. Как в кино: «Я не сказала — да, милорд!, вы, не сказали — нет!»
Впрочем, можно сделать объект общественным, то есть — музеем. Это не противоречит архитектурному виденью мэрии. Но кто этим займется? Ответ муниципалитета таков: «На обращение о создании музея Янки Дягилевой в данном доме департамент культуры, спорта и молодежной политики мэрии города Новосибирска сообщает, что данный вопрос департаментом не рассматривался».
Музей?
И что в остатке? Мэрия, которая к теме отношения не имеет, но хочет видеть в этом районе коммерческую и общественную застройку, которой наличие музея не противоречит. Хозяева дома, которых заретушировать нельзя, но их мнение никто не спросил. Инициаторов подписей за сохранение дома, которые действуют, что называется, на всякий случай. На долго ли этого запала хватит? И что делать? Как вполне приемлемый вариант развития событий, могло бы было быть обращение к частной инициативе. Ведь какая разница, чей это музей: муниципальный или частный? В последнем случаеа, так как вложены деньги, следили бы куда тщательней.
Видео дня. Тверк блогерши на фоне мечети всполошил мусульман
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео