Ещё

Цифру попробуют сделать менее лукавой 

Фото: Коммерсант
Генпрокуратура выявила 650 тысяч нарушений в сфере криминальной статистики за полгода
Масштабы манипуляций с криминальной статистикой в России сильно искажают картину состояния преступности в стране, считают специалисты. В Генпрокуратуре, которую наделили полномочиями по сбору статистики от СК, МВД и ФСБ, надеются решить проблему с помощью цифровых технологий.
Во вторник генпрокурор Юрий Чайка проведет в Крыму совещание с региональными прокурорами, посвященное «цифровой трансформации» ведомства, а также мерам по использованию информационных технологий в статистике правоохранительных ведомств. Предыдущее подобное мероприятие с участием также заместителя главы Минкомсвязи Олега Пака в начале октября прошло в Екатеринбурге. Только за первое полугодие 2017 года выявлено свыше 650 тыс. нарушений закона, связанных с учетом преступлений, а всего за пять лет их количество составляет уже несколько миллионов, рассказал «Ъ» о масштабах проблемы начальник главного управления правовой статистики и информационных технологий Генпрокуратуры Олег Инсаров.
По его словам, грубейшие нарушения в этой сфере связаны с фальсификацией статистических карточек — специальных форм, которые заполняются следователями и дознавателями МВД, СК, ФСБ, ФТС, МЧС и других ведомств для учета состояния дел в борьбе с преступностью. С 2014 года выявлено более 7 тыс. таких фактов, включая подделку прокурорских подписей и печатей. В некоторых случаях статкарточки заполнялись исчезающими чернилами, чтобы получить подпись надзирающего прокурора, а потом изменить данные о зарегистрированном уголовном деле.
«Есть составы преступлений, за расследование которых, как правило, награду не получишь, — объяснил господин Инсаров. — Расследовал ты мошенничество не в особо крупном размере, направил дело в суд. Рутинная сложная работа, но никому не интересная. Другое дело — например, ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества). Таких дел направляется в суд единицы по всей стране, поэтому каждое, учитывая значимость преступления, имеет особый вес. Ни разу не было, чтобы подделывали карточки о мелких кражах, а подделывают именно серьезные составы и показатели: большой ущерб, наличие организованной группы и так далее».
В Московской области прокуратура выявила около 300 статкарточек по одному и тому же уголовному делу, якобы направленному в суд, в которых фальсифицировали подпись прокурора. Уголовные дела по фактам таких фальсификаций, по данным прокуратуры, не заводятся из-за «невозможности установить лиц, которые их совершили».
«В одном из регионов ЮФО был случай: общественный помощник в районном УМВД по неосторожности пролила кофе на статкарточки. Потом она испугалась, что ее отругает начальство, и якобы самостоятельно переписала карточки на свое усмотрение, подделала подписи прокуроров, заказала по оттиску печать прокуратуры и проштамповала все документы. Причем такая ситуация через полгода повторилась», — рассказал господин Инсаров.
Самый распространенный способ искусственно повысить раскрываемость — заполнить вымышленными данными форму статкарточки, в которой указываются сведения о подозреваемом. В этом случае уголовное дело попадает в массив раскрытых, а соответствующий показатель растет.
Одной из основных тем совещания в Симферополе станет обсуждение проблем, связанных с внедрением в работу правоохранительных органов государственной автоматизированной системы «Правовая статистика» (ГАС ПС), которая призвана автоматизировать ввод статистических данных об уголовных делах в базу Генпрокуратуры. Сейчас она работает в пилотном режиме в 27 регионах страны. В 2018 году в надзорном ведомстве надеются развернуть ГАС ПС в полноценном режиме на всю страну. В текущем году для этого планируется завершить создание специальных защищенных каналов связи во всех региональных прокуратурах.
«Количество нарушений, выявленных Генпрокуратурой, — это только то, что удается выявить. Существующая криминальная статистика очень слабо связана с реальной преступностью», — считает младший научный сотрудник Института проблем правоприменения Алексей Кнорре. По его мнению, главная причина этого — косность «системы оценки эффективности работы правоохранительных органов или, иначе говоря, сохранение пресловутой „палочной системы“».
По словам Инсарова, для прокуратуры первоочередная задача — наладить систему получения объективной информации. «Для того чтобы увидеть, например, какого возраста люди задерживаются, сколько из них первый раз совершили преступление и на какие сроки их лишают свободы. Вот тогда мы увидим, где раскрывают серьезные преступления, а где заполняют тюрьмы и ломают судьбы», — говорит представитель надзорного ведомства.
Контроль единого статистического учета заявлений и сообщений о преступлениях был закреплен за прокуратурой в 2011 году. С тех пор все субъекты криминальной статистики, включая МВД, СК, ФТС, ФСИН, ФССП, ФСБ, МЧС и самих прокуроров, направляют в Генпрокуратуру статистическую отчетность. «Но, к сожалению, стопроцентная доля участия не у всех ведомств, — уточнил господин Инсаров. — Мы оказываемся в ситуации правового нигилизма, когда говорим, что нас наделили полномочиями, нам отвечают, что в законах о других ведомствах нет никаких указаний на этот счет».
По словам Олега Инсарова, Генпрокуратура совместно с Минюстом подготовила изменения сразу в девять федеральных законов, а также поправки непосредственно к Уголовно-процессуальному кодексу с целью закрепить статус ГАС ПС. Предполагается, что затем положение о государственном едином статистическом учете данных о преступности, следственной работе, дознании и прокурорском надзоре утвердит президент. «Эти проекты в целом поддержаны федеральными государственными органами и в настоящее время проходят согласительные процедуры по урегулированию отдельных разногласий и в ближайшее время будут внесены на рассмотрение правительства», — уверен представитель Генпрокуратуры.
Председатель экспертного совета по вопросам информационных технологий при Генпрокуратуре Иван Бегтин уверен, что переход к цифровой обработке всей криминальной статистики защитит ее от манипуляций, которые при наличии систем защиты и электронной цифровой подписи можно будет легко отследить. Более того, по его словам, такого рода «большие данные» с помощью аналитических программ в будущем позволят даже «прогнозировать преступления».
Максим Солопов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео