Ещё

Село — не бездонная бочка! Если скрыть недостатки, как их потом устранить? 

Фото: АиФ Северо-запад
Зато колхозные поля — как в соседней Белоруссии. Такие же огромные, до горизонта. И, что гораздо важнее, такие же ухоженные.
Ни садика, ни медпункта
«Самое главное богатство страны — это люди и земля, на которой они живут. Но люди разъезжаются, а земля зарастает и пустует. От нас уезжают на заработки в Петербург, Москву, потому что дома люди не востребованы. По телевизору нам не устают повторять: мол, всё у нас хорошо. Но если так постоянно твердить, то люди успокаиваются, перестают замечать недостатки и устранять их», — сетует председатель колхоза Борис Петров.
Что касается земли, то это он говорит в целом о жизни в российской глубинке. Поля, принадлежащие «Заре», ничуть не пустуют, да и на нехватку работников жаловаться грех — сейчас здесь трудится больше полутора сотен человек. Не так давно колхоз объединился с «Искрой» — соседним сельхозпредприятием, которое было на грани закрытия. И теперь одна из главных задач — привести в порядок заросшие бурьяном и кустарником искровские поля.
В диаметре территория колхоза — около 30 км. Мы едем по пыльным просёлочным дорогам мимо пашен, перелесков и деревень, а Борис Яковлевич устраивает для нас небольшую импровизированную экскурсию.
Вот деревня Кондратово. Сейчас в ней на два десятка домов ни одного местного жителя трудоспособного возраста, остались одни лишь пенсионеры. В прежние времена здесь работал и магазин, и другие объекты инфраструктуры. Но, правда, почтовое отделение исправно функционирует до сих пор.
А это деревня Гора, бывшая центральная усадьба «Искры». Вот здание бывшего медпункта. Но фельдшера досрочно отправили на пенсию, а сам медпункт закрыли.
«Хотя мы были согласны половину расходов по зарплате взять на себя, — подчёркивает наш гид. — При том, что само здание принадлежит колхозу, и не нужно было бы тратить деньги из бюджета на его содержание. Но к нашей просьбе оставить медпункт никто не прислушался, а жаль. Был случай: переехала в Гору многодетная семья, что-то около десятка детей воспитывали. Мы были довольны работой этих новых жителей, они — зарплатами, но… всего года полтора они здесь прожили и уехали в поисках лучших условий. Потому что тут теперь — ни детского садика, ни медпункта».
Трактор? Скорая помощь!
Останавливаемся возле бывшей искровской фермы. До объединения с «Зарёй» здесь содержали около 100 голов крупного рогатого скота, сейчас — примерно 550. И коровы, и телята выглядят ухоженными, при виде нас никто от голода не мычит, лишь равнодушно провожают глазами.
«Здешняя заведующая — очень ответственный и добросовестный человек, за свою ферму болеет душой. Если надо, может и сама вместо доярки встать. Трудовой коллектив даже однажды выдвинул её кандидатуру на звание Заслуженного работника района. К сожалению, большинство депутатов районного Собрания это предложение не поддержало. Честно скажу, было обидно», — комментирует наш собеседник.
Но вообще, по его мнению, животноводство сейчас в загоне, а нынешние субсидии на молоко от государства — не субсидии, а лишь видимость.
«Ну, нет денег у государства на то, чтобы их увеличить, так пусть бы оно тогда контролировало закупочные цены, — кипятится Петров. — А то ведь получается так. Привозишь молоко на молокозавод, а там говорят: возьмем его по такой-то цене. Эта цена убыточна для селянина! Но куда денешься, если её диктуют заводы-монополисты, а не устанавливает государство? Наш колхоз выживает только за счёт того, что у нас большое поголовье — около 2,5 тыс. голов крупного рогатого скота. По этой причине нам и цену дают за молоко неплохую. А вот тем, у кого стадо небольшое, гораздо сложнее выживать».
В этом году из-за сильных ливней немалая часть колхозных пашен оказалась в буквальном смысле слова под водой, которая не спешила уходить даже несколько недель спустя. Соответственно, пострадал урожай.
Подъезжаем к рапсовому полю, на котором работает пара комбайнов. Неподалёку от них стоит старенький трактор ДТ-75. Оказывается, он здесь выполняет функцию скорой помощи: когда комбайн застревает в грязной жиже, в которую из-за ливней превратилась пашня, он тут же его вытаскивает. Потому что если в таких случаях каждый раз вызывать буксир с центральной усадьбы, больно много времени будет уходить.
«Сейчас у нас, селян — горячая пора. А военкомат сразу семерых механизаторов у меня на сборы забрал. Ещё и из-за этого мы часть урожая потеряли, — возмущается председатель колхоза. — Я и к военкому, и в областную администрацию ездил: мол, дайте хоть урожай убрать. А мне в ответ — ничем не можем помочь, и про обороноспособность толкуют. Так ведь мои ребята её на своём месте и обеспечивали, потому что голодный солдат — это не солдат. В соседней волости работы нет, молодежь по мегаполисам разъехалась, их никто и не ищет. А наши работники — тут, на месте, их найти легко».
Никто не виноват
Есть у него претензии и к многочисленным дачникам, скупившим опустевшие дома в колхозных деревнях. Говорит, что те, как люди «культурные», массово вывозят свой мусор подальше от дома — прямо на засеянные поля. Местные-то жители выбрасывают его прямо возле своих участков. Потому что знают, что потом этот мусор своим же трактором на поле и «словят», или скотина на пастбище им отравится. А везти свои отходы на официальный полигон ТБО и тем, и другим далеко.
«Принято считать, что село — это бездонная бочка, в которую сколько денег не вбухай, всё мало будет. Но, во-первых, сельскому хозяйству нужна не любая поддержка, а такая, чтоб от неё эффект потом был. То есть, это всё заранее просчитывать надо, — убеждён Петров. — А во-вторых, только в этом году наш колхоз должен будет заплатить около 20 млн рублей налогов. Так не берите с нас эти деньги, мы их на собственное развитие потратим.
Беда ещё и в том, что у районной власти нет ответственности за нас и таких, как мы. Земля запущена, люди уезжают, и никто в этом, выходит, не виноват! А власти лишь ждут, когда им в очередной раз подкинут денег из области, а потом ещё тратят их как попало. Нет у деревни перспективы. Но исчезнет деревня, загнутся и райцентры. Они — следующие на очереди. Власть должна создавать условия для нормальной работы, а сейчас всё пущено на самотёк.
В советские времена наш колхоз был «середнячком». Если б все 26 хозяйств района сохранились и платили сейчас, как мы, по 18-20 млн налогов в год, Порховский район бы процветал. Ведь наши люди могут хорошо работать. Пример — наш колхоз, работники которого поверили своим специалистам и совместными усилиями сохранили хозяйство. А соседние хозяйства сгинули без поддержки властей».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров