Ещё

Фамилией не торгую 

Фамилией не торгую
Фото: Вечерняя Москва
Судьба героев любой революции часто складывалась трагически. Это история мстила тем, кто вмешивался в ход ее событий. А как складывались судьбы потомков революционеров?
Одним из активных участников Октябрьской революции, человеком, руководившим захватом Зимнего дворца, был Владимир Антонов-Овсеенко, партийно-государственный и военный деятель.
Судьба этого человека, как и судьбы многих из тех, кто искренне верил в идеалы революции и беззаветно служил им, сложилась трагически: в 1938 году он был расстрелян «за принадлежность к троцкистской террористической и шпионской организации».
О том, как сложились судьбы потомков Антонова-Овсеенко, «Вечерке» рассказал его внук Антон Антонов-Овсеенко. Поделился он и своим взглядом на некоторые события революции.
Пророчество отца
Мой отец — Антон Владимирович Антонов-Овсеенко — провел в лагерях в общей сложности 13 лет. За то, что был сыном человека, которого советская власть причислила к троцкистам, притом что троцкизм сам по себе — не преступление. Отец вернулся из мест не столь отдаленных глубоко больным человеком. Во всех смыслах.
Первое время жил в Тамбов е, фактически в ссылке: таким, как он, запрещалось проживание в ста крупнейших городах СССР.
Там я и родился. У нас были сложные отношения: во многом из-за того, что ему пришлось пережить. Папа почему-то думал, что в будущем меня обязательно ждет тюрьма. Он не объяснял, почему пророчит мне такую судьбу. В память врезался такой случай. Антон Владимирович учил меня маленького чистить картошку. Получалось это у меня не очень аккуратно, я срезал слишком толстую кожуру, за что и получил по уху со словами: «Еще насидишься, еще наешься картофельной шелухи». Я не понимал смысла этих слов, но мне было больно и страшно.
В шесть лет я пошел в школу, причем отец отправил меня в интернат для трудновоспитуемых, откуда забирал домой изредка, не каждые выходные. Через полгода меня оттуда забрали совсем — плакал, не переставая. Вообще же, в школьные годы меня «болтало» по стране — я учился и в Москве, и в Сибири, когда жил у матери.
Именно потому, что отец считал, что моя взрослая жизнь пройдет в местах заключения, он отправил меня в Ленинград в медучилище и нашел мне комнату в коммуналке.
Антон Владимирович как никто знал, что в лагерях выживают люди «нужных» профессий: врачи, повара, мастера по ремонту одежды и обуви, артисты… Но медицинское образование я так и не получил: вернулся в Москву, окончил вечернюю школу, устроился на работу учеником печатника в типографию издательства «Советский художник», окончил журфак .
Несмотря ни на что, отец не терял связи с родственниками видных революционеров. Не единожды я оставался у  — вдовы , которая нянчилась со мной. К нам с отцом в гости приходила внучка красного командира  — Елена Щорс.
Род продолжается
Мало кто понимает, что носить фамилию Антонов-Овсеенко — если не крест, то довольно ощутимая ноша. Сколько я себя помню, всякий раз, когда совершал какую-то ошибку, в спину слышалось шипение: «Как ты мог — с такой-то фамилией!» Если же удавалось добиться каких-то успехов, то говорилось уже с завистью: «Ну конечно, с такой-то фамилией!» Подобное мне приходится слышать и по сей день. Школьные учителя-историки, можно сказать, млели от моего присутствия на уроках, особенно когда изучались события 1917 года: «Вот Антоша обязательно должен знать»… В 2009— 2010 годах, когда я работал в пресс-службе известной общественной организации, мне передали слова одного из ее вице-президентов, который произнес по моему адресу: «А этот что — фамилией приторговывает?» Что послужило причи— ной для такого вывода, для меня до сих пор загадка. Но многие почему-то считают, что носитель такой фамилии родился с серебряной ложкой во рту. Но всего, что у меня в жизни есть, я добился своим трудом.
Дочь моя Мария — взрослая барышня, собирается рожать третьего сына, моего внука, и, соответственно, правнука легендарного Владимира Антонова-Овсеенко.
А у меня 2 февраля 2017 года родился сын Даниил, он и будет продолжать наш род официально.
И как бы трудно ему ни пришлось в жизни, наша фамилия заслуживает того, чтобы ее уважали.
Трагическая ошибка
Я занимаюсь изучением событий 1917 года. Во многом мой путь облегчили рассказы отца о деде.
Кстати, у нас в семье на протяжении уже трех поколений передается скороговорка «разнервничавшегося конституционалиста нашли акклиматизировавшимся в Константинополе».
Чтобы ее повторить, необходимо сначала уяснить смысл. Папа рассказывал, да и у деда это есть в опубликованном, что через день после 25 октября, когда корпус генерала подошел к Пулковским высотам для подавления Октябрьского переворота, дед с товарищами отобрали на улице Петербурга машину у греческого консула. Дед сел в автомобиль, сказав: «Извините, революционная необходимость», — и уехал на Пулковские высоты организовывать отпор Краснову…
Яркий эпизод Гражданской войны, в котором фигурирует имя моего деда, — Тамбовское восстание. Вместе с  они подавили бунт крестьян в Тамбовской губернии. По моей оценке, нужно было, наоборот, поддержать восставших: у людей отбирали то, что те заработали своим трудом. И мотивы восстания можно понять и объяснить.
Ошибка большевиков в том, что они отдали приоритет пролетариату и беднейшему (Ленин это особенно подчеркивал) крестьянству.
Нужно было поддерживать богатейшее крестьянство, а не союз рабочих с сельским пролетариатом. Из такого альянса рождается сталинизм, что и доказала история. Но и мой дед, и Тухачевский, и другие представители советской номенклатуры были убеждены, что действуют во благо.
Если бы они пошли по пути, например, Англии XIX века, то страна получила бы другое развитие. Но история, как известно, не терпит сослагательного наклонения.
ДОСЬЕ
Антон Антонов-Овсеенко родился в 1962 году.
Журналист, писатель, доктор филологических наук. Автор книг «Большевики 1917», «Три войны России с Украиной», «Журналистика XXI» и других.
Подписывайтесь на канал «Вечерней Москвы» в Telegram!
Подпольный миллионер запугивает новоселов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео