Ещё

О д'Артаньяне в Молдове могли знать задолго до книг Дюма 

Фото: Sputnik Молдова

Хотите взглянуть по-иному на жизнь известного историко-литературного героя?

Шарль Ожье де Батц де Кастельмор, взявший себе и фамилию матери — д'Артаньян, как многие знают, на самом деле существовал и только потом, через 200 лет, попал в орбиту литературных интересов Александра Дюма-отца.

Если бы не Дюма, то мир никогда не узнал бы об этом знаменитом в свое время мушкетере, наперснике кардинала Мазарини и доверенном лице Людовика XIV. Однако сегодня можно смело предположить, что о реальном, нелитературном д'Артаньян в Молдове слышали еще при его жизни, то есть, в XVII веке. Давайте узнаем, почему так могло быть.

Во Франции

Немного предыстории. В середине XVII века Франция переживала апогей своего становления как государства с абсолютной властью короля. Для этого Париж усмирял крупных дворян, рефлексирующих по былым вольностям, уравнивал в правах своих подданных — католиков и протестантов — и во всю грызся с соседями — Испанией, Англией и германскими княжествами.

Одним из эпизодов этой продолжительной череды войн стало взятие французскими войсками крепости Дюнкерк на побережье северного моря. Фортецию контролировали испанцы. В помощь себе французы пригласили украинских казаков, которые были не прочь заработать и пограбить, пока не началась очередная бойня с османами. Переговоры о найме казаков на французскую службу вел будущий гетман Украины Богдан Хмельницкий. Он вместе с атаманом Иваном Сирко в 1645 году во главе 2,6 тысячи человек отправился в Западную Европу, во Фландрию, где вели множество боев.

Не станем пересказывать, как французы вместе с казаками брали Дюнкерк — этого материала довольно в открытом доступе. Отметим лишь, что штурм в итоге увенчался успехом во многом благодаря полководческому таланту и природной смекалке казачьих атаманов. А многим позже Шарль де Голль назвал Ивана Сирко национальным героем Франции.

На тот момент в полку королевских мушкетеров уже лет 12 служил д'Артаньян, человек, который вопреки выдумке Дюма снискал себе славу не дуэлянта, а славного рубаки на полях сражений против врагов Франции. Знаменитый гасконец не был тогда еще ни лейтенантом, ни капитаном мушкетеров — все это будет позже. А пока он ходил в атаку в первых рядах, где и положено было быть мушкетерам, и благодаря своему природному любопытству мог заводить новые знакомства с диковинными для него людьми с Востока — казаками. Как проявил себя д'Артаньян при штурме Дюнкерка и других военных операциях, в которых участвовали казаки, мы доподлинно не знаем — саму его биографию современные исследователи продолжают собирать по сущим крупицам упоминаний в документах того времени и часто натыкаются на несоответствия. Но современникам д'Артаньян запомнился честным храбрым человеком, а такие качества куются смолоду. Гасконцу на тот момент было едва больше тридцати лет — уже давно сформировавшийся мужчина. И если казаки в пылу сражений видели удаль и доблесть д'Артаньяна, то они, всегда ценившие в мужчине такие качества, не могли их не отметить.

В Молдове

А теперь же давайте перенесемся на восемь лет вперед в Молдавское княжество. Там сын Богдана Хмельницкого Тимофей, уже женившись на дочери господаря Василия Лупу Руксанде собирал объединенные молдавско-казацкие войска против господаря Валахии Матея Басараба и претендента на Ясский стол Георгия Штефана. Сводное войско прошло половину Валахии, но у Тырговиште потерпело поражение от валахов и трансильванцев и повернуло назад. Этот непродолжительный поход, как и любое совместное предприятие, сдружил представителей разных народов.

Не стоит сомневаться, что были там и те казаки, кто участвовал во фландрской кампании на стороне Франции. Гораздые хвалиться своими ратными подвигами, они, возможно, рассказывали молдавским воинам о боевых буднях под Дюнкерком и, не исключено, что затрагивали в своих историях заслуги французов, в том числе и элитных мушкетеров, в рядах которых воевал и д'Артаньян.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео