Ещё

Альт. Любовь. Рок-н-ролл 

Фото: Ревизор.ru

Априори соглашаемся, тембр альта способен передавать все оттенки как возвышенной Venera urania, так и телесной Venera vulgaris. Но точно прописанное программное содержание многих услышанных 10 сентября пьес выстроилось в актуальную ныне иную тему: любовь — это стремление индивидуума к свободе, противопоставление отдельной личности диктату судебной системы или масс-медиа. Заявленная серьёзная тематика легла на плечи, вернее, смычки всего трёх альтистов. Организатор, художественный руководитель и ведущий вечера Сергей Полтавский, огневая не только цветом волос, но и харизматичностью Ирина Сопова, и сдержанно-аристократичный Михаил Ковальков. Команда поддержки — десять музыкантов на разных, не только традиционных инструментах и солист, чтец и вокалист.

Открыл программу лидировавший в анонсах броский эпатажный номер. Роберт Дэвидсон. McLibel. Российская премьера. Музыкальная иллюстрация к самому долгому в истории Англии 19-летнему судебному процессу нескольких активистов против компании «Макдоналдс». Подлинные материалы –речи по-английски мужским и женским голосом транслировались в записи, сдобренные имитирующими радио помехи спец эффектами. Леонид Друтин (саксофон), Евгений Субботин (скрипка), Михаил Ковальков (альт) и Тома Жукова (контрабас) сосредоточенно выигрывали довольно банальный киношный мотивчик, успевший надоесть, пока к финалу в остинато не услышалось нечто до боли знакомое, почти цитата из «Время, вперёд» Георгия Свиридова.

После мешанины непонятной речи и звуков особенно контрастно воспринимались следующие две пьесы. Обе премьерные, специально написанные для Альтового фестиваля. Авторы, молодые и симпатичные, присутствовали в зале. Артур Зобнин назвал альтовый дуэт «Горы и равнины», предлагая всем желающим позже увидеть рельефные линии, заглянув в партитуру. Но при том не отказался от влияния карпатско-гуцульских мотивов. Что ж, двойные флажолеты на пиано создавали иллюзию утра в горах с перекличкой пастушьих свирелей. И даже невольная при такой технике неточность интонации казалась аутентичной фольклору. Давнее слаженное партнёрство Ирины Соповой и Сергея Полтавского как всегда не только слушалось, но и смотрелось, как театр двух актёров.

Сольная пьеса «Заговор» Марианны Голубенко посвящена Михаилу Ковалькову. Он исполнил технически сложный объёмный «Заговор» с полной отдачей, подчеркнув в академической фактуре свежий стиль композитора.

Правда, оба автора, на мой взгляд, выиграли бы, сократив хронометраж своих опусов.

Следующий номер взбодрил и удивил не столько музыкой, а видеорядом. Ойвинд Торвунд, Krull Quest. Михаил Ковальков сменил амплуа, став в наушниках и со звукоснимателем электро-альтистом. Сергей Полтавский проецировал с компьютера на экран мультик, имитацию древней 8-битной игры-стрелялки. Герой «ручки-ножки-огуречик» был вооружён инструментом, подозрительно похожим на скрипку или альт, он бегал, летал, нападал, прятался. Забавно! Хотя музыка сама по себе не особо интересная.

Как глоток чего-то простого и чистого прозвучали после две короткие (что тоже важно!) пьесы Алексея Айги. «Типа Вальс» — мелодичный и грустный сыграл квартет: Евгений Субботин, Михаил Ковальков, Евгений Румянцев (виолончель) и Михаил Басов (труба).

Ещё оригинальней состав инструментов Айги придумал для Clichy — к Румянцеву и Субботину присоединился Сергей Полтавский, Анна Орлова (фортепиано) и Наталья Береславцева, изящно сидевшая на полу на коленях, добавляя нежных капелек на игрушечном рояле.

Для завершения первого отделения вновь были задействованы электроника и проекция.

Якоб тер Вельхаус (Jacob TV) создал произведение в коллажной технике под названием Grab it. По-русски примерно: Хватай (его). Сергей Полтавский с альтом (в наушниках), Павел Сёмин (бас-гитара) и Петр Талалай (ударные) выдавали нечто, близкое к тяжёлому року по децибелам и драйву, сопровождая заготовленную аудио-дорожку, смонтированную из коротких фраз интервью приговорённых, смертников. Эти же слова шли на экране титрами, мелькали фотографии лиц. Не соскучишься!

После антракта прозвучало приятное для слуха Трио –это такое название — Мэтью Макконнелла, посвящённое его маленькой дочке. Изюминку к альту (Сергей Полтавский) и виолончели (Евгений Румянцев) добавлял снова игрушечный рояль, теперь на коленях возле кукольного инструмента опустилась Анна Орлова.

Далее наши три основных солиста-альтиста соревновательно выступили в каноническом сочетании альт плюс фортепиано. Пьесы у всех оказались точно подобранными под темперамент исполнителей.

Майл Найман. Viola and Piano. Ирина Сопова развернулась здесь вовсю. Какой же красивый у неё звук даже без вибрато в начале! А далее пошла демонстрация всех технических возможностей инструмента, закончившаяся очень эффектной горячей кодой. Достойным партнёром Ирины был за роялем Александр Шайкин.

Хауке Хардер, как нам рассказал ведущий и исполнитель опуса Сергей Полтавский, кроме композиторского образования имеет и диплом физика-ядерщика. 80/120 BPM — компьютерный заголовок пьесы буквально отражал характер музыки, жёсткой, математически выстроенной, где превалировал скрежет на баске. Аккомпанировала Анна Орлова.

После северогерманской суровости произведение Павла Карманова Autumn Lives (Осенние листья) слушалось у Михаила Ковалькова и Александра Шайкина романтически ясным. Изобилие пиццикато напомнило о дождевых каплях на листьях. Самое время!

Заключительный номер концерта вновь, как и на первом вечере 19 августа, принадлежал американцу Фредерику Ржевскому. Coming Together –Собираемся вместе. И снова солирует (как и тогда в «Маяковском») чтец-декламатор. Только вместо стихов — рубленые фразы по-английски из уст заключённого. О том, как он душевно вырос за полгода в тюрьме, и как «приближение великого единения влияет на скорость уходящего времени». Документальные слова реально жившего человека, пацифиста по убеждениям, взрывавшего офисы, чтобы привлечь внимание общественности к теме. Закончил сей «миротворец» печально, был убит во время тюремного бунта. Главный герой здесь, безусловно, актёр мюзикла «Метро» Дмитрий Варёнкин с поставленным голосом выигрышной фактурой и личным обаянием, подчёркнутым ярко-красным комбинезоном, близком по фасону и цвету робе американского зека. Сергей Полтавский снова оказался умелым компьютерным рулевым, инструментальное сопровождение обеспечили Евгений Субботин, Ирина Сопова, Наталья Береславцева на своей родной флейте, Тома Жукова и Анна Орлова, Евгений Румянцев на электрогитаре. Действо, постепенно нарастая по динамике и накалу выкрикиваемых фраз, завораживало как шаманское камлание. И, не смотря на мрачное происхождение текста и судьбу автора, оставило позитивное впечатление.

Не обошлось и без «биса» совсем вольного жанра. Кавер песни группы Velvet underground мастерски спел Дмитрий Варёнкин, взяв в руки акустическую гитару. В группе поддержки почти из всех участников концерта артистично смотрелась Ирина Сопова с бубном.

Говорят, полезно вставать из-за стола с чувством лёгкого голода. Наверное, к музыке такое правило применимо с оговорками. Слуховая и эмоциональная насыщенность во время долгих благодарных аплодисментов казалась полной. Но заявление Сергея Полтавского, что " встретимся через год, на следующем Viola is my life" присутствующие встретили с энтузиазмом.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео